Чингиз Абдуллаев.

В поисках бафоса

(страница 3 из 15)

скачать книгу бесплатно

– А как относятся в Турции к узбекам? – насмешливо спросила Эка. – Они считаются созниками, друзьями или врагами?

– Хорошо относятся, – заулыбался Самедов, – очень хорошо относятся.

– Во всяком случае, можно гарантировать, что на нас не нападут ни курды, ни сами турки, – пояснил Дронго, – ну, может, за исключением каких-нибудь грабителей.

– Об этом можете не беспокоиться, – заверил его Самедов, – на вилле есть несколько ружей. У Максудова официальное разрешение. Он даже выезжает иногда охотиться. И он хорошо стреляет.

– Резо у нас тоже охотник, – показала на мужа Эка, – он тоже метко стреляет. А вы умеете стрелять, господин эксперт? При вашей работе такое хобби просто необходимо.

– Немного, – вежливо ответил Дронго.

Он не стал уточнять, как именно он стреляет. Несколько лет назад в Париже, когда они отдыхали вместе с семьей, его сын попросил пойти с ним в тир, расположенный в парке Тюильри. У мальчика не сразу все получилось. Тогда Дронго взял пистолет и выиграл все призы, которые там разыгрывались. Ошеломленная женщина, стоявшая в тире, отняла у него пистолет, крича, что он «профессионал». Но призы все-таки выдала. Домой они возвращались, нагруженные коробками с призами. Сын был счастлив и горд. Но Дронго взял с него слово, что он никогда и никому не будет рассказывать о том, как стреляет его отец.

– Я тоже иногда езжу на охоту, – признался Самедов. – У нас есть общий знакомый. Теймур Аджалов. Вы, наверно, его знаете?

– Да, – кивнул Дронго, – конечно, знаю. Он самый известный охотник.

– Вот мы вместе с ним и ездим на охоту. Это такой отдых...

– И в кого вы стреляете, господин Самедов? – уточнила Эка.

– В кабанов. В диких уток. Иногда в медведей. В маралов, это такой вид оленей. Смотря по сезону.

– Вы тоже любите стрелять? – спросила Эка, обращаясь к Дронго.

– Нет, – ответил он, – не люблю. Я вообще никогда не бываю на охоте. Она не для меня.

– Боитесь крови? – уточнил Резо.

– Нет, – ответил Дронго, – я видел столько крови в своей жизни, что меня уже трудно испугать. Просто не могу понять, почему я должен стрелять в живое существо для забавы. Поесть я могу в ресторане, а стрелять в кого-то мне представляется несколько аморальным.

– Вы, наверно, член партии «Зеленых»? – пошутил Резо. – Боретесь за природу?

– И правильно делает, – сказала Эка. – В отличие от вас, живодеров. Ради своего удовольствия стреляете в животных.

– Почему только ради удовольствия? – возразил Керим Агаевич. – Мы их едим. Я очень люблю и диких уток, и оленей, и кабанину...

– А как же ваша религия? – напомнила Эка. – Мусульманам нельзя есть свинину.

Дронго улыбнулся, взглянув на Самедова. Тот нахмурился, достал платок и вытер пот, выступивший на лысине.

– Я вам объясню, – решил вступиться за него Дронго, – кабан – это не совсем свинья. Это как бы дикая свинья. Поэтому в некоторых ресторанах сразу объясняют, что это кабанина, а не свинина.

Резо тоже улыбнулся.

Эка пожала плечами.

– Не понимаю разницы. Но у нас все едят свинину. И ничего страшного не происходит. И я очень люблю поросенка с гречневой кашей.

– А у мусульман другие законы, – напомнил Дронго. – Собственно поэтому и происходят такие ожесточенные столкновения в Индии между индусами и мусульманами. Первые считают корову священным животным и едят свинину. А вторые едят говядину и не прикасаются к свинине. Из истории известно, что, когда захватывали в плен представителей другой религии, их заставляли есть запрещенное к употреблению мясо. Тимур, например, таким образом убеждался в лояльности индийских раджей, заставляя их переходить в мусульманскую веру и есть говядину.

– И все соглашались? – презрительно спросила Эка.

– Не все. Некоторые погибали. Но большинство соглашалось. Чтобы спасти свой город или свое княжество от поголовного истребления. И вы напрасно говорите об этом с таким презрением. Вы можете мне не поверить, но многие грузинские цари, даже самые известные, принимали мусульманскую религию, чтобы спасти свой народ от истребления. Это исторические факты. Иногда приходится идти на компромисс не ради себя, а ради своего народа. Хороший правитель обязан думать о своем народе.

– Вы так говорите, как будто оправдываете трусость и предательство, – неодобрительно заметила Эка. – Вы часто в жизни шли на подобные компромиссы?

– Нечасто, – ответил Дронго, – но я не представлял весь народ. А отвечал только за себя. Это разные вещи. В Шемахе любят рассказывать историю о правителе, который пережил нашествие грозного Тимура. Когда завоеватель вторгся в пределы его владений, шемахинский шах послал в качестве подарков десять самых красивых женщин, десять самых лучших скакунов, десять сундуков с золотыми украшениями, десять ковров и девять лучших рабов. Удивленный Тимур спросил, почему всего по десять, а рабов только девять. Твой десятый раб – это я, ответил ему находчивый шах. Тимуру так понравился этот ответ, что он не тронул владения шемахинского шаха.

– Интересная история, – согласилась Эка, – находчивость правителя помогла ему спасти свой народ. Но насчет охоты я все равно возражаю. Очень неэстетичное зрелище. Кровь, вырванное мясо убитых животных, их обезображенные трупы.

– Вы так говорите, словно были на охоте.

– Два раза была, – призналась она, – но это не для меня. Я просто сбежала.

– И никогда не стреляли?

– Стреляла. Как раз это мне очень нравится. Я даже занималась стрельбой из лука. Претендовала на место в сборной Грузии. Но это в любом случае не охота.

– У каждого свои слабости, – вмешался супруг. Резо явно не нравилось, что она слишком много времени уделяет эксперту. Он еще вчера обратил внимание, как она заинтересовалась этим непонятным гостем.

– Зато Николай у нас не охотник, – вспомнил Самедов. – Он любит рыбалку. Никогда не мог понять этих рыбаков. Сидишь часами и ждешь, пока клюнет. Лучше быть охотником, сам ходишь и сам выбираешь себе нужную мишень. Так интереснее, чем все время сидеть у воды. Я его много раз приглашал к нам на охоту, но он не любит стрелять и не понимает азарта охоты.

– Должен же быть среди вашей компании один относительно нормальный человек, – рассудительно произнесла Эка, – хотя сейчас выяснилось, что нормальных стало больше. Вот наш эксперт тоже не любит охоту. Хотя наверняка не боится вида крови.

Дронго промолчал, предпочитая не комментировать ее слова. На повороте их обогнал, сигналя, «Фольксваген» с затемненными стеклами.

– Это Николай, – сказал Самедов.

– Лихач, – громко сказал Резо. – Если он будет ездить по турецким дорогам с такой скоростью, он быстро сломает себе шею.

– Вы случайно не курировали автоинспекцию во время работы в МВД? – поинтересовался Дронго.

Эка прыснула. Самедов тоже улыбнулся. Резо посмотрел на них, не зная, как реагировать. И нехотя кивнул головой.

– Да, они мне подчинялись. И там было достаточно профессионалов. А потом пришел Саакашвили и его люди. Они объявили, что реформировать ГАИ невозможно. Все взяточники и коррупционеры. Поэтому службу просто расформировали и всех сотрудников уволили из МВД. Одним приказом. Потом стали набирать других... Теперь считается, что у нас нет больше коррупции.

– Интересный выход из положения, – вежливо согласился Дронго, – может, так нужно сделать и во всех остальных республиках бывшего Союза? Ну, может, за исключением Прибалтики?

Резо повернул голову, чтобы взглянуть на него, не понимая, шутит его собеседник или одобряет подобные действия.

– В любом случае нельзя так поступать с профессионалами, – мрачно изрек он. – Одним росчерком пера уволить несколько тысяч сотрудников. У каждого своя семья, дети, своя работа.

– Иногда лучше лечить подобным образом, чем позволить им заниматься вымогательством, – заметил Дронго.

– Мы с вами будем долго спорить и все равно ничего не решим, – отрезал Резо. – Для этого нужно работать с ними, быть профессионалом.

– До того как вас назначили заместителем министра МВД, где вы работали? – спросил Дронго.

– В службе безопасности, до этого в администрации президента...

– А до этого? Когда вы были молодым? Еще до девяносто первого года?

– В комсомоле, – с явным вызовом ответил Резо, – считаете, что я слишком тенденциозен?

– Нет, – ответил Дронго, – просто мне был интересен ваш опыт. А насчет профессионализма я вам могу сказать. Я занимаюсь своим делом уже почти двадцать пять лет. И, между прочим, являюсь почетным офицером вашего спецназа «Омега», который в свое время помогал Эдуарду Шеварднадзе прийти к власти.

Резо ничего не ответил. Микроавтобус затормозил наконец у ворот виллы, которые автоматически стали открываться. Дронго обратил внимание на камеру, установленную над воротами.

– Вот мы и приехали, – радостно заявил Самедов. – Уверяю вас, что вы не пожалеете.

«Кажется, да, – подумал Дронго. – Здесь будет много интересных собеседников. Со своими сложными и непредсказуемыми характерами».

Глава 4

Автомобиль мягко затормозил у большого двухэтажного дома. На пороге уже стоял хозяин, одетый в светлые брюки и клетчатую синюю рубашку с длинными рукавами. Увидев гостей, он радостно всплеснул руками:

– Добро пожаловать! Малика, у нас новые гости.

Приехавшие начали выгружать подарки. Максудов благодарил и с достоинством их принимал. Хозяйка вышла из дома в длинном цветастом платье. Волосы были собраны на затылке. Она немного устало улыбалась, приветствуя гостей.

Следом за ней из дома вышел незнакомый Дронго мужчина лет сорока. Светловолосый, чуть выше среднего роста, с мясистым приплюснутым носом, тяжелым подбородком, небольшими немного вытянутыми глазами непонятного цвета. У него была крупная родинка под глазом, одутловатые щеки. Увидев гостей, он сразу шагнул к Самедову, они обнялись и дважды поцеловались. С Резо он поздоровался достаточно холодно, только за руку. Его супруге он лишь кивнул головой. Дронго обратил внимание, как она невольно помрачнела при появлении Николая Квитко, одного из компаньонов Максудова.

– Господин Дронго, – представил гостя Сарвар Максудов. – А это – господин Николай Квитко, мой основной компаньон и наш друг.

Они пожали друг другу руки.

– Идемте в дом, – пригласила Малика, – мы уже скоро сядем за стол. Проходите...

Дом был просторный и светлый.

Все спальные комнаты были наверху и выходили окнами на море. У каждой спальной была своя ванная комната, как и полагалось по европейским стандартам. Самедов любезно забрал сумку Дронго и отнес ее наверх вместе со своим чемоданом. Он и раньше здесь бывал. Две спальные комнаты, находившиеся в центре, были отданы гостям. С правой стороны в двухкомнатной спальной размещались сами хозяева. Левая двухкомнатная спальная была отдана семейной чете Джанашвили.

Большая просторная гостиная и кабинет хозяина были на первом этаже. В кабинете в шкафу находилось несколько винтовок и карабинов хозяина. На стенах висело несколько препарированных рогов и голов оленей, очевидно, добытых хозяином виллы. За домом, на веранде, обращенной к морю, но находившейся под навесом, уже был поставлен большой стол, за которым должны были разместиться все восемь человек, вместе с хозяевами. Дронго обратил внимание, что Малике помогала немолодая женщина лет пятидесяти, очевидно, местная из соседней деревни, находившейся в пяти километрах отсюда. Во дворе стояли три автомобиля: большой внедорожник «Ниссан Патрол», легковой «Рено» и «Фольксваген». Микроавтобус, который привез гостей, уже уехал.

– А где ваша сестра? – спросил Самедов у Квитко, когда они уже находились в гостиной.

– Поднялась в одну из спальных комнат, чтобы умыться, – пояснил Николай, – сейчас она спустится.

– У вас хорошая коллекция ружей, – сказал Дронго, осматривая винтовки и карабины, находившиеся за стеклом. Шкаф был заперт на довольно сложный замок. Дронго постучал по стеклу.

– Это бронированное стекло, – пояснил довольный Сарвар Максудов, – если бы вы знали, как трудно в Турции получить разрешение на приобретение и хранение оружия. Это вам не Америка, где все просто. Я запираю оружие на замок и единственный ключ держу у себя. А когда уезжаю, забираю ключ с собой. Я его специально заказал в Германии, где его сделали по индивидуальному заказу. Знаменитая фирма «Маузер». Теперь я могу гарантировать, что никто не возьмет без спроса мое оружие.

– У вас есть даже легкий карабин «Ремингтон-Ли»!

– И не только этот карабин. У меня есть французский «Лебель». И сделанная по особому заказу тульская винтовка. Вот эта. А еще шестизарядный «Винчестер», но это на крупного зверя. А вот у этой однозарядной винтовки рычаг под спуском. Это «Севедж», и он подходит для охоты на мелких зверей – уток и зайцев. Но здесь только винтовки и легкие карабины, не считая «Винчестера». Остальная моя коллекция в подмосковном доме. Я вас туда приглашу. Там у меня два десятка карабинов и пневматических винтовок. Оружия так много, что я могу вооружить целый взвод охотников.

– Очень интересно, – согласился Дронго. – Вы, видимо, заядлый охотник?

– Каждый мужчина немного охотник, – подмигнул ему Максудов и первый рассмеялся.

Они услышали, как кто-то спускается со второго этажа. Дронго поднял голову. Сначала показались ноги. Длинные, ровные, чуть ли не идеальные. Затем нижняя часть тела, которая тоже производила достаточно неплохое впечатление. Молодая женщина была в такой короткой мини-юбке, что мужчины невольно отвели глаза, а Малика и Эка также невольно нахмурились. К тому же у женщины явно не было бюстгальтера под майкой, и ее хорошо развитые груди были отчетливо видны. Ей было не больше тридцати – тридцати пяти. Неуловимо похожая на брата, она имела достаточно привлекательные черты лица, вздернутый носик, высокие скулы. Глаза у нее были такого же, непонятного цвета, однако миндалевидная форма их и хороший макияж делали лицо еще привлекательней. Родинка над губой добавляла шарма и сексуальности. Впечатление портил лишь тяжелый подбородок – такой же, как у брата. Но нельзя было не обратить внимания на ее почти безупречные формы. Впрочем, среди украинок часто встречаются очень красивые женщины с безупречными фигурами. У женщины были длинные светлые волосы, которые иногда закрывали ей левую половину лица.

– Здравствуйте, – певуче произнесла она, – очень рада видеть здесь всю вашу компанию. И Керим Агаевич тоже здесь. Здравствуйте, господин Самедов. Как я рада, что вы никогда не отказываетесь от подобных приглашений...

«У этой особы злой язычок», – подумал Дронго.

– Да, – не понял подвоха Самедов, – я тоже всегда рад вас видеть.

– И наш «витязь в тигровой шкуре» тоже здесь. Наш бравый миллиционер. Грузинский дядя Степа, – продолжала ерничать Елена Квитко, – здравствуйте, Резо. Как вы поживаете?

– Спасибо, – сдержанно ответил Джанашвили, – все нормально.

– И рядом ваша прекрасная супруга. Наша местная Кэтэ Кольвиц, – не унималась Елена Квитко, – добрый день. Как я вам рада.

– Не сомневаюсь, – сказала Эка, – вам не холодно в вашей майке? Здесь в горах иногда бывает прохладно.

– Нет, – томно улыбнулась Елена, – мне даже приятно. А особенно приятно, что рядом столько любезных и милых сердцу людей.

– Мы скоро сядем за стол, – несколько нервно вмешалась Малика. – Сейчас все будет готово.

– У вас такая чудесная повариха, – сказала Елена, усаживаясь в кресло и закидывая ногу на ногу. Теперь даже цвет ее белья можно было различить. Малика вспыхнула. Эка улыбнулась, покачав головой. Мужчины опять отвернулись. Самедов о чем-то говорил с Резо. Максудов взял телефон. Николай подошел к сестре и очень тихо сделал ей замечание. Дронго увидел, как она огрызнулась, но своей позы не поменяла. К нему подошла Эка.

– Интересно, какое у вас мнение об этом экземпляре человеческой породы, – поинтересовалась она, – можете сказать мне о своих первых впечатлениях?

– Думаю, что да. Она достаточно свободный человек, не скованный никакими условностями. Дерзкая, любит эпатаж, но при этом довольно умная и начитанная женщина...

– Как вы определили ее ум? – зло спросила Эка. – Неужели длина ее юбки вам ничего не говорит?

– Длина ее юбки подчеркивает ее красивые ноги, о чем она прекрасно осведомлена. Что касается ее ума, то я не думаю, что всякий человек помнит о поэме Руставели или знает, кто такая Кэтэ Кольвиц.

– Я тоже знаю, – ревниво ответила Эка, – но у меня вы не заметили такого большого ума.

– Заметил, – возразил Дронго, – но не забывайте, что вы художник и обязаны знать это имя. А она, насколько я понял, совсем не художник.

– Только этого не хватало, – сказала Эка, – чтобы она еще была художником. Она экономист. Окончила какой-то университет. Можете себе представить? С ее бюстом и ногами лучше работать в каком-нибудь стриптиз-клубе, чем сидеть экономистом, – последнее слово Эка произнесла по слогам.

– Вот видите, – улыбнулся Дронго, – она достигает нужного эффекта. Ее обтягивающая майка провоцирует мужчин, а ее короткая юбка демонстрирует нам ее прекрасные ножки. На самом деле это всего лишь глупый стереотип. Все блондинки дуры, а красивые блондинки дуры вдвойне. У вас ведь есть родственники на Украине, и вы должны знать, что там попадаются умные и толковые блондинки. Например, Юлия Тимошенко. Ее коса всегда вызывала у меня приступы здорового смеха, но она так правильно работает над своим имиджем, что это вызывает только восхищение.

– Она перекрашенная блондинка, – возразила Эка, – а вы всего лишь самец, попавший под обаяние красивой самочки.

– Возможно, и так, – согласился Дронго, – в конце концов, вы сами сказали, что ей лучше работать в каком-нибудь стриптиз-клубе. Думаю, что если бы она вас услышала, то была бы довольна.

– У нас сегодня новенький, – громко сказала Елена, обращаясь к брату, – может, ты нас все-таки познакомишь?

– Моя сестра Елена Квитко, – показал на нее Николай, – а это господин... господин Дронго.

– Вы тоже бизнесмен? – спросила она, не меняя позы.

– Нет, – ответил он.

– Господин Дронго известный эксперт по вопросам преступности, – сразу вставил суетливый Керим Агаевич, – он считается одним из лучших специалистов в этой области по всему бывшему Советскому Союзу.

– Наш местный Шерлок Холмс, – торжественно сказала Елена, глядя на нового гостя, – значит, вы можете раскрыть любое, даже самое жуткое преступление. Как интересно!

– Я сейчас вспомнил, – вставил ее брат, – кажется, я про вас слышал. Говорят, что вы лучший сыщик в Европе. У нас писали про вас местные газеты.

– Не думаю, что лучший, – возразил Дронго, – я всего лишь занимаюсь своим делом. В частном порядке.

– Частный детектив, – ласково произнесла Елена, – значит, вы наш Эркюль Пуаро. Или Ниро Вульф?

– Ваша сестра, кажется, знает всю детективную литературу, – не выдержала Эка, – неужели вы все это читали, Лена?

– Представьте себе, – насмешливо заметила Елена, – я иногда даже читаю книги. И поэтому знаю, чем Пуаро отличается от Вульфа. Советую почитать Рекса Стаута, очень неплохой писатель.

– Я не читаю детективов, – ответила Эка, – для меня существует более интеллектуальная литература.

– Не сомневаюсь, – радостно согласилсь Елена, – вы целыми днями читаете Лейбница, Спинозу или Монтеня. В общем, общаетесь только с великими мыслителями прошлого. Вы же у нас творческий человек. А я плебейка, наши родители из деревни, и мне всегда нравились все эти дешевые детективы, приключения, фантастика. Интересно, кого из современных фантастов вы любите? Или вы считаете, что это тоже дешевая литература?

По лицу госпожи Джанашвили Дронго понял, что фантастику она тоже не читает. Она взглянула на него и догадалась, что он это понял. Это обидело ее сильнее всего.

– Я читаю книги, которые мне нравятся. Только в отличие от вас я не фантазерка, а реалист. Поэтому мне нравится более современная литература, основанная на подлинных челоческих чувствах, – с вызовом заявила Эка, – может, вы читаете Мишеля Уэльбека? Или любите Зюскинда? А может, Мураками? Или Орхана Памука? Или эти фамилии вам ни о чем не говорят? – Она победно взглянула на Дронго: мол, как я разделалась с соперницей!

«Напрасно», – успел он подумать.

Елена Квитко поднялась со своего места. Откинула волосы назад. Поправила юбку. И улыбаясь ответила:

– «Платформа» Мишеля Уэльбека мне не нравится в силу своей императивности и некоторой дидактичности в его текстах. Плюс иногда неоправданный натурализм. «Парфюмер» Патрика Зюскинда мне очень понравился. Я думаю, что это его лучший роман. С Мураками сложнее, он часто работает на публику. А вот Орхан Памук настоящий мастер. Мне нравится у него буквально все. И его эссе о Стамбуле, и его «Белая крепость», и все остальные романы.

Наступило неловкое молчание. Эка закусила губу, не глядя на Дронго. Она даже не могла предположить, что эта особа устроит ей такой интеллектуальный разгром. Как и всякая женщина, она в первую очередь видела обнаженные ноги и майку, надетую на голое тело. Увидеть скрытый за этими атрибутами интеллект она не могла, мешала чисто женская ревность.

– Идемте к столу, – предложил, усмехнувшись, Максудов, – там нас уже ждут.

Эка нервно повернулась и пошла на веранду. Супруг двинулся следом. Николай чуть поднял руку, показывая своей сестре большой палец.

«У этой особы еще будут неприятности», – подумал Дронго, проходя следом за ними на веранду.

Хозяин дома сел во главе стола. Дронго посадили по правую руку от хозяина, как почетного гостя. Рядом уселись Елена Квитко и ее брат. Напротив, с левой стороны от хозяина, оказались Резо со своей супругой и Керим Самедов. Напротив хозяина было место хозяйки. Но Малика сразу ушла на кухню, чтобы поторопиться с основными блюдами.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Поделиться ссылкой на выделенное