Чингиз Абдуллаев.

Крах лицедея

(страница 4 из 16)

скачать книгу бесплатно

Почувствовав его состояние, сеньора Ремедиос тут же поспешила к выходу, чтобы позвонить по внутреннему телефону в номер Рочберга. Через минуту она вернулась с несколько растерянным видом.

– Его телефон не отвечает, – сообщила она.

Карраско оглядел присутствующих. Он превращался в посмешище. Этого он не мог допустить.

– Пошлите кого-нибудь проверить, где находится мистер Рочберг, – уже перестав себя сдерживать, закричал Карраско, – зачем я приехал сюда и привез все эти экспонаты? Чтобы он не появился в самый нужный момент? Или он решил над нами посмеяться? Бернардо! Выясните, куда делся наш американский «друг».

– Простите, сеньор, – растерялся Бернардо, – вы хотите, чтобы я оставил вас одного?

– У дверей стоят охранники и полицейские, – продолжал бушевать Карраско, – с моими драгоценностями ничего не произойдет. Найдите Рочберга и сообщите наконец, почему он так опаздывает.

Бернардо и сеньора Очоа, взглянув друг на друга, почти бегом покинули салон. Оставшиеся переглядывались, общее ощущение тревоги передавалось каждому из присутствующих. Только журналисты были довольны. Похоже, назревала сенсация. Альянс между американской компанией Рочберга и испанской фирмой Карраско мог не состояться. Эрендира Вигон, почувствовав, что присутствует при историческом событии, подошла ближе. Ей было интересно увидеть, как будет реагировать Пабло Карраско на срыв соглашения, о котором писали все газеты. Фил Геддес уже достал и незаметно включил спрятанный в кармане небольшой диктофон, чтобы записать все слова, которые могли прозвучать из уст разъяренного Карраско.

Но, похоже, сам ювелир осознавал, какую опасность представляют для него оба журналиста, присутствующие на закрытой церемонии, и поэтому, опасливо взглянув на них, он усилием воли заставил себя успокоиться и отойти в сторону.

Петкова подошла к Дронго.

– У них что-то сорвалось, – убежденно сказала она, – не может быть, чтобы мистер Рочберг опоздал более чем на полчаса. Возможно, его кто-то задержал.

– Он мог позвонить и предупредить, что задерживается, – возразил Дронго. – Видимо, он вообще не хочет здесь появляться.

– Тогда зачем он принял приглашение Карраско? – тихо спросила Ирина. – Вам не кажется, что Рочберг повел себя несколько нелогично? Совершить перелет из Лос-Анджелеса, проехать всю Испанию до Чикланы, поселиться в отеле – и не пройти двухсот метров, отделяющих его номер от этого зала... Согласитесь, что это нелогично.

– Конечно, нелогично, – кивнул Дронго, – но у ювелиров может быть своя логика. И свои интересы, о которых мы не знаем. Я слышал, как он рассказывал Ямасаки о том, что хочет отказаться от сотрудничества с его фирмой и заключить новое соглашение с Карраско. Вернее, не полностью отказаться, а сократить объемы. Но за эти несколько часов он мог передумать сам или получить какое-то новое сообщение из Америки. Или, может быть, Ямасаки убедил его не терять традиционных партнеров по бизнесу. В конце концов, Ямасаки хоть и японец, но американский гражданин, а Карраско испанец – в таких вопросах американцы всегда отдают предпочтение своим соотечественникам.

– И вы думаете, он мог изменить свое решение? – удивилась Петкова.

– Не знаю, – честно признался Дронго, – мне вообще кажется странным его поведение.

Даже если он решил не подписывать соглашение с Карраско, то прийти и посмотреть на драгоценности он мог. Хотя бы из чистого любопытства.

Пока они разговаривали, Бернардо и сеньора Очоа безуспешно пытались дозвониться в номер мистера Рочберга – телефон не отвечал. Американского ювелира разыскивали по всему отелю. Портье приказал служащим проверить все места, где мог находиться гость. Во все рестораны и бары были посланы сотрудники охраны. Наконец портье, менеджер отеля, руководитель службы безопасности, горничная и сам Бернардо прошли к номеру, который занимал мистер Рочберг.

В этот момент в зал, где проходила презентация, стараясь не привлекать внимания, бочком вошел Антонио Виллари. Он был в светлом костюме. Все посмотрели на вошедшего.

– У вас испачкан рукав, сеньор Виллари, – произнес в наступившей тишине Галиндо.

Виллари поднял руку и посмотрел на пятно.

– Это сок, – сказал он со смущением, – я так торопился сюда, что опрокинул со столика стакан с томатным соком.

Никто ничего не стал уточнять. Виллари еще раз посмотрел на рукав своего пиджака. Молчание, воцарившееся в салоне, было невыносимым. Карраско «одарил» своего друга таким бешеным взглядом, словно тот был виноват в задержке Рочберга.

– Может быть, Исаак Рочберг не захотел сюда приходить из-за этого типа? – предположил Дронго. – Боится быть втянутым в ненужный скандал. Или оказаться скомпрометированным из-за гомосексуальных связей Карраско?

– Американец? – выразительно спросила Петкова. – Думаете, что он задержался бы из-за подобной мелочи? Никогда в жизни. Вы, наверное, ничего не знаете о Рочберге. Ради выгоды он пришел бы сюда, даже если Карраско продал бы душу дьяволу.

В коридоре у номера Рочберга стояло сразу несколько человек. Портье достал свой ключ и осторожно открыл дверь. Заглянув внутрь, он издал звук, похожий на стон, и тут же попятился назад. Бернардо, оттолкнув его, бросился в комнату. Но через секунду и он выскочил за дверь.

– Черт возьми, – растерянно произнес бывший полицейский, – кажется, его убили.

– Что вы говорите? – ахнул менеджер. – Убили? В нашем отеле? Такого не может быть!

– Войдите и посмотрите сами, – предложил Бернардо несчастному менеджеру, у которого на нервной почве начало дергаться лицо.

– Ни в коем случае, – менеджер замахал руками. Он повернулся к портье: – Вызывайте полицию, врачей, позвоните управляющему. Господи, что я буду говорить...

Он не успел закончить свои причитания, когда Бернардо строго распорядился:

– Никого не впускайте в номер до приезда полиции. Поставьте в коридоре сотрудников охраны. – Он повернулся, чтобы уйти.

Проделав весь путь по коридору и внутреннему дворику бегом, в зал, где напряжение нарастало с каждой минутой, Бернардо вошел спокойным шагом – сказывалась большая полицейская практика. Он поискал глазами сеньора Карраско и подошел к нему.

– Где Рочберг? – рявкнул потерявший остатки терпения Карраско.

– Извините, сеньор Карраско, – сказал Бернардо, заставив себя выдавить улыбку, – давайте отойдем в сторону.

Карраско изумленно взглянул на него, но, ничего не переспросив, позволил увести себя в дальний угол. Бернардо встал спиной ко всем остальным, загораживая собой ювелира.

– Случилось несчастье, – коротко сообщил он, – сеньор Рочберг умер.

– Что? – вздрогнул от неожиданной новости ювелир. – Как умер?

– Я думаю, его убили, – деловито доложил Бернардо.

– Почему? – испугался Карраско. – То есть почему вы так думаете?

– Я уже видел подобные трупы, – пояснил Бернардо. – Судя по всему, его задушили. Как только я вошел в номер и посмотрел на его лицо, мне все стало ясно.

– Задушили? – шепотом переспросил Пабло Карраско. – Но кто это мог сделать? Здесь повсюду охрана, сотрудники полиции.

– Не знаю, сеньор, – угрюмо ответил Бернардо, – но ясно, что убийца все еще находится в отеле.

– Как это в отеле? – У Карраско задрожали губы. – Нужно срочно спрятать наши драгоценности. Вы меня понимаете? Вызывайте сотрудников охраны. И вообще – мы немедленно уезжаем отсюда!

– Нельзя, сеньор, – рассудительно заметил Бернардо, – мы не знаем точно, что случилось с сеньором Рочбергом. Но, по моим предположениям, произошло убийство. И если мы уедем сразу, после того как выяснилось, что ваш гость убит, это может вызвать ненужные слухи. Не говоря уже о том, что наш внезапный отъезд может не понравиться следствию. Ведь именно вы пригласили сеньора Рочберга в этот отель. Он приехал в Испанию по вашему приглашению. Вы меня понимаете, сеньор Карраско?

– Понимаю, – растерянно пробормотал ювелир. – А как же камни? – вдруг спросил он. – Куда делись мои камни? Вы проверили в номере Рочберга? Я давал ему три бриллианта, чтобы он оценил качество огранки. Куда они делись?

– Бриллианты? – удивился Бернардо. – Вы давали ему бриллианты? – ошеломленно уточнил он.

– Конечно, давал, – не сдержавшись, повысил голос Карраско, – в вашем присутствии!

Бернардо секунду подумал, как бы припоминая что-то, и, повернувшись, быстрым шагом вышел из зала. Карраско вернулся к гостям. Все смотрели на него. Две женщины – Ирина Петкова и Эрендира Вигон. Четверо ювелиров – Мачадо, Шекер, Ямасаки, Галиндо. И стоявшие несколько в стороне Геддес и Дронго. В углу замер Антонио, не спускавший с Карраско взгляда печальных глаз.

– Что-нибудь случилось? – спокойно спросил Ямасаки.

– Да, – кивнул Карраско, обводя всех полубезумным взглядом, – случилось. Я прошу вас сохранять спокойствие, сеньоры. Но, кажется, у нас произошло несчастье. Мне только что сообщили о смерти нашего друга и коллеги Исаака Рочберга.

Глава 5

Все ошеломленно молчали. Первым не выдержал Мачадо:

– Он умер? Сердечный приступ?

– Нет, – ответил Карраско, с трудом сдерживая эмоции, – его убили. Мне передали, что его убили.

После этих слов ювелиры встревоженно переглянулись. Ямасаки направился к выходу. Обгоняя его, вперед рванулись журналисты. При этом Эрендира Вигон проявила поразительную резвость и даже опередила Фила Геддеса.

– Стойте! – крикнул им Карраско. Журналисты остановились. – Подождите! Лучше не покидать салон, пока не приедет полиция. Ведь произошло убийство!

– Именно поэтому нам нужно быть на месте преступления, – отмахнулся от него Геддес и, оттолкнув стоявшую рядом с ним женщину, первым выскочил из зала. Эрендира, изрыгая проклятия в адрес своего проворного коллеги, поспешила за ним. Ямасаки поклонился, принося извинения, и только затем все же удалился. Оставшиеся посмотрели на Карраско.

– Его убили, – растерянно повторил ювелир, – я не понимаю, кто его мог убить? В таком отеле?

– Если его застрелили, то соседи должны были слышать выстрел, – хмуро заметил Тургут Шекер.

– Нет, – простонал Карраско, усаживаясь на стул и хватаясь за сердце, – его задушили. Вы представляете, какой скандал? Задушили... Все будут считать, что я специально пригласил его сюда... Какое несчастье! У меня сорвался такой контракт...

Петкова посмотрела на Дронго и нахмурилась. Но не стала спешить к выходу. Она оглядела оставшихся в зале мужчин, словно решая, как именно ей поступить. Карраско раскачивался из стороны в сторону. Было непонятно, отчего он так нервничает. Боится потерять репутацию в результате смерти гостя? Сожалеет об упущенной выгоде от контракта? Жалости к Рочбергу он, очевидно, не испытывал. Впрочем, и остальные ювелиры не особенно жалели своего коллегу. Среди царства холодных камней теплые чувства были ненужным элементом, мешающим их работе.

– Что теперь будет?.. – сокрушенно качал головой Карраско.

Стоявший рядом Галиндо оглянулся на разложенные подушечки с драгоценностями. Однако ничего не сказал. Петкова с трудом сохраняла спокойствие. Тургут Шекер держался в стороне, но не уходил. Очевидно, опыт прежней жизни подсказывал ему, что самое правильное в подобных обстоятельствах – не выходить из зала и не спешить к тому месту, где произошло убийство.

– Вы ведь частный эксперт, – напомнил Галиндо, обращаясь к Дронго, – может быть, вам лучше выйти и посмотреть.

– Вы считаете, что я могу оказать более действенную помощь, чем представители полиции? – уточнил Дронго.

– Вы один из лучших экспертов в мире, – вмешалась Петкова.

– Это только слухи, – пробормотал Дронго, – хотя я думаю, что мне действительно стоит пойти взглянуть, в чем там дело. Значит, вы отдали ему свои бриллианты, сеньор Карраско?

– Несколько крупных камней, – поднял голову ювелир, – а откуда вы знаете?

– Я слышал, как Рочберг разговаривал с Ямасаки, – пояснил Дронго. – Он говорил, что вы передали ему некоторые бриллианты. Кстати, я могу вас поздравить, он хвалил вашу работу, отметив великолепное качество огранки.

– Сейчас это не имеет значения, – выдохнул Карраско, – его все равно убили. И мои камни не были застрахованы.

– Но тогда выходит, что его убили из-за ваших камней, – сказала изумленная Петкова. – Возможно, убийца охотился именно за ними.

– Не знаю, – пожал плечами Карраско, – я даже не допускал мысли, что в таком отеле может оказаться убийца. Просто не представлял себе! Хотя Бернардо мне говорил... Я застраховал свою коллекцию. И даже «Мавританскую красавицу». Но мои камни... как это глупо получилось...

Дронго взглянул на Петкову.

– Пойдемте вместе, – неожиданно предложил он. – Надеюсь, вы не боитесь мертвецов?

Она закусила губу и покачала головой. Вместе они вышли из салона. У входа стояли шесть человек – охранники и полицейские.

– Кажется, Карраско охраняют, как самый драгоценный алмаз, – тихо сказал, указывая на них, Дронго.

– Он известный в Испании человек, убийца может решиться ограбить и его, – пояснила она.

– Никогда, – возразил Дронго, галантно пропуская женщину вперед. – Дело в том, что вся коллекция Карраско носит эксклюзивный характер и не может быть продана другому ювелиру, – пояснил он, – поэтому нормальный грабитель не будет трогать его украшений. Бриллианты, которые Карраско передал Рочбергу, – другое дело. Вот их можно продать, и за большие деньги.

– Именно поэтому американца и убили, – кивнула Петкова.

Они вошли в ресторан, разделявший внутренние дворы, и направились во второй внутренний дворик. Здесь у бассейна уже толпились люди, узнавшие об убийстве ювелира. У всех было подавленное, мрачное настроение. Дронго и его спутница быстро проследовали дальше. В коридоре также было много народу. Но к номеру погибшего никого не пускали стоявшие здесь полицейские.

– Прошу прощения, – по-английски обратился к одному из них Дронго, – я хотел бы пройти и поговорить с кем-нибудь из вашего руководства.

– Я не понимаю вас, сеньор, – ответил полицейский по-испански.

Дронго оглянулся на Петкову, словно прося у нее помощи.

– Он хочет пройти к вашему комиссару, – она заговорила на испанском, – этот господин самый известный частный эксперт. Он может помочь вам в расследовании. Возможно, вы слышали – его зовут Дронго.

– У нас приказ, сеньора: никого не пускать, – пояснил испуганный полицейский, никогда не слышавший о Дронго, – сейчас выйдет комиссар, и вы сможете с ним поговорить. Простите меня, сеньора, но у меня приказ, – снова повторил он.

– Он ничего не может сделать, – с досадой сказала она, махнув рукой.

Дронго понимающе кивнул:

– Полицейские не любят частных экспертов. В этом нет ничего удивительного. Хотя я не думаю, что на месте преступления мы найдем бумажник или какой-нибудь документ преступника. Это было бы слишком просто.

– Вы всегда так спокойны? – поинтересовалась она.

– Скорее я прагматичен, – парировал он. – Просто я знаю, что именно там можно найти. Убитого ювелира. И почти наверняка у него уже нет камней, которые ему дал сеньор Карраско.

В коридор вышел Бернардо. Увидев его, Петкова шагнула навстречу.

– Что там происходит? Мы хотим пройти, но нас не пускают. Со мной мистер Дронго. Он известный на весь мир детектив, и его помощь могла бы оказаться нелишней в таком сложном вопросе...

– Извините меня, – покачал головой Бернардо, – но туда ни вас, ни кого другого не пустят. Вы же понимаете... Сеньор Рочберг был американским гражданином, а такие вопросы рассматриваются всегда с особым пристрастием. Должен приехать американский консул. Уже звонили из Мадрида. Об убийстве Исаака Рочберга доложили министру внутренних дел. Репортаж о его смерти прошел в наших телевизионных новостях. Остается только, чтобы об этом сообщили в Си-эн-эн.

– Понятно, – пробормотал Дронго, – я так и думал. Погибший был слишком известным человеком.

– Вот именно, – кивнул Бернардо, – и судя по тому, как убили Рочберга, орудовал профессионал.

– В каком смысле? – уточнила Петкова.

– Профессионально накинута удавка, – пояснил Бернардо. – Очень ловко удавили этого в общем-то отнюдь не миниатюрного господина. Удержать удавку на такой шее мог только мужчина. Я видел подобные случаи. И сразу скажу – убийцей мог быть только мужчина. Встречаются, конечно, сильные женщины, но долго удерживать Рочберга в таком положении скорее всего ни одна из них не смогла бы. Поэтому я уверен, что работал мужчина.

– А камни? – не унималась Петкова.

– Их нет, – развел руками Бернардо. – Вы тоже слышали о камнях? Похоже, о них знали все приглашенные сегодня на прием. А я думал, только ювелиры...

– Почему? – поинтересовался Дронго.

– Руис Мачадо заявил, что слышал разговор Рочберга с Ямасаки.

– Я тоже слышал, – кивнул Дронго, – и там было много посторонних. Поэтому о камнях мог слышать любой.

– Верно. Но у ювелиров есть своя корпоративная зависть к успехам конкурентов, – задумчиво произнес Бернардо.

– И корпоративное чувство ответственности, – возразила Ирина Петкова. – Вам не кажется, что довольно наивно подозревать ювелиров? Здесь собрались слишком известные всей Европе мастера.

– Мы никого из них раньше не видели, – неожиданно сказал Бернардо, мрачно взглянув на Петкову, – мы знали их только по именам. Хотя фотографии Ямасаки и Рочберга были во всех наших газетах.

– И вы думаете, что убийцей был кто-то из ваших гостей? – то ли спросил, то ли констатировал Дронго.

– Не знаю. Не хочу гадать. Но про камни могли знать только ювелиры. В смысле – оценить их стоимость. Я вообще не верю в случайности такого рода. Для этого я слишком много времени провел на работе в полиции. Если кто и мог совершить столь дерзкое ограбление, что даже пошел на убийство, то поверьте, это не случайный вор, оказавшийся в отеле. Преступника нужно искать среди приглашенных.

Бернардо замолчал и, извинившись, удалился. Петкова посмотрела ему вслед, затем обернулась к Дронго:

– А если он прав?

– Вы тоже думаете, что среди ювелиров кто-то мог решиться на такой дикий поступок? – не поверил Дронго. – Вам не кажется, что у вас слишком бурная фантазия? В жизни так не бывает. У каждого из них есть своя репутация, наработанная годами, которой он старается дорожить. И если всеми уважаемый человек совершает подобное преступление, то это скорее абсолютный нонсенс, чем закономерный факт.

– А если не ювелир? – вдруг спросила она. – Ведь Карраско пригласил и других людей.

– Меня вы тоже подозреваете? – холодно спросил Дронго.

– Вы слишком известный человек, – улыбнулась Петкова, – и все знают, что вы частный эксперт. Но, кроме вас, там было еще несколько человек. Двое журналистов, тот же Бернардо, кстати, бывший полицейский, пресс-секретарь Карраско. Уже четверо. И, конечно, Антонио, который мог ревновать Карраско к его новому партнеру. Я имею в виду – деловому партнеру.

– Я еще не слышал, чтобы к деловым партнерам ревновали до такой степени, – усмехнулся Дронго. – Больше никого?

– К подозреваемым можно отнести и меня, – неожиданно добавила Ирина Петкова.

– Шесть ювелиров и шесть посторонних, – прокомментировал Дронго, – идеальная симметрия, если отнести Антонио к ювелирам. Он-то, конечно, не посторонний. Но только в том случае, если допустить, что убийца обязательно находится среди приглашенных.

– А также учесть, что убийцей он стал, чтобы гарантировать свое алиби, – добавила Петкова. – Преступник мог войти в номер к Рочбергу, чтобы забрать бриллианты. Скорее всего, он и не собирался убивать американского ювелира, но случайно столкнулся с ним там. И принял решение избавиться от опасного свидетеля. Иначе зачем ему убивать Рочберга? Убийца действовал таким образом только из страха быть разоблаченным. Значит, можно предположить, что Рочберг знал его в лицо или мог узнать. А это автоматически означает, что убийца был не простым грабителем, случайно оказавшимся в номере ювелира, а гостем нашего отеля.

Дронго развел руками.

– Браво, – восхищенно сказал он, – мне кажется, что вам нужно открыть частное сыскное агентство, а не магазин фарфоровых статуэток. У вас поразительная логика, госпожа Петкова. Очевидно, в прежней жизни вы были сыщиком.

– Нет, – улыбнулась она, несколько смущенная его комплиментом, – но я всегда любила читать детективы. И никакая не поразительная, а самая обычная логика подсказывает мне, что грабитель мог стать убийцей, только опасаясь разоблачения. Ведь Рочберг был старик – тучный и неповоротливый. Любому вору было бы достаточно оттолкнуть ювелира и выскочить в коридор. Рочберг его никогда бы не догнал. Но убийца не мог допустить, чтобы его узнали, и поэтому решился на такой отчаянный шаг.

– Наверное, вы правы, – мрачно согласился Дронго, – и тогда искать преступника нужно среди приглашенных в салон к Пабло Карраско. Ведь Рочберг не знал никого из остальных гостей или сотрудников отеля. Они для него все были на одно лицо.

– Шесть ювелиров и шесть посторонних, – напомнила Петкова, – значит, убийца – кто-то из нас.

– И каким образом можно вычислить убийцу? – поинтересовался Дронго. – У вас есть рецепт на этот случай?

– Нет, – призналась она, – но ювелиров я бы не подозревала. Они очень богатые люди. Все шесть человек. Карраско, Ямасаки, Галиндо, Шекер, Мачадо. Шестой, Антонио, тоже не бедный человек. Во всяком случае, Карраско щедро одаривает его, и об этом знает весь Мадрид. Зачем Антонио красть камни, которые он может получить в подарок. Тогда выходит, что подозреваемых нужно искать среди всех остальных.

– Двое известных журналистов и двое сотрудников Пабло Карраско, – напомнил Дронго, – значит, остаемся мы с вами. Неприятный вывод.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Поделиться ссылкой на выделенное