Чингиз Абдуллаев.

Завещание олигарха

(страница 3 из 18)

скачать книгу бесплатно

Встав перед дверью, он немного отдышался и позвонил. За дверью раздались голоса. Он нахмурился, услышав мужской голос. Ринат уже догадывался, кто именно может оказаться за дверью. Это был ее двоюродный брат Семен, которого он ненавидел. В их спорах Лиза часто приводила в пример своего упитанного брата, успешно занимавшегося рекламой и торговлей и сумевшего купить подержанный «БМВ» и приобрести своей семье большую квартиру. Семен был идеалом не только для Лизы, но и для всей семьи. Его считали самым умным и самым успешным человеком среди всех остальных родственников. Семен не скрывал своего презрения к Ринату, считая его журналистскую профессию «работой голодранцев», так он обычно выражался. И никогда не приглашал Шарипова к себе домой, предпочитая видеть у себя только свою двоюродную сестру.

Дверь открылась, и на пороге появился упитанный Семен.

– Здравствуй… те, – на всякий случай сказал Семен, изображая радость и протягивая руку. Ринату пришлось пожать эту пухлую руку и даже позволить себя обнять. Семен так радовался, словно давно не видел пропавшего родственника, которого искренне любил.

– Добрый вечер, – оглядываясь по сторонам, Ринат вошел в квартиру.

Из большой комнаты выбежала Катя. Она бросилась к отцу и обняла его.

– Здравствуй, папка, – громко сказала девочка, – я так соскучилась.

– Здравствуй, лохматик, – он обычно так называл дочку, – я тебе принес одну английскую игру, – он достал из кармана небольшую компьютерную игру, купленную по его просьбе Тамарой, и передал коробку дочери. Та запрыгала от радости.

– Она вас так любит, – умиленно прошептал Семен.

Ринат удивленно обернулся. Этот тип раньше всегда ему тыкал. А сейчас вдруг перешел на «вы».

Из большой комнаты появилась со скорбным выражением лица Лиза. Она была в темно-зеленом платье какого-то жуткого покроя. Она кивнула бывшему мужу:

– Здравствуй, Ринат. Спасибо, что вспомнил и о нас, смертных.

Он нахмурился. Эту женщину уже невозможно переделать.

– Проходите, проходите в комнату, – суетился Семен, подталкивая их в гостиную. Ринат вошел и обомлел. На столе выстроилась целая батарея дорогих напитков. Стол был завален едой. С правой стороны чинно сидели: мордастая супруга Семена, похожая на него, словно они были братом и сестрой, и два их упитанных сыночка. Все трое испуганно смотрели на отца, заталкивающего в большую комнату их бывшего родственника.

– Спасибо, – кивнул Ринат. – Добрый вечер, – поздоровался он с родственниками.

Все трое сразу поднялись под строгим взглядом отца и вежливо поздоровались. И никто из них не решился сесть до тех пор, пока Шарипов не сел на свое место во главе стола.

Катя побежала в свою комнату, чтобы рассмотреть новую игру. Лиза прошла в комнату и села с левой стороны, рядом со своим двоюродным братом. Семен достал одну бутылку водки и услужливо налил своему бывшему родственнику.

– За ваше здоровье, – подобострастно произнес он, вытягиваясь перед Ринатом.

«Ну и тип», – подумал Шарипов, пригубляя свою рюмку.

Пить ему не хотелось, голова по-прежнему болела.

– Садитесь, – махнул рукой Ринат, – не нужно стоять.

– Конечно, конечно. Мы здесь все свои, по-родственному… – Семен обвел руками свою семью. Он действовал на них, как удав на мелких животных, гипнотизируя жену и детей.

– Что за сбор? – поинтересовался Ринат. – По какому случаю собрались?

– Вас встречаем, – уважительно сказал Семен, – мы подумали, что вам будет приятно…

– Ну, хватит, – поморщился Ринат, – раньше меня и на порог не пускали в свою квартиру, а сейчас такое угощение устраиваете. Не нужно, Семен, я не такой дурак, как вы думаете…

– Я ничего не думаю, – осторожно заметил Семен, – вы очень уважаемый человек, и вас теперь знает вся Москва.

– Это не меня знают, – угрюмо ответил Шарипов, – а мои деньги.

При упоминании о деньгах его бывшая супруга наконец вмешалась в разговор.

– Он не дурак, – вдруг зло произнесла Лиза, – он мерзавец.

– Лиза, – возмущенно воскликнул ее брат, – не нужно так выражаться за столом. Здесь дети.

– Пусть они тоже слышат, какой у меня был муж, – Лиза начала заводиться, и теперь ее трудно было остановить, – сейчас он миллиардер, не знает, куда деньги девать. Все газеты пишут о его безумных тратах на эту певичку. А он сидит здесь и делает вид, что ничего не происходит. Дарит своей родной дочери дешевые подарки, а на чужих людей тратит миллионы.

– Я не трачу миллионы, – возразил Ринат, – и вообще, давай закончим этот ненужный спор. Зачем вы меня позвали? Что ты хотела мне сказать?

– Успокойся, Лиза, – Семен посмотрел на двоюродную сестру таким страшным взглядом, что она наконец замолчала. – Дело в том, что наша Лиза решила прикупить небольшой участок, – пояснил Семен, сладко улыбаясь, – хороший участочек недалеко от Москвы. Там уже стоит небольшая дачка, но я пообещал Лизе снести этот старый домик и построить новый дом. Мне для сестры ничего не жалко. Пускай там живут. И дочь, и Лиза. Говорят, что свежий воздух очень нужен ребенку. Пускай на все лето переезжают.

«С чего бы это? – хотел спросить Ринат, но у него болела голова, и поэтому он решил не связываться. – Пусть делают что хотят».

– Поздравляю, – сказал он, – если хотите, то стройте дом. Можете даже два дома построить. А меня зачем позвали?

Семен снова вскочил, подливая Ринату водочки. Ласково улыбнулся.

– Участочек очень хороший. Рядом речка протекает. Двадцать соток почти. Очень хороший участок. И деревья растут.

– Я понимаю, что хороший, – нетерпеливо сказал Ринат, – сколько он стоит? Вы ведь позвали меня из-за этого. И целый спектакль решили устроить. Сколько стоит ваш участок?

– По нынешним временам недорого, – все еще улыбаясь, пояснил Семен, – только две десяточки.

– Я не совсем понимаю ваш жаргон, – брезгливо заметил Ринат, – что значит «две десяточки»?

– Двадцать тысяч, – пояснил Семен.

– Долларов? – уточнил Шарипов.

– Да, – радостно хохотнул Семен, – не наших же деревянных. Двадцать тысяч долларов.

– Хорошо, – решил Ринат, – раз там будут строить дом, то я куплю этот участок. Или лучше пришлю вам завтра двадцать тысяч долларов.

Семен посмотрел на Лизу. Улыбка начала таять на его лице. Лиза тяжело задышала, но пока молчала.

– Вы меня не совсем поняли, – очень тихо произнес Семен, – двадцать тысяч долларов не за весь участок, а только за одну сотку. Участок стоит четыреста тысяч долларов.

– Что? – Ринат поднялся. Четыреста тысяч долларов. Они совсем сошли с ума.

– Четыреста тысяч и плюс пятьдесят на разные расходы, – пояснил Семен, – но это совсем недорого. Мы сговорились по очень хорошей цене, я даже не думал, что они нам так уступят.

– Пусть сами живут на своем участке, – решил Ринат, – я могу снимать дачу на все лето для Лизы и Кати в течение многих лет на такую сумму денег.

– У них будет своя дача, – пояснил Семен.

– За полмиллиона долларов? – Ринат покачал головой, – вы решили, что я не просто миллионер, а сумасшедший миллионер. Я не могу позволить себе покупать такие участки.

– Участочек очень хороший, – все еще пытался убедить его Семен, – но это не ваши траты, а ваше вложение капитала. В вашу девочку. Земля будет дорожать, и скоро там сотки будут стоить и тридцать, и сорок тысяч. Можно заработать в два раза больше.

– Вот пусть другие и спекулируют землей, – решительно подвел итог Шарипов, – и становятся еще богаче. А мне это не нужно.

– Ты не миллионер, – вдруг напомнила Лиза, – ты миллиардер. И для тебя полмиллиона долларов вообще не деньги. Чего ты сидишь здесь и торгуешься? Тебе не стыдно? Ради собственной дочери не хочешь пожертвовать и одной копейкой.

– Какой копейкой? – он уже устал от этого базарного торга. – При чем тут моя дочь? Ты не заметила, что я стою, а не сижу. Вы позвали меня, чтобы выманить у меня почти полмиллиона долларов. Совсем с ума посходили? Я всегда помогал и буду помогать Кате, но при чем тут полмиллиона долларов? Почему нельзя снимать дачу в другом месте или купить участок за меньшую цену?

– У нас нет загородного дома, – крикнула Лиза, – пока все твои друзья плещутся в собственных бассейнах, твой собственный ребенок должен сидеть в московской жаре, в старом доме, без бассейна. И дышать московской пылью.

– Я возьму ей абонемент в хороший бассейн, – попытался ответить Ринат, но эти слова разозлили бывшую жену еще больше.

– Чтобы твоя дочь дышала хлором в этом общественном бассейне? – закричала Лиза, – ты посмотри на него, Семен, он и сейчас ничего не хочет понимать. Речь идет о здоровье его единственной дочери, его кровинушки. А он стоит и высчитывает, как лучше ему сэкономить свои деньги.

– Перестань орать, – негромко попросил Ринат, – хватит устраивать истерики. Я не жалею денег для обучения дочери, плачу тебе по пять тысяч долларов в месяц. И тебе все мало. Когда у меня ничего не было, тебе хватало на жизнь, а сейчас мало…

– Ты посмотри, что он говорит, – продолжала кричать Лиза, – Катя, иди сюда. Быстрее иди сюда, моя девочка. Посмотри на этого мерзавца своего отца. Он не хочет нас содержать. Он попрекает нас куском хлеба.

Семен поставил свою рюмку на стол и угрюмо опустился на стул. Он решил, что ему вообще лучше не вмешиваться в эти споры. Катя вбежала в комнату со своей игрушкой в руках.

– Это твой отец, – брызгала слюной Лиза, – он думает только о себе. Только о своем кармане. Ему наплевать, что будет с тобой. Ему до тебя нет дела…

– Я ухожу, – зло произнес Ринат, – мне надоели твои истерики…

– Это ты меня сделал такой, – снова закричала Лиза, – я дура была молодая, вышла за тебя, поверила такому прохвосту, как ты…

– Выйдите отсюда, – приказал Семен, обращаясь к жене и детям. Все трое послушно поднялись и, как небольшое стадо упитанных бегемотов, прошли в другую комнату. Ринат невольно улыбнулся, глядя им вслед.

– Он еще и смеется, – показала на него пальцем Лиза, – ты видишь, Катя, как он к нам относится. Твой отец ненавидит тебя и меня. Он нас обеих ненавидит.

– Зачем ты так? – горько спросил Ринат. – Разве можно такое говорить ребенку.

– Можно. И нужно, – она вдруг увидела компьютерную игру в руках девочки. – Ты хочешь откупиться своими дешевыми подарками? У тебя ничего не получится. Дай сюда мне эту гадость, – она вырвала игрушку из рук ребенка и вдруг с силой бросила ее на пол. Игрушка разлетелась на куски. Девочка всхлипнула.

– Сволочь ты, – убежденно сказал Ринат, – вот поэтому я с тобой и развелся. Ты больной человек, Лиза.

Девочка продолжала плакать. Он подошел к ней, взял ее за плечи, поднял, обнял.

– Ничего, – прошептал он дочке, – не плачь. Я куплю тебе две такие игрушки. Еше лучше прежних. Только ты не плачь, лохматик. Я ведь тебя люблю, и ты об этом знаешь.

– Зачем она сломала мою игру? – всхлипнула Катя.

– Ничего, – сказал Ринат, – я найду тебе еще лучше. А завтра пришлю, не волнуйся.

– Отдай мне моего ребенка, – Лиза с силой вырвала у него из рук девочку, – не плачь, моя родная, не нужно плакать. Мама для тебя все сделает, все, что ты захочешь.

Ринат сжал зубы так, что они заболели. Затем он повернулся к Семену.

– Чей это участок? Кто владелец участка?

Семен оглянулся на Лизу и ничего не сказал.

– Кто хозяин? – повысил голос Шарипов.

– Одна фирма, – выдавил Семен. Глазки у него бегали.

– Которая обещала тебе комиссионные, – понял Ринат, – только быстро. Не ври. Я все равно узнаю. Обещали или нет? Ты ведь не стал бы просто так строить дом. Скажи честно!

– Мне положена комиссия. Так делают во всем мире.

– Какая реальная цена? Только учти, что я все сам проверю. Ты мои возможности знаешь. Подниму всех риелторов, все подмосковное правительство, но точную цену узнаю. Сколько?

– Сто сорок тысяч, – выдавил Семен.

– Ах ты, гнида. А мне говоришь, что четыреста пятьдесят. Поэтому я тебе сразу и не поверил…

– Сто сорок? – повторила Лиза. – А ты мне говорил триста сорок…

– Помолчи, – гневно прервал ее Семен.

– Как это помолчи? – снова начала заводиться Лиза. – Ты у меня на глазах наживаешься, а я должна молчать. И еще семью свою привел, чтобы нас обмануть. Какие сто сорок? Ты еще нам дом строить будешь, благодетель нашелся.

– Я для вас старался, – Семен поднялся. Посмотрел на стол. Было понятно, что ему жалко оставлять на столе дорогую еду и столь внушительное количество бутылок. Он колебался.

– Забирай свое барахло, – весело разрешил Шарипов, – и расскажи сыновьям, как ты на своей сестре хотел заработать. Забирай, забирай, не стесняйся.

– И заберу, – с достоинством сказал Семен, доставая из серванта три больших пакета. Он деловито сложил большую часть бутылок в первый пакет, пересыпал во второй пакет еду. В третий начал складывать пироги.

– Не забудь огурчики малосольные, – насмешливо произнес Ринат, – и салаты, салаты тоже забери.

– Ты запомни, Лиза, что я всегда был на твоей стороне, – гордо сказал Семен, – и он тебе не пара. Я это всегда говорил.

– Пошел вон, – громко произнес Ринат, – чтобы я тебя больше здесь не видел.

Семен поднял все три пакета и направился в коридор. Выходя, он не выдержал и еще раз обернулся. Такие деньги уплывали у него из рук. Он уже даже рассчитал, куда их можно потратить.

– А насчет участка я могу договориться по приемлемой для вас цене с учетом моих комиссионных.

– Гнида, – с удовольствием повторил свои слова Ринат, – пошел вон.

Семен вздохнул и вышел из комнаты. Было слышно, как он коротко приказал детям и жене следовать за ним. Потом послышался стук закрываемой двери. Ринат сел на стул, снова привлекая к себе девочку. Она все еще всхлипывала. Лиза не стала ее удерживать. У нее было такое несчастное лицо.

– Не плачь, – попросила мать, – я не нарочно.

Катя огорченно вздохнула.

– Она не нарочно, – с лицемерным видом повторил Ринат, – и вообще перестань плакать. Ты уже взрослая девочка, ходишь в школу. А завтра я пришлю тебе два подарка. И не нужно так переживать.

Он наклонился и поцеловал дочку. Затем повернулся, чтобы выйти из гостиной. И в этот момент Лиза позвала его.

– Ринат, – тихо произнесла она, – ты меня извини. Я иногда так глупо срываюсь. Сама не понимаю, что со мной происходит. Я не хотела, чтобы все так получилось. Я сама не своя в последнее время. Ты на меня не обращай внимания. Врачи говорят, что это из-за того, что у меня нет мужчин. Смешно, правда? Но я не хотела, чтобы все так вышло. И у нас с тобой. И сегодня… Честное слово, не хотела. Это было какое-то наваждение. И Семен сказал, что участок хороший. Я не думала, что он станет обманывать…

– Он всего лишь пытался провернуть удачную финансовую операцию, – с отвращением произнес Ринат, – сейчас это так называется. Наколоть свою сестру, обмануть ее бывшего мужа и вытянуть из них побольше денег – это коммерческая предприимчивость. А раньше называлось подлостью. Или спекуляцией. Хотя сейчас все бывшие спекулянты и фарцовщики – самые уважаемые люди.

Он помолчал, а затем неожиданно сказал:

– Может, отправим Катю куда-нибудь в закрытую английскую школу для девочек? Я могу оплатить самую хорошую школу. Как ты думаешь?

– Не знаю, – ответила Лиза, – только ты ее не отнимай у меня. Если я останусь одна, то сойду с ума. Честное слово, сойду с ума.

Ринат подумал, что она права. Если Лиза останется одна, то ей будет совсем плохо. Может, отправить их в Англию вместе? Там им будет лучше, чем здесь. И она избавится от влияния своего двоюродного брата.

– Если хочешь, я действительно куплю тебе этот участок, – предложил Ринат.

– Не хочу, – твердо ответила Лиза, – я больше ничего не хочу.

– Я его куплю, – решил Шарипов, – девочке действительно нужно чаще бывать на воздухе. И старайся ее не обижать. Она не виновата, что мы с тобой были такими дураками. До свидания.

Он еще раз поцеловал дочку и вышел из квартиры, мягко затворив за собой дверь. Уже спускаясь по лестнице, он вспомнил о разбитой игре. «Нужно будет срочно заказать такую же игру, – подумал Ринат. – И узнать, где находится этот дачный участок».

Глава 4

В автомобиле он решил, что нужно позвонить Светлане. Она была солисткой группы «Молодые сердца». Сразу несколько подобных групп выступали на современной эстраде. Они были созданы по одному и тому же проекту, словно их штамповали в одной творческой лаборатории. Три полураздетые девушки изображали певиц, при этом одна из них должна была быть непременно брюнеткой, другая – шатенкой, а третья – блондинкой. Никого не интересовал настоящий цвет волос и вокальные способности каждой из девушек. Проект запускался, он раскручивался, девушек могли время от времени менять. Кто-то уходил, кто-то приходил, но одно оставалось неизменным – название группы и гонорары продюсеров. Такие группы собирали большие концертные площадки, часто пели на закрытых вечеринках, их показывали по всем телевизионным каналам.

Светлана Лозовая считалась девушкой Рината. Несколько месяцев назад он оплатил все издержки продюсеру группы Альберту Бронштейну и увез девушку с собой на Сейшелы. Потом он купил ей трехкомнатную квартиру в центре города и еще одну машину. Но сейчас она улетела с группой в Киев, где должны были состояться их концерты. Ринат не возражал, он немного устал от своей пассии. Достав телефон, он набрал ее номер. Женский голос сообщил, что абонент недоступен. Шарипов поморщился, похоже, у нее в этот момент был концерт.

– Куда едем? – спросил Талгат, поворачиваясь к шефу.

– Не знаю, – честно ответил Ринат. После скандала в его прежнем доме возвращаться обратно к себе в огромную двухэтажную квартиру не очень хотелось. Даже когда он одновременно включал все три телевизора и домашний кинотеатр, квартира казалась пустой, словно большой склеп. – В какой-нибудь клуб, – попросил Шарипов, – только так, чтобы нас там не узнали.

Талгат посмотрел на Павла. Тот молчал. Выбирать всегда должен сам хозяин.

– У Баррикадной есть «Беверли-Хиллз», – наконец напомнил Павел, – там показывают стриптиз. Можно заехать и в «Доллс», там тоже есть стриптиз.

– Нет, – недовольно сказал Ринат, – я не хочу в стриптиз-клуб. Выберите что-нибудь другое. И желательно подальше от центра города.

– Поехали в Черемушки, – решил Талгат, – там у метро «Новые Черемушки» есть неплохой клуб. Собирается в основном молодежь, танцует, общается. Мне о нем рассказывала одна знакомая девушка.

– Где там клуб? – спросил Павел.

– Свернешь с Профсоюзной, и я покажу куда ехать, – ответил Талгат.

Оба автомобиля направились на юг. Ринат задумчиво смотрел в окно. Еще совсем недавно он передвигался по городу в рейсовых автобусах и на метро. А теперь ездит в шикарных автомобилях с охранниками. Как неожиданно изменилась его жизнь. И все благодаря человеку, который, не колеблясь, убил самых близких ему людей. При воспоминании о Глущенко Ринат нахмурился. Трудно быть обязанным даже хорошему человеку. А когда ты обязан всем своим счастьем и новой жизнью такому чудовищу… Поневоле становишься циником.

Он взглянул на затылки своих охранников. Интересно, что думают о нем парни? Каким его видят? Раньше он мог бы написать интересный репортаж о трансформации молодого человека, превратившегося из романтика, мечтающего о духовном совершенствовании, в законченного циника с запросами ублюдка. А сейчас?

Как давно он не читает книг, не смотрит интересных телевизионных программ! Только дурацкие юмористические передачи и концерты. Иногда слушает новости. Никаких книг, никаких газет. Зачем обогащать себя духовно, если ты наследник миллиардера. Твои деньги никогда не закончатся. Это невозможно в принципе. Ты всегда будешь очень богатым человеком, независимо от того, какие книги ты читаешь и что ты собой представляешь. И сразу пропадает интерес к этой жизни. Выходит, что ты и есть самый умный, ведь у тебя денег больше, чем у любого из окружающих тебя людей. Самое интересное, что и они тоже так считают. Раз ты самый богатый, значит, ты и есть самый умный, самый толковый, самый талантливый.

Он провел рукой по лицу. Может действительно куда-нибудь уехать? В Индию к йогам или в Тибет к монахам. Но для чего? Какая должна быть мотивация, чтобы все бросить и уехать?

Для чего? Он и так владеет всем, о чем только мог мечтать. Он может выполнить любую свою мечту, купить любую понравившуюся ему вещь, любого понравившегося ему человека. Он может все. Для чего ему нужны эти монахи или йоги, для чего ему нужно ходить в музеи или библиотеки, засоряя свою голову ненужными знаниями. Ведь знания должны приносить практическую пользу прежде всего. А какая практическая польза может быть у миллиардера от новых книг или новых знаний?

Ринат вспомнил, как после чемпионата мира во Франции все ведущие журналы и газеты перепечатали интервью с героем финального матча Зиданом, который помог разгромить, казалось, непобедимых бразильцев. Зидан играл великолепно, он стал национальным героем Франции. Но когда этого парня, вышедшего из бедных кварталов Марселя, спросили, что он читает, Зидан честно признался, что вообще не читает книг. Эти слова футболиста тогда покоробили Рината. Выходит, что можно стать национальным героем такой страны, как Франция, и не обязательно при этом читать книги. Потом было откровение Виктории Бэкхем, жены известного футболиста и певицы, которая созналась, что вообще никогда в жизни не читала книг. Эта семья считалась культовым символом Англии. Как смешно устроен мир. Франция и Англия, две великие цивилизации, давшие миру такую культуру, науку, искусство, и вдруг такие культовые персонажи в двадцать первом техногенном веке.

Спустя восемь лет, уже на чемпионате мира в Германии, все тот же Зидан, снова великолепно выступающий в играх мундиаля, продемонстрирует всему миру уровень своей внутренней культуры, боднув в финальном матче итальянского защитника. И вся Франция ринется на его защиту. Даже президент напишет ему письмо, в котором будет выражаться восхищение его талантами. Выяснится, что Зидан не просто невоспитанный человек, но он еще и трусливый лжец. Он придумает сказку о якобы нанесенном ему неслыханном оскорблении, за которое он вынужден был ударить своего соперника. При этом все сразу забудут, что он был самым грубым игроком на чемпионате и имел до этого в своем послужном списке четырнадцать красных карточек. Но что можно требовать от человека, который вырос в нищете на улицах Марселя, в самых грязных кварталах этого города. Он научился великолепно играть, стал кумиром миллионов мальчишек, но не научился себя вести и держаться достойно. Эту науку он так и не смог постичь. Может, она ему и не была нужна? Может, гораздо важнее, что он не мучился от сознания собственной неполноценности, не обуреваемый никакими нравственными сравнениями.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Поделиться ссылкой на выделенное