Чингиз Абдуллаев.

Взгляд Горгоны

(страница 2 из 7)

скачать книгу бесплатно

– Шесть человек, – задумчиво повторил Дронго, – они сейчас все на даче?

– Я собрал всех, – кивнул Горбовский, – сегодня суббота. И мы даже позвали Наташу, хотя обычно отпускаем ее в субботу вечером.

– Наташа – это няня вашей дочери?

– Да. Мой брат тоже приехал. И сына я вызвал. В общем, все, кто был на даче три дня назад. Я не хочу, чтобы они уезжали. Мне важно, чтобы они были у меня перед глазами. Завтра воскресенье, и все они останутся у нас на даче. У меня довольно большой дом в три этажа. Двенадцать комнат. Места всем хватает.

Дронго задумался.

– Я готов заплатить любой гонорар, – торопливо сказал Горбовский.

– Дело не в гонораре, – ответил Дронго, – скажите мне откровенно, вы уверены, что это нужно делать? Что нужно искать человека среди ваших родных? Разочарование бывает ужасным. А если это ваша супруга? Или ваш брат? Как вы потом будете с ними жить? Какие отношения поддерживать? Может быть, вам нужно заплатить деньги и не узнавать, кто отправлял это письмо.

– Я об этом думал, – глухо произнес Горбовский, – три дня думал. Но нет, мне нужно знать. Я хочу знать, почему этому человеку нужна такая сумма. Я хочу знать, как он мог решиться на подобное. Если это моя жена, то зачем ей столько денег? Может, она собирается со мной разводиться? Или если это мой брат? Куда он потратит такую сумму? На какую цель? И почему не попросил у меня денег по-доброму? Нет, нет. Я должен все узнать. И поэтому прошу вас мне помочь.

– В таком случае я готов ехать с вами, – кивнул Дронго. – Мне важно, чтобы вы дали характеристики каждому из людей, находившихся в момент смерти Виктора на даче. Каждому. И постарайтесь быть объективным.

– Хорошо. С кого начать?

– С кого хотите. Я должен получить хотя бы приблизительный портрет каждого из членов вашей семьи.

– Начнем с моей матери, – виновато улыбнулся Горбовский, – ее зовут Римма Алексеевна. Ей под семьдесят. Крепкая старуха, никогда не болела. Долгие годы работала директором школы. Сейчас на пенсии. Я ее старший сын. Иногда живет у нас на даче. Иногда остается у себя на квартире.

– Дальше…

– Моя жена Виктория. Тридцать четыре года. У нас с ней семилетняя дочь. Мы женаты уже восемь лет. Она была замужем, разведена. И у нее, и у меня это второй брак. Детей от первого брака у нее нет. Ее бывший муж работает в шоу-бизнесе, продюсер каких-то телевизионных передач. В последние годы у нее иногда шалит сердце. Мы даже выезжали в Германию на обследование. Врачи говорили, что ей нельзя рожать, но она тогда настояла на своем. В общем, у нас хорошие, ровные отношения.

– Она знает о вашей связи с Наташей?

– Нет, конечно. Даже не догадывается.

– Продолжайте…

– Наташе тридцать два года. Умница. Знает французский и английский. Закончила университет, стажировалась в Сорбонне. Личная жизнь не сложилась. Несколько лет встречалась с одним иностранцем, но он так и не решился на ней жениться. Есть женщины, которые отпугивают мужиков своим умом или энергией.

В общем, она работает у нас уже больше года. Честно говоря, первое время я не обращал на нее внимания. Но однажды по телевизору начали показывать эту игру… вы, наверно, видели… когда отвечают на вопросы и выигрывают миллион. Она сидела в гостиной с моей дочерью. И представьте, она ответила без подсказки на все четырнадцать вопросов. На все. И часто даже отвечала без вариантов ответов. На четырнадцатом вопросе отвечавший на телеэкране мужчина срезался. А Наташа ответила верно. Вот тогда я впервые и обратил на нее внимание. Ну а потом это случилось как-то нечаянно.

Как-то Виктория взяла дочь и уехала в парикмахерскую. Мы с Наташей остались одни в доме. Завязался разговор. Выяснилось, что она человек с тонким вкусом, чуткий, эмоциональный. В общем, тогда я впервые ее поцеловал. И она довольно резко меня оттолкнула. Потом мы не разговаривали целый месяц. Я думал, что она уволится. Но через некоторое время она снова начала мне улыбаться. А потом мы опять оказались одни. И на этот раз она меня не оттолкнула. Вот такая история моего морального падения.

– Выводы сделаем потом, – заметил Дронго, – рассказывайте дальше.

– Мой сын Антон. Ему девятнадцать лет. Учится в МГИМО. Мы хотели послать его за рубеж, но он сам выбрал этот институт. Учится хорошо, я сам проверял. Он мой сын от первого брака. Часто приезжает ко мне на дачу. Его мать вышла замуж, и у нее прекрасный муж. Он геолог, доктор наук, возглавляет какую-то лабораторию. Вдовец. У него свои дети и даже есть внучка. Немного смешно. Получается, что моя первая жена сейчас бабушка. – Горбовский невесело улыбнулся, потом продолжил: – На даче присутствовали мой брат Аркадий и его жена Рая. Аркадий моложе меня на три года. Он кандидат наук, ведущий специалист в институте биологии. Два раза работал за рубежом. Говорят, что хороший специалист. Сейчас трудится над докторской. Его супруга Раиса – врач. Кажется, травматолог. Работает в больнице. Они женаты уже шестнадцать лет, и у них есть дочь, которая сейчас проходит стажировку в Германии…

– Вы помогли? – спросил Дронго.

– Да, конечно, – кивнул Горбовский, – девочка очень толковая, я думаю, она должна продолжить образование за рубежом. Вот, собственно, и все. Шесть человек, о которых мы говорили. Есть еще моя дочка – Мая. Ей семь лет. Но я не думаю, что Маю можно включить в список подозреваемых.

– Я тоже не думаю, – улыбнулся Дронго, – но кроме них, на даче было еще три человека. Расскажите мне о каждом из них.

Горбовский оглянулся на дверь. В соседней комнате листал журналы Саша.

– Они не могли, – убежденно сказал он, – я сам проверял.

– И тем не менее, – настаивал Дронго, – давайте завершим нашу предварительную часть. Можете рассказать о каждом из них?

– Конечно, могу. Саше – двадцать четыре года. Вернулся из армии несколько лет назад. Работал в охранных системах, потом перешел ко мне. Прекрасный, отзывчивый, душевный парень. Не женат. Собирается учиться дальше. Мой садовник Акоп работает у нас уже восемь лет. Он приехал в Москву еще в восемьдесят девятом из Баку. Очень хороший садовник. У него четверо детей. Все уже взрослые, все учатся и работают. Жена, кажется, тяжело болеет, я доставал ему лекарства для нее. Еще один охранник Гена, стоял у дверей. Его я знаю хуже. Но он уже на пенсии, ему за пятьдесят. Раньше работал в милиции, кажется, сержантом. Строгий, малоразговорчивый и непьющий. У него язва, и он не употребляет спиртного. Геннадий работает сутки через двое. Охраняет нашу дачу. Вот и все наши персонажи, – невесело закончил Роман Андреевич.

– Ясно, – кивнул Дронго, – а теперь покажите мне ваши раны.

– Что? – приподнялся с дивана Горбовский. – Вы мне не верите? Вы думаете, что я вас разыгрывать сюда пришел? Ну знаете…

– Извините, – тактично, но твердо прервал его Дронго, – дело не в моей вере. Я хочу убедиться в абсолютной искренности ваших слов, перед тем как начну расследование. Поймите и не обижайтесь. У меня бывали случаи, когда меня обманывали.

Горбовский сел обратно на диван.

– Поставьте себя на мое место, – предложил Дронго, – если вдруг к вам приходит незнакомец и рассказывает подобную историю. Все ведь может быть немного по-другому.

– В каком смысле? – недовольно спросил Роман Андреевич.

– Предположим, что неизвестный гость намеренно убил одного из своих водителей и теперь хочет найти свидетеля, который видел сцену убийства. Согласитесь, что это несколько меняет акценты в расследовании данного дела.

– Вы мне не верите, – печально произнес Горбовский, – наверно, вы правы. – Он привстал и снял с себя пиджак. Затем закатал рубашку на правой руке. Она была перевязана.

– Открыть бинты? – угрюмо спросил Горбовский.

– Не нужно, – кивнул Дронго, – одевайтесь. Я все понял. И не стоит на меня обижаться. Я обязан был поступить так.

Горбовский надел пиджак.

– Значит, вы согласны? – спросил он.

– Мы поедем вместе, – ответил Дронго, – но постарайтесь выполнить две мои просьбы. Во-первых, никому не говорить о цели моего приезда на дачу…

– Обязательно.

– И во-вторых, не обижаться на меня за мои действия. Мне ведь наверняка придется спрашивать вас о неприятных вещах и затрагивать вашу личную жизнь. Вы меня понимаете?

– Да, – судорожно кивнул Роман Андреевич. – Я согласен.

ГЛАВА 3

Черный «Мерседес» ждал, когда откроются ворота. Они медленно раскрывались.

– Здесь специальная система защиты, – объяснил Роман Андреевич, – в случае необходимости их можно мгновенно закрыть. А вот открываются они медленно. Охранник должен видеть всех, кто приехал на дачу. Хотя однажды это не помогло, – добавил он и отвернулся.

– Машина въехала во двор. За ним следовал джип охраны. Дача занимала довольно большое пространство, Дронго подумал, что здесь примерно полтора гектара площади. Земля в подобных местах настолько дорогая, что на эти деньги можно было купить хороший дом в Москве. Интересно, каким образом Горбовский обошел закон, запрещавший скупать подобные участки? Наверно, оформил участки на всех своих родственников.

Автомобиль остановился. Горбовский вышел из машины. Следом вышли Саша и Дронго. «Мерседес» развернулся и поехал в другую сторону. За ним развернулся и джип.

– Разве они не остаются на даче? – уточнил Дронго.

– Нет, – ответил Саша, – водитель оставляет машину в нашем гараже, в городе. А когда нужно, их вызывают. Зачем оставаться здесь? Тогда водителям придется ночевать на даче. И всем охранникам. На даче всегда только два охранника. Если понадобится, здесь есть и своя охрана всех участков. Рядом отделение милиции. Да и наши могут всегда подъехать, – объяснил он, – а в гараже у нас стоят две машины, если надо срочно куда-то выехать.

Навстречу Горбовскому бежала девочка, одетая в голубые джинсы и розовую майку. Сходство с отцом было поразительное. Она бросилась к нему на шею.

– Это моя Маечка, – сказал он, поворачиваясь к Дронго.

– Мая, куда ты убежала? – Из-за кустов показалась высокая молодая женщина в белых джинсах и белой рубашке. У нее были светлые вьющиеся волосы, большие голубые глаза, красивая фигура.

– Здравствуй, – сказала она Горбовскому и, подойдя, поцеловала его в щеку.

– Это моя жена, – представил ее Роман Андреевич, целуя супругу, – это наш гость. Господин Дронго. Он останется сегодня у нас на даче.

– Хорошо, – сказала супруга, – я еще не отпустила тетю Катю. Попрошу ее приготовить комнату для гостей.

– Правильно, – кивнул муж. Он опустил дочь на землю, и в этот момент его супруга сказала требовательным голосом:

– Наташа, заберите девочку, она мешает Роману Андреевичу.

На дорожке показалась другая женщина. Она была в серой длинной юбке и в синей рубашке. Длинные волосы были перехвачены синей лентой. Внимательные, осмысленные карие глаза, тонкие губы, большой открытый лоб. Она была по-своему красива, и особый шарм придавали лицу ее глаза, этот ее осмысленный взгляд.

– Мая, – строго сказала она, – ты убежала, не закончив урока английского.

Увидев Горбовского, женщина чуть запнулась, затем коротко кивнула ему в знак приветствия.

– Здравствуйте, Наташа, – сказал Горбовский, оглядываясь на Дронго, – а это мой друг, господин Дронго.

– Очень приятно. – Наташа протянула руку. У нее было крепкое, почти мужское рукопожатие.

– Добрый вечер, Роман Андреевич, – подчеркнуто нейтральным голосом произнесла Наташа, – я пойду с Маей продолжать заниматься, если вы разрешите.

– Конечно, – кивнул Горбовский, – мы не будем вам мешать.

Наташа увела девочку, которая явно не хотела уходить. Саша понес пакеты в дом.

– Кто такая тетя Катя? – уточнил Дронго. – Вы о ней не говорили.

– Это наша кухарка, – объяснил Горбовский, – заодно она помогает жене следить за домом. Что-то вроде домоправительницы. Я не говорил о ней, так как ее в тот день не было на даче. Она уехала на базар за продуктами.

Они прошли в дом. Большая гостиная была обставлена в английском стиле. Повсюду стояли светильники. Много живых цветов. Сразу за гостиной был небольшой каминный зал с тяжелым дубовым потолком.

– Извините, – сказал Горбовский, – я вас оставлю. Пойду переоденусь.

Он прошел к лестнице, чтобы подняться на второй этаж. Навстречу ему спускался мужчина средних лет с заметно выпирающим животиком. Он был в мягких светлых брюках и расстегнутой рубашке. Увидев хозяина дома, он всплеснул руками:

– Ты уже приехал? А мне говорили, что ты вернешься поздно вечером.

– Я закончил свои дела раньше, – ответил Горбовский, – познакомься, пожалуйста, Аркадий. Там внизу наш гость – господин Дронго. А это мой младший брат Аркадий Андреевич. – Представив их друг другу, Горбовский пошел по лестнице вверх, развязывая на ходу галстук.

Аркадий Андреевич спустился и протянул руку гостю.

– Добрый вечер, – радушно сказал он, – вы, наверно, работаете вместе с Романом?

Дронго ответил невразумительной улыбкой, которая могла означать все что угодно.

– Пойдемте в каминный зал, – предложил Аркадий и подмигнул гостю, – вы у нас еще не были. Не знаете, что самая лучшая комната в доме – это каминный зал. Там находятся два больших бара с очень неплохой коллекцией коньяков. Вы любите коньяк?

– Как вам сказать? – ответил Дронго, не любивший коньяк. Он обычно пил только вино. Иногда любил текилу. Но уж никак не коньяк.

– А я люблю, – победно сказал Аркадий Андреевич, увлекая за собой гостя.

Они вошли в каминный зал, и Аркадий, пройдя к книжной полке, нажал скрытую за ней пружину. Открылся бар, сделанный прямо в стене.

– Какой прекрасный фокус, – умилился Аркадий, направляясь к бару и доставая бутылку коньяка. Он вытащил два пузатых бокала и щедро налил в них коньяк.

– Ваше здоровье, – сказал он, поднимая бокал. Дронго пригубил свой бокал. Коньяк был действительно хорошим, но его не следовало пить таким грубым способом. Он повертел в руках бокал.

– Вы, наверно, эстет, – рассмеялся Аркадий. Он был неуловимо похож на Романа. Только лицо было более мягкое, словно черты были более размытые. Редкие волосы торчали островками по краям головы. В отличие от старшего брата в нем не чувствовалось никакой энергии, никакого стержня.

– Садитесь, – показал на глубокое кресло Аркадий, усаживаясь в другое, – вы, наверно, финансист? Кто вы по профессии?

– Я юрист, – ответил Дронго.

– Тоже хорошо, – кивнул Аркадий, – сейчас вообще время юристов и экономистов. Самые нужные профессии. Чтобы знать, как уворовать у государства денег и не отвечать за это, – расхохотался он. Затем поднял свой бокал. – Ваше здоровье.

– Спасибо, – ответил Дронго, снова чуть пригубив. Аркадий снова выпил до дна. Потом, поморщившись, поднялся и прошел к бару.

– Здесь раньше шоколад был, – сказал он, заглядывая в бар. Затем, повернувшись, быстро вышел из каминного зала, ничего не сказав своему собеседнику. Дронго остался один. Через несколько секунд Аркадий вернулся с двумя шоколадными конфетами, очевидно, взятыми из вазы. Одну конфету он протянул Дронго, а другую оставил себе. Затем снова налил коньяк в свой бокал. И взглянул на бокал гостя.

– Вы ничего не пьете, – удивился Аркадий, – не нужно так себя вести. В этом доме привыкли радоваться жизни и наслаждаться ее прелестями. За ваш приезд. – Он снова выпил до конца. Развернул бумажку конфеты и, откусив половину, с хрустом зажевал.

– Вы часто бываете на даче? – улыбнулся Дронго, сделав один глоток.

– Не часто, – грустно ответил Аркадий, – когда меня сюда пускают, – тихо сказал он, озираясь по сторонам, – эта стерва, жена моего брата. Она считает, что родственники мужа позорят ее благородное семейство. Вы можете себе представить? – И опять налил себе.

– Возьмите мою конфету, – предложил Дронго, увидев, что Аркадий доедает свою.

– Вы благородный человек, – восхитился Аркадий, – только тихо. Никому ни слова. А то меня опять начнут пилить. Все вместе на меня набросятся и начнут. Мама, жена и еще эта цыпочка. Жена моего брата.

Он икнул и снова выпил. Дронго посмотрел на бутылку. Половины уже не было. Такой коньяк нельзя пить как брагу. «Впрочем, это не мое дело», – подумал Дронго.

– У вас, наверно, на даче хорошо, – спросил Дронго, – всегда спокойно, тихо…

– Ничего себе тихо, – удивился Аркадий, – да у нас каждый день что-то случается. В прошлом месяце нашего соседа-бизнесмена убили. Прямо у дома застрелили. Вместе с водителем. А на этой неделе у нас тут один мужик загнулся. Выпил, понимаешь, и в бассейн наш полезть захотел. Бывший водитель Ромы. Ну и поскользнулся. Головой об край и сразу на тот свет.

– Не повезло бедняге.

– Вот именно не повезло. Хотя я думаю, что все правильно. Говорят, что этот тип был наркоманом. И вообще дважды сидел. Очевидно, Бог решил, что пора забирать свое несовершенное творение, и в результате несчастный тюкнулся головой и отправился прямиком на встречу со святым Петром. Вы знаете, говорят, что святой Петр сидит у врат небес с ключами в руках. И я не понимаю логики. Если Петр решает, кому и куда идти, то, значит, он самый главный, а не его господин.

– Между прочим, вы богохульствуете, – добродушно заметил Дронго, – не советую вам говорить подобное в присутствии других людей.

– А вы думаете иначе? – удивился Аркадий. – И вообще, разве может мыслящий человек верить в эту чепуху? Получается, что наверху сидят и ждут нас, когда мы туда прибудем. Какая чушь! Что делать со столькими душами? Места не хватит. И потом, сколько может существовать душа? Тысячу лет? Миллион? Миллиард? И почему нашей души не было, до того как она появилась в нашем теле? Где она была, я вас спрашиваю?

– Мне трудно вести разговор на богословские темы, – заметил Дронго, – у меня несколько другая профессия.

– Не хотите говорить, – сказал Аркадий, снова наливая себе, – вот все вы так. Не хотите портить отношений с Богом. На всякий случай. Все вы понимаете, что его нет. Но на всякий случай не хотите портить отношений. А вдруг он есть. Вот вы верите в рай?

– Не верю, – ответил Дронго, – хочу поверить, но не верю.

– Ну, тогда вы наш человек. Давайте еще раз выпьем, – предложил Аркадий.

– Но я верю в ад, – вдруг сказал Дронго.

Аркадий вздохнул. Посмотрел на своего собеседника.

– Что вы такое говорите? – недовольно спросил он. – Какой ад? Где вы его видели?

– Очень часто, – ответил Дронго, – в душах людей, в их поступках, в их трагических ошибках, которые они совершают.

– Вы философ, – кивнул Аркадий. Он хотел снова выпить, но неожиданно отставил бокал. – Вот что я вам скажу как биолог. С точки зрения науки Бога нет. А с точки зрения той же науки без Бога мы не могли возникнуть. И разум не мог появиться. Ну никак не мог. Вот и гадай теперь – есть Бог на самом деле или его нет.

– Опять полез в каминный зал, – раздался женский голос, и Аркадий, залпом выпив свой бокал, быстро поставил его на столик. В каминный зал вошла женщина невысокого роста. Очевидно, среди ее предков были азиаты, у нее были узкие, вытянутые глаза на круглом лице. Волосы ее были собраны назад. Женщине было не больше сорока. Она вошла в зал и, увидев Дронго, замолчала.

– Ну что ты, Раечка, – добродушно сказал Аркадий, вставая, – этот товарищ – знакомый нашего Ромы. Он приехал к нам на дачу сегодня впервые. И я ему немного рассказывал о нашей семье, о наших традициях. О нашей даче.

Вошедшая взглянула на поднявшегося Дронго и мрачно кивнула ему.

– Здравствуйте, – строго сказала Рая. И снова посмотрела на мужа: – Ты уже выпил полбутылки коньяка? Мы еще не садились ужинать. Виктория опять будет ругаться, говорить, что ты выпил их лучший коньяк.

– Как тебе не стыдно перед посторонним человеком, – всплеснул руками Аркадий, – неужели ты не видишь, что эта бутылка была давно открыта. И мы только сели за столик, когда ты вошла.

– Я ничего не сказала, – пожала плечами Рая. Она обернулась к Дронго и выдавила из себя улыбку, – надеюсь, вам у нас понравится.

После того как она вышла, Аркадий Андреевич вздохнул и снова налил себе.

– Вот так всегда, – меланхолично заметил он, – как только начинаешь умную беседу, стремишься в небеса, тебя немедленно опускают вниз и еще бьют мордой об стол. Скажите, вы женаты?

– Да, – кивнул Дронго, подумав о Джил.

– В таком случае вы меня понимаете, – буркнул Аркадий, – жениться нужно в сорок лет, когда все уже закончено. Раньше нельзя, иначе к сорока годам вы получите мегеру, которая будет вас терзать. В сорок лет нужно брать молодую девушку, чтобы вместе с ней состариться. Когда вам будет шестьдесят, ей будет сорок. И вы одновременно начнете угасать. Это я вам как биолог говорю.

– Я знаю мужчин, которые не угасают и в восемьдесят, – улыбнулся Дронго.

– Ну и прекрасно. Значит, в шестьдесят им нужно находить новых жен. И снова стареть вместе с ними. Тогда через двадцать лет они все равно вместе дойдут до кондиции.

– Интересная точка зрения, – вежливо согласился Дронго, – а если вдруг произойдет сбой в организме, как раз когда я буду менять жен? Это получится, что с первой я расстался, а со второй еще не сошелся. Что тогда делать?

– Схоластический спор, – возмутился Аркадий, – ничего страшного. Нужно не порывать резко с одной. А оставаясь с первой, уже встречаться со второй. У некоторых это получается, – с явным подтекстом сказал он, показывая наверх. Было понятно, что он говорит о своем старшем брате. Хотя разница между супругой Романа Андреевича и его любовницей была всего в несколько лет.

Дронго не стал ничего уточнять, однако было понятно, что секрет Романа Андреевича, который тот столь тщательно скрывал ото всех, на самом деле был давно известен его младшему брату. И возможно, не только ему одному. Он мог и забрать фотографии у погибшего, а затем решить шантажировать старшего брата, чтобы получить деньги. Иначе откуда он узнал о связи Романа Андреевича с Наташей? Ведь он говорил, что редко бывает на даче.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное