Чингиз Абдуллаев.

Сила инерции

(страница 2 из 7)

скачать книгу бесплатно

Тут в его судьбе в который раз произошел перелом. После очередных соревнований по стрельбе к нему подошли двое в штатском, оказавшиеся сотрудниками КГБ. В результате этого разговора он через четыре месяца был переведен на работу в КГБ, отправлен в другую высшую школу, уже в Москву. Он еще не знал, в каком именно мастерстве ему предстоит совершенствоваться и что именно от него потребуется, не знал, что его долго проверяли, выясняя все его связи и знакомства. Он даже не подозревал, что строптивый характер и нежелание играть по законам команды были внесены в его досье. К этому времени он остался уже без матери, а сестра, выйдя замуж за своего сокурсника, уехала на Дальний Восток. Он остался совсем один. Именно поэтому после жесточайшего отбора и была предложена его кандидатура.

В двадцать семь лет он начал новую жизнь, еще не зная, что впереди будут годы упорного труда и учебы. Он не мог предположить, что его будут готовить в «государственные палачи», в «ликвидаторы» КГБ, которые всегда были штучным товаром в этом закрытом ведомстве. Он и не подозревал, что психологи сумеют выявить в его характере особенности, на которые он не обращал внимания. Его осечка при поступлении в институт, его трудная служба в армии, конфликты в школе милиции, неприятности на работе – все было замечено и учтено. Психологи посчитали, что из него получится прекрасный «ликвидатор» – исполнительный, волевой, хладнокровный и жестокий. Последняя черта характера была не менее решающей, чем первые три. И он отправился в Москву, на учебу. Через двадцать лет он был уже штатным «ликвидатором», абсолютной машиной по уничтожению «отходов», лучшим резервом сменяющих друг друга за эти годы председателей и начальников КГБ-МНБ-ФСК-ФСБ. Его личного досье не было нигде – ни в СВР, ни в ФСБ. Документы на такого рода агентов просто не хранятся в сейфах. Они либо уничтожаются, либо изымаются для пересылки в специальный фонд. Раньше это был закрытый фонд Политбюро ЦК КПСС, затем он стал абсолютно закрытым фондом президента нового государства. Теперь он был известен лишь узкому кругу людей как профессионал, который умел изощренно убивать. За эти годы он сменил несколько кличек, но последняя, Монах, осталась за ним, казалось, навечно. Он и жил все эти годы как монах. Нет, конечно, у него были женщины. С одной из них он даже сблизился. Но сама профессия, постоянное ожидание приказа, превращавшего его в заряженное ружье, не позволяли завести семью или иметь детей. Это было для него немыслимой роскошью. Он немного гордился своей кличкой, словно свидетельствующей о его полном отречении от всего мирского. За эти годы он получил неплохую двухкомнатную квартиру в Москве, в тихом месте. В последнее время ему стали платить гораздо больше прежнего, и он мог существовать вполне сносно.

Он не хотел признаваться даже самому себе, но за эти годы профессия стала его второй натурой. Он получал удовольствие от самого процесса подготовки, долгого наблюдения за намеченной жертвой, гордился своим умением точно и аккуратно выполнять любые задания.

Сведя свое общение с женщинами к необходимому минимуму, он встречался с ними лишь иногда, несколько раз в год. Однако самое большое удовольствие, почти сексуального характера, он получал в тот момент, когда видел, как жертва падает после его выстрела, как она дергается, замирая от боли и страха. Он не считал себя садистом, с женщинами он был даже робок и скован, но стоило жертве оказаться в прорези его прицела, как он замирал от сладкого предвкушения выстрела. Это и бывало тем редким наслаждением, которое оставалось у него в жизни.

Другим его достоинством за все эти годы было молчание и отшельнический образ жизни. Только это и помогло ему выжить столько лет на работе, на которой другие, менее удачливые и более болтливые агенты, проваливались. По непреложным законам конспирации «ликвидатора» убирали после трех-пяти лет их работы, иначе он мог рассказать слишком много. Когда его стаж достиг пяти лет, выяснилось, что новых «ликвидаторов» такого класса к этому времени не подготовили, а на дворе стоял уже восемьдесят пятый год.

Потом вообще стало не до «ликвидаторов». Правда, в конце 80-х пришедший к руководству КГБ бывший глава советской разведки генерал Крючков принял решение несколько подчистить «авгиевы конюшни»: сразу три «ликвидатора» из Первого управления «случайно» погибли примерно в одно и то же время. Один попал в автомобильную катастрофу, другой умер дома от сердечного приступа, когда врач, пытавшийся ему помочь, сделал ему укол, а третий просто выпал с девятого этажа своего дома в результате несчастного случая.

Монах, помогавший третьему «ликвидатору» выпрыгивать из своей квартиры, снова остался в живых. Ведь кто-то должен был сделать и эту работу. А потом уже было не до него. Вернее, его передавали каждому новому руководителю спецслужбы как особый резерв, пригодный на случай крайней необходимости, который, впрочем, бывал у каждого нового начальника спецслужбы хотя бы один раз за время его нахождения у власти.

Монах постепенно становился тем элитарным орудием, которое существует в каждой спецслужбе. Теперь он уже не боялся собственной ликвидации, будучи необходимым элементом самоутверждения каждого нового руководителя спецслужбы. Они сменяли друг друга достаточно часто, и каждому из них нужен был подобный специалист.

Глава 3

В тот день условный звонок раздавался трижды. Очередной вызов его не удивил: в последнее время было довольно много заказов.

Он появился у телефонной будки как обычно – задолго до условленного срока. Все было спокойно. Направившись в пять часов к тайнику, он почувствовал неладное, хотя вокруг никого не было. Подсознание сигнализировало об опасности. Он сделал несколько обходов телефонной будки, не решаясь подойти к тайнику. Несмотря на все его усилия, он никого не заметил. Подойдя к тайнику уже в шестом часу вечера, он извлек сообщение.

Рядом с ним никто не появился. Тем не менее он не мог избавиться от неприятного ощущения, что за ним следят. Достав бумагу, он, как всегда, быстро направился к станции метро, чтобы оторваться от возможных наблюдателей. Сообщение было не совсем обычным. На этот раз цифры отсутствовали, вместо них была всего лишь одна фраза: «В известном вам месте, сегодня в семь часов».

Это ему не понравилось. За последние несколько лет ему не назначали свиданий. В этом не было необходимости. Они и так прекрасно обходились без лишних свидетелей. Он хорошо знал, что означает свидание с любым человеком. Это означало, что он становился носителем какой-то информации, а любая информация была опасной. И любой человек, которого он мог узнать, становился потенциально опасным. Хотя, назначив встречу с такими предосторожностями, они сами опасаются утечки информации. Могли бы ведь просто позвонить или назначить свидание у первого тайника. Теперь он понял, почему чувствовал на себе чужие взгляды. Очевидно, за ним все-таки наблюдали, но решили встретиться в другом месте. И поэтому идти надо было в любом случае.

У него оставалось время, чтобы успеть достать личное оружие. Тот самый набор, который он держал на самый крайний случай. Винтовка ему могла не понадобиться, но оба пистолета, хорошо смазанные и годные к употреблению, были в самый раз. Достав чемоданчик, который прятал все эти годы по разным местам, он почувствовал себя гораздо увереннее. И ровно в семь часов поехал на место встречи. В конце концов, рассуждал он, если кто-то решит, что ему пора заканчивать, то может серьезно просчитаться. Он принял меры на случай своей внезапной смерти. И они не понравятся тому, кто мог отдать приказ о его ликвидации.

В семь часов вечера у моста стоял темно-синий «Вольво». Он увидел машину издали и понял, почему она так демонстративно остановилась у самого тайника: давали понять, что ничего страшного не случится. Чувствуя приятную тяжесть пистолетов, висевших на ремнях под легкой курткой, он медленно приблизился к автомобилю.

За рулем сидел незнакомый ему человек лет тридцати пяти. Увидев севшего в машину Монаха, он кивнул, словно старому знакомому, и не торопясь завел мотор. Монаху понравилась эта неторопливость. Очевидно, человек за рулем был профессионалом. Он не суетился, не нервничал и не слишком часто смотрел в зеркало заднего обзора, пытаясь разглядеть пассажира. Лишь проехав две улицы, спросил, не оборачиваясь:

– Вы получили наш вызов?

– Да.

– Вы Монах. – На этот раз он не спрашивал. Просто назвал кличку, чтобы его собеседник понял степень осведомленности и оценил ее в ходе дальнейшего разговора.

– Меня так давно никто не называл, – ответил он.

– Я все знаю, – чуть торопливо сказал незнакомец, глядя на дорогу.

Секунд двадцать тянулось томительное молчание, после чего незнакомец наконец произнес:

– Мы решили использовать ваш опыт.

– Понимаю.

– Нам рекомендовали вас как лучшего специалиста.

На этот раз он промолчал. Комментировать что-либо было не в его интересах. Они должны были знать, какой «товар» берут.

– Вы согласны? – спросил незнакомец.

Это его удивило. Обычно его не спрашивали, просто присылали адреса и фотографии нужных людей. Что с ними происходит? Или они решили перестроить свою работу?

– Почему вы спрашиваете? – недоверчиво прохрипел он. – Это моя работа.

– Да-да, конечно, – согласился незнакомец, – я лишь хотел вас предупредить, что это не совсем обычный заказ.

Он пожал плечами. Удивительным было все. От методов ведения беседы до этой непонятной встречи.

– Я могу отказаться? – внезапно спросил он.

– Пока да, – отозвался незнакомец, – хотя, честно говоря, мы очень рассчитывали на вас.

– Понятно. Очевидно, ваш клиент – слишком высокопоставленное лицо?

– Как вы догадались?

– Опыт. Вы же сами сказали, что отбирали самого опытного.

– Я сказал, что мы хотим использовать ваш опыт.

– Ну, это одно и то же. Если вы сейчас скажете мне цену, я примерно смогу представить, что именно вы от меня хотите.

Незнакомец посмотрел в зеркало. Пожевав губами, словно решая для себя нелегкую задачу, он наконец произнес:

– Пятьдесят тысяч.

– Мало, – возразил Монах, хотя так много ему никогда не платили, даже половина этой суммы была целым состоянием. Чуть помолчав, он добавил: – Судя по подготовке и по нашему разговору, этот человек стоит не меньше четверти миллиона долларов.

– Почему вы так решили?

– За сто тысяч вы бы не приехали сюда. Пятьдесят тысяч долларов не такая сумма, чтобы убивать такого человека. Иначе вы не стали бы являться лично на разговор, а прислали бы обычные пленки.

– Хорошо. Я понял ваши мотивы. Но обычно вы получали десять тысяч. По-моему, пятьдесят – это очень хорошо.

– Из-за такой суммы вы бы не приехали на встречу, – упрямо возразил Монах.

– Хорошо. Семьдесят пять, и не торгуйтесь.

– Сто. На меньшее я не согласен.

– Ладно, черт с вами. Хотя я должен буду сказать о ваших требованиях.

– Как угодно. За меньшую сумму просто неприлично соглашаться. Я давно хотел сказать, что мне платят очень мало. Как раз представился удобный случай.

– Сто тысяч, – кивнул незнакомец, – я думаю, мы договоримся.

– Остановимся на этой сумме. Что я должен делать?

Незнакомец повернул руль влево. Он успевал смотреть по сторонам, наблюдая за потоком машин, и давно обратил внимание на темную «Ауди». Монах тоже ее заметил, но пока не проявлял признаков беспокойства. Очевидно, это было сопровождение незнакомца. Она слишком открыто шла за «Вольво».

– Вы должны быть готовы убрать определенное лицо, – сказал наконец незнакомец.

– Что значит быть готовым?

– Это значит, что надо ждать сигнала на исполнение приговора.

– А его может и не быть?

– Да. В таком случае вы получите четверть причитающегося вам гонорара.

– Сколько времени я должен ждать? У меня есть время на подготовку?

– В течение месяца. Дополнительный сигнал может прийти затем в течение десяти дней. Или будет дан сигнал отбоя.

– Ясно.

Он сказал это таким тоном, что незнакомец снова взглянул на него в зеркало.

– Вам что-нибудь непонятно?

– Разумеется. Мне нужны гарантии моей безопасности.

– В каком смысле?

– Ваша встреча со мной означает высший уровень секретности. А это значит, что при любом вашем сигнале следующим будет приказ о моем устранении.

Незнакомец усмехнулся:

– Вы умный человек. Я еще не назвал вашего клиента.

– Именно поэтому я хочу оговорить все до того, как вы его назовете, а не после.

– Какие гарантии вас устроят?

– Вы передаете мне деньги до того, как я получу сигнал. Заметьте: не четверть суммы, как вы говорили, а все целиком. Судя по нашему разговору, предстоящая операция будет нелегкой. И я вряд ли захочу встретиться с кем-нибудь из ваших людей после ее завершения. Очень надеюсь, что мы никогда больше не увидимся. Думаю, вы понимаете мои мотивы. И только после получения денег я начинаю подготовку.

– Вы с ума сошли? Кто будет платить за непроведенную операцию авансом? Как вы себе это представляете?

– Вы. Вы и будете платить. Иначе я не стану готовиться к вашей операции. У меня должны быть гарантии, что после нее я смогу бесследно исчезнуть. И ваши люди меня не смогут найти.

– Вы всегда так предусмотрительны? – криво улыбнулся незнакомец.

– Когда имею дело со своими бывшими коллегами – всегда. Это позволяет сохранять мне нормальное здоровье вот уже столько лет.

– А наши гарантии? Что, если вы исчезнете с этой суммой?

На этот раз усмехнулся Монах.

– Куда? – спросил он. – Или вы считаете, что я могу взять деньги и сбежать, как мошенник?

– Действительно, – развеселился незнакомец, – смешно.

Он немного помолчал и наконец согласился:

– Хорошо. Я передам ваши условия. Думаю, мы сумеем договориться.

– Когда мы с вами встретимся?

– Через полчаса. Вы подождете меня в моей машине. А я перейду в соседний автомобиль и вернусь сюда через полчаса.

– В эту «Ауди», которая идет следом за нами? – спросил он.

Незнакомец покачал головой:

– Мне начинает казаться, что мы совершили ошибку, обратившись в такому специалисту, как вы.

– Еще не поздно все вернуть на свои места. Мы можем просто расстаться. – Ему искренне не хотелось приниматься за это дело. Он уже чувствовал, что ничего хорошего не выйдет. Дела, в которых было слишком много секретности, как правило, плохо кончались.

– Нет, – покачал головой незнакомец, – уже поздно. Решение о вашем участии принимается совсем на другом уровне. Подождите меня в машине. И постарайтесь не выходить из автомобиля. Наблюдателям поручено стрелять, если вы попытаетесь уйти.

– Это я уже понял, – невесело произнес Монах.

Незнакомец притер автомобиль к тротуару и, взглянув на своего пассажира, вышел, хлопнув дверцей. Оставшись один, Монах задумался. Он не сомневался, что незнакомец сказал правду: если он попытается выйти из машины, его убьют. Черт возьми, это была самая неприятная история, в которую он мог попасть, хотя понимал, что рано или поздно это произойдет.

Это должно произойти в тот самый момент, когда ему поручат очередного клиента. И тогда сразу после выполнения задания будет принято решение о его устранении. Вернее, это произойдет одновременно с поручением ему задания. При этом степень секретности будет такой, что не только его самого, но и его будущего убийцу уберут, чтобы обеспечить полную тайну. Он знал механизм подобных «заказов», понимая, что шансов выжить у него практически не будет. А отказ равносилен самоубийству. В этом случае он бы просто не дожил до сегодняшнего вечера.

Он невесело усмехнулся. Такова собачья работа настоящих профессионалов. Сначала их используют, а затем убирают. Мы как презервативы, горько подумал он. Когда мы нужны, мы просто незаменимы. А после использования отправляют на помойку. Рано или поздно ему бы все равно поручили подобное дело, после которого он был бы обречен. Собственно, в самой профессии киллера есть нечто роковое. Он всегда должен помнить, что главная опасность для него исходит не от потенциальной жертвы, а от заказчиков, для которых он неприятный свидетель.

Отказаться в его случае невозможно. Незнакомец знал обо всем. Пароли, явки, места встречи, систему оплаты. Судя по разговору, был осведомлен о методах профессионалов не хуже самого Монаха. Возможно, он сам станет его будущим «ликвидатором». Нечто похожее он уже прочитал в глазах незнакомца.

Он был готов к подобному. Именно поэтому он до сих пор не женился. И не позволял себе иметь близких людей рядом с собой, даже собаку. Теперь нужно было готовиться к последней операции, после которой Монах исчезнет. Собственно, у него давно все было готово, оставался заключительный штрих. Хотя об этом незнакомец не должен догадываться.

Монах осмотрелся. В соседнем доме за окном чуть шевельнулась занавеска. Очень может быть, что именно там стоит снайпер, которому поручено стрелять в случае, если пассажир попытается выйти из машины. Какое же число людей они задействовали в этой встрече? И для чего нужна подобная секретность? Надеюсь, они не собираются убивать президента республики, невесело подумал он.

Ровно через полчаса незнакомец подошел к автомобилю. Он был явно не в настроении. В руках у него был темный портфель.

– Мы договорились, – хрипло сказал незнакомец, – однако вы получите только половину суммы, чтобы избежать искушения. Вторую половину мы переведем по вашему желанию в любой банк в любую часть света. Или туда, куда мы обычно переводили деньги. Можем оформить на предъявителя. Вас устраивает такой вариант?

– Если нет других предложений, то да.

– Ваша задача, – напомнил незнакомец, – в течение месяца подготовиться и ждать нашего сигнала. Условный сигнал пройдет, как обычно, по известному вам каналу.

– Выбор оружия за мной?

– Мы подготовим вам оружие.

– Место, время, срок?

– Мы все подготовим, – повторил незнакомец, – все, что необходимо. Вам нужно будет только спустить курок. И, разумеется, выполнить небольшой кросс. В течение месяца мы однажды вывезем вас на место операции, чтобы вы проверили маршрут. Это предположительный срок.

– Я не совсем понимаю, что вы мне предлагаете. Вы сами хотите определить за меня место и время?

– Конечно.

– Но я так никогда не работал. Мне нужен только клиент. Остальное я обычно готовил сам.

– Это не тот случай, – чуть усмехнулся незнакомец, – вы к нему просто не подберетесь, а мы выведем вас прямо на него.

– Странно. Обычно мне доверяли самому выбирать момент нападения.

– Это входит в условие контракта, – жестко отрезал незнакомец. – И еще одно. В течение месяца вы будете под нашим наблюдением. Ежесекундно. Надеюсь, вы избежите искушения оторваться от наблюдения.

– Понятно, – невесело подвел итог Монах: ему все меньше и меньше нравилось новое дело, – надеюсь, из дома мне выходить разрешат? В тюрьму не посадят?

– Разрешат, – улыбнулся незнакомец, – можете не сомневаться.

– Вы дадите мне его досье?

– Зачем?

– Но мне казалось, что мы договорились.

– Верно. Но досье вам не нужно. Мы сами укажем нужного человека.

– Интересно, – прищурился Монах, – такого в моей практике никогда не было.

– У вас есть еще вопросы?

– У него есть охрана?

– Да.

– Профессионалы?

– Он сам профессионал.

Это было чуть легче. Значит, в любом случае это будет не политика. Или он все-таки ошибается?

Глава 4

Разговор с незнакомцем убедил его, что будущее задание будет не просто сложным, но и ответственным. Такого в его практике не бывало никогда. Ему не назвали имя клиента, не сказали, где и когда будет выполнен «заказ». Еще больше настораживало плотное наблюдение. Понял он и другое: спасти его теперь ничто не могло, его найдут где угодно, чтобы обеспечить полную секретность операции. Этo была задача с двумя известными. Первое заключалось в том, что ему известна тайна, а второе – в том, что сразу после исполнения «заказа» на него будет объявлена настоящая охота. Торговаться было глупо. Деньги ему больше не понадобятся. Оставалось одно – соглашаться, выполнять задание и ждать, когда они решат убрать его самого. Такая перспектива его устраивала менее всего.

До встречи с незнакомцем в запасе было два дня. Тот назвал свою фамилию, но она наверняка была вымышленной, Монах даже не стал ее запоминать. Два дня он почти не спал, мучительно обдумывая ситуацию. Сбежать они ему наверняка не дадут. Наверняка они уже следят за его домом и подключились к телефону. Через два дня он должен получить часть денег, которые вряд ли успеет потратить, а через десять – подтвердить свою готовность. Через месяц – быть готовым окончательно и ждать сигнала. Причем независимо от сигнала решение о его ликвидации уже скорее всего принято.

Оставалось придумать нечто невозможное. У его заказчиков все было предусмотрено. Они наверняка предупредили все аэропорты и железнодорожные вокзалы, пограничные посты и таможенные службы на случай его бегства. Кроме одного варианта, который они просто не могли предусмотреть. Он был самым рискованным и самым непредсказуемым, но единственным, обещающим хоть какую-то надежду спастись. Сбежать без денег и документов было невозможно, а с ними он становился уязвим. Не выполнить «заказа» он уже не мог. Выполнить же было невозможно. И не потому, что это трудно и рискованно. Сложнее было другое. Выполняя задание, он обязан помнить о винтовке снайпера, нацеленной на него. Возможно, сразу после исполнения «заказа» пуля пробьет ему затылок, даже не дав ощутить свой триумф. Оставался тот самый единственный вариант.

Через два дня он снова появился в условленном месте. И снова его ждал незнакомец, сидевший в другой машине. На этот раз это был темно-зеленый «СААБ».

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное