Чингиз Абдуллаев.

Выбери себе смерть

(страница 4 из 16)

скачать книгу бесплатно

– Есть еще один вариант. Пятнадцатого Реваза и его спутницу в отеле прописал некий Коля. Может, мы можем узнать подробности у него?

– Слушай, – еще раз удивился Арчил, – ты откуда такой умный? Поехали быстрее. У меня машина с ребятами стоит у западного входа. – Со мной приехал Манучар, может, возьмем и его? – спросил Дронго.

– Не надо. У меня есть своя охрана.

– Я не для этого, – усмехнулся Дронго. «Ну и психология у этих ребят!» – подумал он.

Через несколько минут они уже мчались на роскошном «Мерседесе» Арчила через весь город. Арчил, позвонив прямо из автомобиля, узнал адрес дежурившего в тот день Коли. За ними, не отставая, шел еще один «Мерседес» с тремя боевиками явно кавказского происхождения.

Они добирались долго, почти целый час. Наконец оба автомобиля въехали во двор девятиэтажного дома.

– Поднимемся вдвоем, – предложил Арчил.

Они еще долго ждали, пока придет лифт, затем медленно поднимались на восьмой этаж. Потом долго стучались. Никто не отвечал.

– Может, я позову кого-нибудь из ребят? – предложил Арчил.

– Не нужно, – сказал, осматривая замок, Дронго, – я постараюсь открыть дверь.

К своему удивлению, он возился долго – целых двадцать минут. Арчил терпеливо ждал, выкурив две сигареты «Кэмел». Он предложил их Дронго, но тот, никогда не куривший, отказался, обратив внимание на характерный прикус Арчила на окурках сигарет. Наконец дверь открылась. Всюду горел свет. Играла музыка.

– Наверное, хозяин скоро придет, – предположил Дронго.

Арчил, кивнув головой, прошел в одну из комнат. Дронго, осмотрев коридор, двинулся следом. На полу с разбитой головой лежал хозяин квартиры.

Арчил достал еще одну сигарету.

– Кажется, он мертв, – спокойно сказал он.

Дронго осторожно наклонился над телом убитого, потрогал пульс.

– Тело еще теплое, – озабоченно сказал он. – Его убили за несколько часов до нашего прихода, может, даже еще позже.

– Кто-то знал, что мы приедем, – понял Арчил. – Интересно получается.

– Кроме вас и меня, не знал никто, – возразил Дронго, поднимаясь.

– А Манучар? – Арчил сохранял абсолютное спокойствие.

– Он был весь вечер со мной. Мы расстались за минуту до того, как я вошел в номер.

– Значит, это ты, – спокойно сказал Арчил.

– А может, ты, – так же спокойно парировал Дронго.

Между ними лежал еще не остывший труп.

ГЛАВА 6

В последнее время Колчин все чаще задумывался над семейными проблемами ветеранов КГБ. Как правило, у обычных офицеров, работавших в отделах и управлениях центрального и местных аппаратов, все было в полном порядке – у разведчиков, специалистов широкого профиля, курсировавших по странам мира, оперативников семейная жизнь не налаживалась. Они словно моряки уходили в плавание на долгие месяцы, оставляя семьи, и не все жены выдерживали такое изнурительное ожидание. Семьи распадались, а вновь и вновь отъезжающие офицеры не спешили заводить новые.

Миф о верных супругах, ждущих своих мужей десятилетиями, оставался только мифом. В жизни все было мельче и грязнее.

У погибшего Бахтамова тоже не удалась семейная жизнь. Жене надоели его частые отлучки, и она, хлопнув дверью, просто ушла к другому, уведя с собой пятилетнего сына. Другой был старшим продавцом комиссионного магазина этого островка капитализма в прежнем строго социалистическом мире.

Уже выйдя на пенсию, Бахтамов нашел другую, еще не совсем опустившуюся, женщину, и поселился у нее. Клавдия Орлова была в молодости красивой женщиной, но с годами появился тяжелый подбородок, морщины под глазами, оплыла фигура. Кроме того, она почти двадцать лет одна растила двоих детей после смерти своего первого мужа, а это никогда не проходит бесследно для женского лица и характера. Вызвав ее утром по телефону, Колчин позвонил в УВД города, попросив обеспечить явку Магомедова и Умарова. Орлова пришла точно в назначенное время. Она была немного удивлена, зачем еще она могла понадобиться этому страшному учреждению, которого, несмотря на все демократизации, сильно побаивалась.

Сначала разговор шел о пустяках. Колчин расспрашивал Орлову о ее жизни, обещал помочь с пенсией Бахтамова. Они, правда, не успели зарегистрироваться, но по еще бывшим советским законам при ведении совместного хозяйства можно было рассчитывать на пенсию погибшего друга.

– Скажите, Клавдия Николаевна, – спросил вдруг Колчин, – в прошлый раз вы говорили мне, что знали о связях вашего мужа, – он называл Бахтамова все время только так, – и некоторых чеченцев. Вы сами присутствовали на их встречах?

– Присутствовала, – подтвердила женщина низким голосом, – приходили. Я ему все время говорила: не доведут до добра эти азиаты. Уж я их, разбойников, знаю.

– А вот эти бланки платежных поручений, которые мы у вас нашли, вы раньше видели?

– Не помню, – удивилась Орлова. – Вы тогда спросили: это ваши? А я в бумагах его не разбиралась, царство ему небесное, строгий был человек, не любил, когда трогали его вещи. Ну, коли из моего дома вышли, стало быть, мои. Я и сказала, что наши.

– А вы до этого таких бумаг не видели?

Орлова снова внимательно посмотрела на бумаги.

– Если подумать, нет, кажись, не видела.

– У вас был кто-нибудь дома после смерти вашего мужа?

– Все были, – удивилась женщина, – народу пришло немного, но люди были. Его друзья, мои родные, дети. Я от детей ничего не скрывала. Хороший человек был.

Она уже готова была пустить слезу, когда Колчин выхватил фотографию, полученную утром из Минска.

– А вот этот человек к вам не приходил?

Орлова долго рассматривала фотографию Иванченко.

– Нет, – убежденно сказала она, – никогда его не видела, никогда не приходил. Это точно.

– В прошлый раз вы сказали, что ваш муж несколько раз встречался с Умаровым. Как они договаривались о встрече?

– Звонили и договаривались, – удивилась женщина.

– Кто звонил обычно первым? Ваш муж или Умаров?

– Муж звонил. Этот чеченец не посмел бы звонить, да у него и нашего телефона не было. Просто он приезжал, когда муж его вызывал.

– Вашего мужа убили прямо в подъезде дома. Простите, Клавдия Николаевна, вы убеждены, что это были чеченцы?

– А кто же еще? – удивилась женщина. – Кто, кроме них, окаянных, решится на такое? Они, точно они.

– Но соседи никого не видели, только слышали выстрелы.

– Мне Умаров сказал еще на похоронах, – вспомнила вдруг женщина, – жаль, мол, Бахтамова, хороший был человек. А этот подлец Хаджиев кого хочешь может убить.

– Он вам сказал, что это сделал Хаджиев? – насторожился Колчин.

– А кто же еще? – спросила Орлова. – Вы ведь пистолет его нашли и пальцы, на нем оставленные. Его пальцы, Хаджиева?

Оружие они действительно нашли, и довольно быстро. Экспертиза подтвердила, что именно из него был убит бывший полковник спецподразделения «Рай» Бахтамов. На оружии были отпечатки пальцев Хаджиева. Тогда это дало возможность сделать торжествующему Колчину окончательный вывод об убийце. Теперь он прекрасно понимал, почему они так быстро нашли оружие. Кому-то было выгодно свалить все это на чеченцев. Кто-то очень местный выпустил всю обойму, дважды выстрелив в стену, чтобы видели почерк дилетанта, кто-то подложил им Хаджиева и его оружие. Точно по такой же схеме убрали в Минске полковника Иванченко. Или он умер сам? Нет, теперь Колчин не верил в сердечные приступы бывших офицеров КГБ. Нужно будет затребовать и протоколы вскрытия. Пусть эксперты центрального аппарата посмотрят еще раз.

Он сделал пометку у себя в блокноте.

– Давайте пропуск, – сказал он женщине, – я отмечу его.

Когда Орлова ушла, он снова позвонил в УВД. По прежнему месту жительства ни Магомедов, ни Умаров не значились. В самой Чечне сразу несколько группировок по-прежнему боролись за власть, ведя боевые действия друг против друга. Правда, боевые действия шли как-то вяло, но в них гибли десятки человек. Найти в таких условиях Хаджиева не представлялось возможным.

Он поднял трубку, позвонив в оперативный отдел ФСК. Трубку взял майор Варламов, давний знакомый Колчина.

– Слушаю вас, Федор Алексеевич, – обрадовался Варламов.

– Просьба к вам есть, ребята. Срочно нужно найти двух чеченцев. Может, поищете по своим каналам? А то УВД будет искать целый год. Вы же знаете, как работает наша милиция.

– Знаю, – засмеялся Варламов, – сейчас пришлю парня. Вы ему передайте все материалы. Поищем ваших подопечных. Только если опять этот Хаджиев, то не стоит его искать. У нас есть точные сведения о его смерти. Погиб он в Грозном.

– Да нет, я хотел бы встретиться с его друзьями.

– Сейчас пришлю нашего человека, – снова повторил Варламов.

Не кладя трубку, Колчин попросил соединить его с Минском.

Через полминуты трубку поднял Костюковский.

– Что-нибудь произошло? Опять ты из-за этого Иванченко, – засмеялся Костюковский. – Я уже не рад, что сказал тебе.

– Слушай, Игорь, это очень интересное дело, – убежденно ответил Колчин. – Вы не могли бы прислать нам протокол патологоанатомической экспертизы? Нам это может понадобиться.

– Хорошо, сейчас передам по факсу. Он у вас остался прежний?

– Тот же самый. Утром мне передали фотографию Иванченко.

– Я и не знал. Здорово работаешь, следователь Колчин. Сейчас прикажу переслать тебе акт вскрытия тела. Только это ничего не даст. Сердечный приступ, тут все чисто.

– Посмотрим, – не согласился Колчин.

Он долго думал, оставшись один, пока очередной телефонный звонок не прервал его размышления.

– Федор, ты? – Он не сразу узнал глухой голос своего друга.

– Пашка, – удивился Колчин, – что произошло?

– С Борей неладно, – ответили на другом конце провода, – его сегодня машина сбила.

– Не может быть! – холодея, закричал Колчин, сжимая трубку.

– Сейчас в больнице. Говорю отсюда. Врачи говорят, может… В общем, шансов мало.

– Какая больница? Сейчас приеду.

Колчин бросил трубку и уже побежал к дверям, когда случайно увидел на столе компьютерную распечатку группы «Рай», данную ему вчера Коробовым.

Он тяжко опустился на стул.

«Быстро очнулись», – с внезапной ненавистью подумал он.

Долгие годы работы в аппарате КГБ научили его не верить случайностям. После вчерашней распечатки Коробова сшибла машина. Это был факт, пока ничем не опровергнутый. Разумеется, еще была возможность случая, но он, как опытный профессионал, начисто исключал такую возможность, чувствуя, что наконец выходит на след.

К нему постучались.

– Войдите! – крикнул он.

Молодой лейтенант, получив фотографии Магомедова и Умарова с их адресами и данными, кивнул, попросив разрешения удалиться. После его ухода Колчин подошел к сейфу, достал свое оружие, проверил его, переложил в карман.

– Ну, сукины дети, – громко сказал он, – вы мне ответите за Бориса, если он умрет. Все до единого.

Выходя, он хлопнул дверью с такой силой, что в соседних кабинетах осыпалась на пол штукатурка.

ГЛАВА 7

Они стояли друг против друга, выразительно глядя в глаза. Первым не выдержал Арчил.

– Кто же его мог убить? – спросил он.

– Во всяком случае, не я, – просто ответил Дронго. – Тогда мне незачем было сообщать вам его имя.

– И не я, – мрачно заявил Арчил, – я узнал о существовании этого парня только перед выездом.

– Ничего подобного. Вы могли узнать об этом раньше. Когда получали информацию от своего человека в «Савое», – возразил Дронго.

– Думай, что говоришь! – разозлился Арчил. – Я сам убил своего племянника, да? Соображаешь, с кем ты разговариваешь?

– Только без глупых угроз. Испугать меня нельзя, а смерти я давно не боюсь. Давайте уйдем отсюда, чтобы нам не приписали это убийство. Дома у него вряд ли мы найдем что-нибудь интересное.

Уже сидя в «Мерседесе», Арчил задумчиво произнес:

– Значит, ты был прав. Этот Коля мог знать, где находится Реваз. Но почему такая спешка? И почему сразу убивают? Достаточно было пригрозить. Это не наши люди. Слушай, может, ты что-нибудь понимаешь?

– По почерку на ваших действительно не похоже, – согласился Дронго. – И потом, в квартире все было в порядке. Это не обычный разбой. Преступники очень торопились, они явно опасались, что мы успеем раньше. Интересно, что такого страшного мог знать этот несчастный парень?

– Думаешь, знали, что мы приедем? – понял Арчил. – Значит, этот сука портье работает сразу на две стороны?

– Не обязательно. Могли просто обратить внимание на его компьютерный запрос. Это легко проверить. И сразу поняли, что кто-то ищет Реваза по второму кругу. А его нужно спрятать. Но вот почему? Если Реваз мертв, он уже ничего не скажет. Значит, он жив. А какую опасность он может представлять?

– Не знаю. Сам думаю. – Арчил нахмурился.

– Может, кто-то из ваших конкурентов-соперников решил просто пощекотать вам нервы?

– Я им пощекочу, – мрачно пообещал Арчил. – Никто не посмеет такого сделать.

– Тогда в чем дело? Куда исчез ваш племянник? В любом случае поиски нужно продолжать с гостиницы.

– Договорились. А я узнаю утром, кто такая эта Коновалова.

– Только с одним условием: ничего без меня не предпринимайте. Это и в ваших интересах.

– Ладно, – нехотя буркнул Арчил.

У гостиницы оба автомобиля резко затормозили, и Дронго вышел из машины.

Спал он плохо. В гостинице топили с таким ожесточением, что термометр порой показывал более двадцати пяти градусов и ему приходилось часто открывать окно.

Утром его разбудил звонок Арчила.

– Я послал за тобой машину, – просто сказал он, – приезжай быстрее.

Вчерашнее происшествие как-то сблизило их. Приехав в огромный офис Арчила, Дронго с удивлением узнал, что известную коммерческую фирму контролирует группа Давида – Арчила. Последний принял его в кабинете президента фирмы.

– Мы выяснили, кто такая эта Коновалова. Она раньше работала у нас секретаршей. А я, старый дурак, совсем забыл. Ларисой звали.

Арчилу принесли какую-то таблетку и стакан воды. Он, морщась, проглотил, отпустив парня, дежурившего у его кабинета.

– Ведь я сразу подумал, что слышал такую фамилию. Эта девушка нравилась Ревазу, он одно время даже за ней ухаживал. Но почему, почему он ничего мне не рассказал?

– Она была вашей секретаршей?

– Нет, у вице-президента этой фирмы работала. У Кольчужкина. Его сейчас нет, он в командировке.

– Она давно уволилась?

– Полгода назад. Я и не думал, что она встречается с Ревазом.

– Во всяком случае, он зарегистрировал ее как свою супругу. Где она живет, знаете?

– Конечно, уже послал людей.

– Я же просил, – укоризненно произнес Дронго, – не нужно суетиться. Это все так не стыкуется. Одно убийство уже произошло.

Раздался телефонный звонок. Арчил поднял трубку.

– Да, – раздраженно сказал он, – здесь твой напарник. Приезжай прямо сюда… Манучар звонил, – сказал он, положив трубку. – Совсем голову потерял. Тебя ищет. Сейчас приедет к нам.

– Сколько лет было Ларисе Коноваловой?

– Двадцать два.

Девушка внесла два стакана чая, конфеты, печенье.

– Ты завтракал? – спросил Арчил у гостя. – Принеси нам бутерброды и бутылку коньяка, – приказал он девушке.

– Я не пью, – поморщился Дронго. – Тем более утром.

– Ты странный какой-то. Обычно ваши разведчики пьют как лошади и курят всегда самые лучшие сигареты. А ты какой-то не такой.

– Я не разведчик. Я был экспертом ООН.

– Все знаю, – замахал руками Арчил, – каким экспертом ты был. Знаешь, сколько заплатил Давид, чтобы узнать твой адрес?

– Знаю. К этому мы еще вернемся после нашей истории.

Раздался еще один телефонный звонок.

– Слушаю, – поднял трубку Арчил.

Видимо, на том конце провода говорили что-то очень неприятное. Лицо его побагровело, он начал задыхаться.

– Как это пропала! – закричал он наконец. – Куда пропала? Пусть узнают у матери, куда могла деться ее дочь. Соседей опросите. Переверните там все вверх дном, но найдите эту девушку.

– Я же предупреждал, – разозлился Дронго. – Что случилось?

– Пропала она, – зло ответил Арчил, – фраернула нас всех. Кто мог подумать, что она и Реваз… – Он ударил кулаком по столу так сильно, что его стакан подпрыгнул.

– Давно пропала? – спокойно спросил Дронго.

– Мать говорит, что дней двадцать – двадцать пять. Видимо, вместе с Ревазом. Но ее мать утверждает, что дочь уехала на юг, на курорт.

– Как вариант – может быть, – задумался Дронго, произнеся эти слова вслух, – но нам не подходит. Реваз наверняка за эти дни мог бы позвонить, дать о себе знать. Кроме того, у него при себе было всего несколько тысяч долларов. А для его разгульной жизни этого мало.

Арчил кивнул в ответ.

– Значит, мое предположение было правильным. Парень намеренно оторвался от своих опекунов, зарегистрировался в соседнем номере под именем своего дяди и зарегистрировал девушку как свою жену. Причем он сделал ей заграничный паспорт. Куда они могли поехать? У нее могла быть виза в паспорте? Вы этого не узнали?

В ответ его собеседник поднял телефонную трубку.

– Крысанов, это снова я. Узнай, была ли в ее паспорте виза. И в какую страну. Да, срочно. Я жду. Правда всегда дорого стоит.

Он положил трубку.

– Сукин сын, – без гнева закончил Арчил, – еще денег хочет. Почему они все такие продажные, эти пираты?

– Кто? – не понял Дронго.

– Ну мусора эти, милиционеры. Раньше тоже встречались продажные, а теперь все поголовно. Все время просят денег. И все им мало.

– Конкуренция, – пожал плечами Дронго. – Таких банд, как ваша, развелось слишком много. И все деньги дают. Вот они и привыкли.

– Почему банда? – обиделся Арчил. – Мы серьезным делом занимаемся, коммерцией.

– Вчера видел твоих охранников. С такими рожами коммерцией не занимаются. Это, правда, не мое дело, я всего лишь ищу твоего племянника, но, честно говоря, не люблю всех воров, тем более воров в законе.

– Храбрый ты очень. Все в лицо говоришь. Мне еще таких слов никто не говорил. Нет, вру. Был один в камере, говорил громкие слова. Этой ночью его и кончили. А ты молодец, ничего не боишься. И голова у тебя здорово работает. Как это ты сразу вышел на Ларису? Мои дураки всю гостиницу обшарили, а такого придумать не смогли.

Девушка принесла бутылку коньяка и большой поднос с бутербродами.

– Оставь все и уходи, – приказал Арчил, сам разливая коньяк по фужерам. – Не брезгуй. Одну рюмку можно. Пью за тебя. Ты человек духовой, отчаянный. Мне такие нравятся. Найдешь Реваза или его похитителей – и я буду твоим должником на всю жизнь.

Дронго заставил себя сделать несколько глотков. Коньяк был действительно отменным.

Арчил выпил все залпом, крякнул и, не закусывая, налил себе еще один фужер.

В этот момент раздался очередной телефонный звонок.

На этот раз, видимо, сообщение было более приятным, и Арчил, спокойно его выслушав, просто положил трубку.

– Коновалова брала визу в Турцию, разрешение на поездку ей дали два месяца назад.

– Предположим, они улетели или уехали. Откуда они могли улететь? Из Шереметьева или есть еще чартерные рейсы? – спросил Дронго.

– Это мы узнаем. Если она прошла границу, это легко узнать.

– Границу Реваз мог пройти только под своей фамилией. Но почему он до сих пор ничего не сообщил? Здесь что-то не стыкуется. Вы займитесь границей, узнайте, прошла ли Коновалова где-нибудь границу. И заодно проверьте паспорт своего племянника Реваза Гогия. А я снова поеду в отель. Мне все-таки не нравится это исчезновение. Так не бывает. Он обязательно должен был хоть кого-то предупредить.

– Тебе люди нужны?

– У вас есть доверенный человек, которого хорошо знают в «Савое»?

– Конечно.

– Тогда пусть он поедет со мной. И Манучар тоже. Сегодня нужно быть очень осторожными. Милиция уже наверняка начала расследование убийства нашего знакомого. Как бы нам не привлечь ненужного внимания.

– Это пусть тебя не волнует, – успокоил его, улыбаясь, Арчил, – вся московская милиция у меня в кулаке. Чтобы моего гостя арестовали за преступление, которое он к тому же не совершал? Быть такого никогда не может.

– Будем считать, что вы меня успокоили, – ответил Дронго.

Следующие четыре часа он провел в «Савое», стараясь не привлекать к себе внимания подозрительных швейцаров, уже наслышанных о вчерашнем убийстве. Все было тщетно. Он, правда, нашел один пожарный выход, откуда мог уйти незамеченным Реваз, но от этого было не легче. Дверь закрывалась обычно на замок, и ключи были только у персонала гостиницы. Как осторожно удалось узнать Дронго, у убитого Коли такие ключи были наверняка.

Следовало предположить, что дежуривший в тот день портье выпустил через этот выход Реваза и его спутницу, так что они остались не замеченными для остальных. Последнюю ночь Реваз был в номере. Дронго вдруг вспомнил, что Давид рассказал ему о проститутках, с которыми Реваз провел эту последнюю ночь. Удивительная история, если учесть, что в нескольких метрах его ждала любимая девушка. Зачем ему нужны были эти проститутки, почему он просто не позвал к себе Коновалову? Или не спустился к ней. Ревазу нужно было иметь алиби – как же он этого не понял сразу! От огорчения Дронго даже стукнул кулаком по стене, вызвав удивленное восклицание своих сопровождающих. Он теряет свою квалификацию. Разве можно было верить рассказам Давида, методам его людей, если самый толковый среди них – идиот Манучар. Как он сразу этого не понял! Нужно будет еще раз допросить девушек, бывших в ту ночь с Ревазом. Обязательно их найти и допросить.

Он обернулся к человеку Арчила.

– Мне нужны те две девушки, которые были в последнюю ночь с Ревазом. Вы можете мне их найти?

– Под землей найдем, – мрачно пообещал его спутник.

Дронго вспомнил Давида. Как они все любят искать под землей, словно там действительно что-то можно найти, среди мертвых!

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Поделиться ссылкой на выделенное