Чингиз Абдуллаев.

Этюд для Фрейда

(страница 4 из 16)

скачать книгу бесплатно

– Эдгар, ты становишься циником.

– Просто рационалистом. В отличие от такого романтика, как ты, я всегда прочно стоял на земле.

– Тогда мы идеальная пара. Спасибо за помошь. Пока.

Он положил трубку и взглянул на часы. Завтра утром приедет супруг Наили, и они закроют это странное дело. Нужно будет поговорить с мужем и уточнить все интересующие его вопросы. Дронго даже не мог предположить, что уже завтра, в это время, мужа Наили Сабировой не будет в живых. Константин Скляренко улегся спать сегодня последний раз в жизни.

Глава пятая

Утром позвонил Леонид Кружков. Нужно было приехать в офис на проспект Мира, чтобы ознакомиться с поступившими письмами. Наличие подобного офиса было просто необходимо, ведь письма поступали со всего мира. Ему пришлось подняться пораньше, чтобы уже к одиннадцати часам утра встретиться с Кружковым и своим секретарем. Писем было много – сказывалось его отсутствие в Москве на протяжении последних трех недель. В них были просьбы, пожелания и различные мнения адресатов. Немного удивляло, что больше всего писем приходило из Украины и Белоруссии. Хотя письма приходили иногда даже из экзотических Монголии или Вьетнама, Чили или Австралии.

Он задержался в офисе до четырех часов дня. Затем позвонил Эдгару, и они вместе пообедали в одном из ресторанов, где было не так много посетителей. Домой Дронго вернулся к шести часам вечера. Он постоянно думал о вчерашнем визите и решил, что позвонит молодой женщине сегодня вечером. Он не хотел беспокоить их семью в течение сегодняшнего дня. Супруг Наили должен был прибыть в Москву сегодня утром. Нужно было дать им время встретиться, поговорить, обсудить возможные проблемы. И только затем позвонить им, чтобы назначить встречу и узнать все возможные подробности этого загадочного дела у близких Наили. Он не верил в таинственные исчезновения вещей, возможных привидений или домовых, посещающих эту квартиру. Любое объяснение должно быть рациональным и логически выверенным, считал Дронго. Он был слишком большим агностиком, чтобы поверить в различные потусторонние силы. Необходимо было осознать два момента. Первый – куда и каким образом пропадали вещи из дома. И второй, вытекающий из первого. Если в квартире появлялись незнакомцы, то как они туда проникали, минуя дежурного консьержа, автоматически закрывающуюся дверь в гараже и камеру, установленную на этаже.

Если принять во внимание, что полковник Карелин и его специалист уже проверили замки на входной двери, приходилось сделать вывод, что вещи могли пропадать из дома только во время посещения квартиры кем-то из людей, которые входили в дом, имея при себе ключи и не опасаясь камер наблюдения. Учитывая, что мать Наили оставалась с ней на даче, среди подозреваемых оставались только двое. Сама молодая женщина и ее супруг. Возможно, после разговора с Константином Скляренко Дронго удастся понять, каким образом происходят таинственные исчезновения.

На часах было около семи, когда раздался неожиданный телефонный звонок городского телефона.

Обычно после третьего звонка включался автоответчик. Первый звонок. Дронго прислушался. Второй звонок. Он взглянул на часы. Кто мог звонить в это время? Третий звонок. Включается автоответчик, который любезно сообщает его голосом, что хозяина сейчас нет дома и вы можете оставить сообщение. В ответ раздается какой-то сдавленный крик или плач. И телефонные гудки. Дронго подошел к аппарату, чтобы посмотреть, кто именно ему позвонил. У него стоял вместе с автоответчиком и определитель номера. Телефон высветил мобильный номер Наили Скляренко.

Дронго нахмурился. Подождав немного, он решил ей перезвонить. Но ее телефон был занят. Он перезвонил снова. Опять занято. Он положил трубку. Может нужно подождать, когда она снова решит ему позвонить. Прошло пять минут, десять, пятнадцать. Он снова решил позвонить. Набрал ее номер. На этот раз телефон долго не отвечал. А затем его просто отключили. Он решил, что ему показалось. Позвонил в четвертый раз. И женский голос сообщил ему, что абонент недоступен или телефон отключен. Это было самое неприятное. Он подумал, что можно перезвонить на городской телефон. Хотя, с другой стороны, вполне вероятно, что она поругалась с супругом и теперь ей не хочется вообще ни с кем разговаривать. Ведь Константин Скляренко был против вызова в их дом сотрудников милиции. Бизнесмена можно было понять.

В любом случае оставалось ждать. Но неосознанное чувство тревоги и нарастающее беспокойство не давали ему спокойно сидеть. Дронго поймал себя на том, что бесцельно ходит по квартире, пытаясь понять, что могло произойти с молодой женщиной. Не выдержав напряжения, он снова подошел к телефону. Поднял трубку. Немного подумав, положил. Возможно, она не хочет, чтобы он ей звонил. Возможно, его звонок только помешает ее трудному разговору с мужем. Ведь он не верит в таинственную пропажу вещей, и его можно понять. Ему кажется, что жена сама теряет вещи, а затем не может вспомнить, куда их прячет. И в этом его тоже можно понять. Такая позиция представляется наиболее логичной. Можно было сделать и другое предположение. Предположить, что вещи прячет сам Константин Скляренко, а затем забывает, куда их кладет. Или вообще зачем-то выносит из дома. В этом случае все кажется достаточно логичным. Но у мужа будет напряженный разговор со своей супругой.

Такой вариант тоже не очень правдоподобен. Первый вице-президент крупной строительной компании не может быть человеком с неустойчивой психикой. И тем более не может забывать, куда и зачем перекладывает вещи своей супруги. А пропавшая статуэтка вообще вызывает массу вопросов. Кому и зачем она могла понадобиться, кроме самих супругов?

Дронго заставил себя усесться в кресло и включить телевизор. Последние новости он смотрел по всем каналам, обычно переключая, чтобы получить разную информацию из различных источников. На этот раз он поймал себя на том, что слушает, но не слышит, о чем говорят. Напряжение нарастало. Что там произошло? Почему она ему не звонит?

Он снова набрал ее телефон. На этот раз он был включен. Раздались долгие телефонные гудки, и какой-то мужской голос недовольно спросил, кто звонит.

– Извините, – вежливо ответил Дронго, – мне нужна госпожа Скляренко. Можно позвать ее к телефону?

– Кто это говорит? – спросил тот же неизвестный мужчина.

– Ее знакомый. Мы договаривались сегодня созвониться или увидеться.

– Оставьте свой номер телефона – она вам перезвонит, – предложил незнакомец.

– Мой номер телефона должен высветиться на вашем дисплее, – напомнил Дронго, – передайте ей, что я буду ждать ее звонка.

Он не успел попрощаться, как говоривший с ним незнакомец отключился. Неужели это ее муж? И почему она сама не отвечает на звонки своего мобильного телефона?

Следующие двадцать минут он снова провел в беспрерывном хождении по своей квартире. Пока снова не раздался телефонный звонок. Он бросился к телефону, не дожидаясь, пока сработает автоответчик.

– Я вас слушаю, – быстро ответил Дронго.

– Здравствуйте, – услышал он другой мужской голос. И тоже неизвестного ему человека.

– Добрый вечер.

– Я говорю с господином Дронго?

– Да, – ответил он, – так меня обычно называют. С кем имею честь?

– Полковник Карелин. Мне рассказала о вас госпожа Скляренко. Наиля Скляренко. Вы ее знаете?

– Конечно. Мы встречались только вчера. А что с ней произошло?

–С ней – ничего страшного. Вы можете приехать в ее квартиру? Я пришлю за вами машину. Вы ведь вчера сюда приезжали?

–Вы в ее квартире, – понял Дронго, – что вы там делаете? Что там случилось?

– Когда приедете, все узнаете. Я пошлю за вами машину, – повторил Карелин.

– Не нужно. У меня есть свой автомобиль. Я помню адрес. Только скажите, что случилось? Что вы там делаете? С ней что-нибудь произошло?

– Да, – чуть подумав, ответил Карелин, – но будет лучше, если мы поговорим, когда вы приедете.

– Я прямо сейчас приеду. Только скажите, она жива, здорова?

– Она жива. Но нам необходимо ваше присутствие. Когда вы сможет приехать?

– Через тридцать минут, – взглянул на часы Дронго.

– Очень хорошо. Мы будем вас ждать. До свидания.

Дронго положил трубку и бросился одеваться. Должно было произойти нечто невозможное, если Наиля не отвечает на звонки, а в ее квартиру снова приехал их знакомый из Министерства внутренних дел. Неужели с молодой женщиной что-то произошло?

Гадать не имело смысла. Нужно было спешить. Уже через двадцать пять минут он подъезжал к дому Скляренко. На улице, перед домом стояло несколько милицейских автомобилей. Дронго вышел из автомобиля, прошел к дому. Там дежурил сотрудник милиции. Увидев подошедшего, он шагнул вперед. Сегодня с утра шел небольшой дождь, и сержант был в кожаной куртке.

– Сюда нельзя, – строго сказал сержант, – вы здесь живете? У вас есть документы?

– Меня пригласил полковник Карелин, – пояснил Дронго.

Сержант достал переговорное устройство, запрашивая разрешение. Затем спросил у гостя:

– Кто вы такой? Как вас представить?

– Меня обычно называют Дронго. Пусть узнают у полковника Карелина.

– Здесь какой-то господин Дронго, – сообщил сержант, – его вызвал сам полковник Карелин. Хорошо. Понял. Сейчас пропущу.

– Можете идти, – разрешил сержант, – на четырнадцатый этаж.

– Я знаю, – кивнул Дронго.

На четырнадцатом этаже находилось сразу несколько сотрудников МВД и прокуратуры. Когда створки кабины лифта открылись, Дронго оказался в плотном кольце незнакомых людей, которые работали на площадке.

– Вам кого? – строго спросил один из них в штатском.

– Меня вызвал полковник Карелин, – в очередной раз пояснил Дронго.

– Зайдите в квартиру, – разрешил незнакомец.

Дронго обратил внимание, что камера наблюдения, которая была установлена над дверью, выходившей на лестницу, снята и демонтирована. Он вошел в квартиру и замер, глядя на пол в холле, где была очерчена фигура лежавшего здесь человека. На полу еще сохранились темные пятна крови. Ошибиться было невозможно. Здесь произошло убийство. Он нахмурился. Неужели здесь убили несчастную молодую женщину? Тогда получается, что он просто болван и не сумел понять, что за этими кражами скрывалось нечто большее.

У входа в гостиную стояли двое мужчин. Один был среднего роста, с заметной сединой в волосах, в очках, плотного телосложения. У него был заметный шрам на подбородке. Это был, очевидно, полковник Карелин. Он разговаривал с другим человеком, которого Дронго сразу узнал. Это был заместитель прокурора Центрального округа Павел Александрович Мужицкий. Он тоже обернулся и узнал Дронго. Сразу нахмурился. Ему было чуть больше сорока. У прокурора были редкие рыжеватые волосы, щеточка рыжих усов, светло-карие глаза, узкий вытянутый нос. Небольшие глаза очень недобро смотрели на гостя.

– Здравствуйте, – громко сказал Дронго, – мы, кажется, уже знакомы, Павел Александрович.

– Да, – недовольно кивнул Мужицкий, отворачиваясь.

– Добрый день, – Карелин обернулся к Дронго и шагнул к нему, но не протянул руку.

– Вы меня вызывали, – напомнил Дронго, – что здесь произошло?

– Убийство, – показал в сторону пятен крови Карелин, – здесь произошло убийство примерно четыре часа назад.

– Кого убили? – спросил Дронго.

– А вы не знаете? – ответил вопросом на вопрос Карелин.

–Понятия не имею.

– Тогда зачем вы звонили сегодня несколько раз Наиле Скляренко?

– Это ее убили? – не выдержал Дронго. – Скажите, наконец, что здесь произошло.

– Не ее, – сообщил Карелин, – убили ее мужа. Бизнесмена Константина Скляренко. Вы были знакомы?

– Нет. Я его никогда в жизни не видел и ни разу с ним не разговаривал.

– Но вы сказали, что были знакомы с его женой. Признаюсь, что я их семейный друг уже много лет и никогда про вас не слышал.

– У господина Дронго есть очень неприятная манера появляться там, где его не ждут, – ядовито вставил Мужицкий.

–Мы знакомы только несколько дней, – объяснил Дронго, – она просила меня о помощи...

– Которую вы ей оказали, – снова вставил Мужицкий.

Карелин недовольно на него посмотрел, но не стал прерывать прокурора. И лишь затем спросил:

– Вчера днем вы сюда приезжали. На камерах зафиксировано ваше появление. Консьерж вас видел. И охранник дома. Зачем вы сюда приезжали?

– Надеюсь, они сообщили вам, что я был не один, а вместе с хозяйкой квартиры. Она меня встретила внизу, и мы вместе поднялись сюда.

– Мы все видели на экранах, – ответил Карелин, – сохранились записи с камер наблюдения. Но дело в том, что в последнее время Наиля вела себя не совсем адекватно. Ей почему-то стало казаться, что из дома пропадают ее вещи. Она даже просила меня проверить замки на входной двери в эту квартиру. Я привез лучшего специалиста из МВД, но он подтвердил, что их замок не вскрывали. К тому же до недавнего времени это казалось невозможным. Ведь повсюду были установлены камеры.

– Почему до недавнего времени? – не понял Дронго.

– Как раз поэтому мы вас и вызвали, – объяснил Карелин, – дело в том, что кто-то намеренно отключил камеру наблюдения на четырнадцатом этаже. Сегодня мы проверили камеру и обнаружили, что она была отключена. И никто не мог видеть, что именно происходит на четырнадцатом этаже. Хотя не совсем отключена. Она была перенастроена так, чтобы показывать пустую лестничную клетку. То есть изображение как бы замирало. И дежурный консьерж внизу не мог ничего заподозрить. Он видел обычную картинку и пустую лестничную клетку.

– Очень умно, – кивнул Дронго, – когда в доме столько этажей, никто не обратит внимание на статичность картинки именно на четырнадцатом этаже. К тому же сосед появляется здесь нечасто.

– Вы это тоже знаете, – недовольно поморщился Карелин, – в общем, здесь отключили камеру. Как нам удалось выяснить, Константин Скляренко приехал сюда в четвертом часу дня. Сейчас наши специалисты проверяют камеру внизу, при въезде в гараж. Возможно, она тоже была выведена из строя. Кто-то очень ловко отключал камеру и затем включал. С помощью специального дистанционного управления.

–Но как его убили?

–Кто-то вошел в квартиру вместе с ним и нанес ему сильный удар по голове. Здесь лежала пепельница. Бронзовая пепельница. Никаких отпечатков на ней мы не нашли. Но она валялась рядом с убитым.

– Дверь была открыта?

– Она была прикрыта, но не закрыта, и поэтому наши сотрудники смогли войти в квартиру.

– Ясно, – помрачнел Дронго, – и консьерж никого не видел.

–Никого, – ответил Карелин, – но вчера вы были последним человеком, который здесь был. И после этого камера уже не работала.

– Я не очень разбираюсь в этой технике, – признался Дронго, – поэтому претензии ко мне абсолютно лишены всяких оснований. Теперь понятно, как могли входить в ее квартиру посторонние люди. Кто-то вывел из строя камеры наблюдения и сделал возможным появление в квартире Скляренко посторонних людей.

– Не получается, – возразил Карелин, – кроме камер были еще и замки, а их просто так открыть невозможно. И наши специалисты уверены, что никто не вскрывал входную дверь.

– В таком случае это самоя сложное преступление за всю мою карьеру. Или за вашу? – спросил Дронго.

– Он еще шутит, – снова вмешался Мужицкий, – я же вам говорил, Николай Гаврилович, что он очень скользкий тип. С ним нужно быть осторожнее. Он может вывернуться из любой ситуации.

– А разве здесь ваш округ? – уточнил Дронго.

– Павел Александрович уже месяц как работает заместителем прокурора города, – сообщил Карелин, – дело в том, что погибший был известным бизнесменом, а его тесть работает в Кабинете министров Татарстана.

– И поэтому мы сюда приехали, чтобы выслушать ваши очередные домыслы, – снова вмешался Мужицкий.

– Вы хотите меня арестовать? – уточнил Дронго.

– Нет, – ответил полковник Карелин, – у нас нет оснований. Но я хотел бы с вами поговорить. Во-первых, мне интересно, что вы здесь вчера делали. Во-вторых, Павел Александрович рассказал о вас такую интересную историю. Это вы расследовали смерть швейцарского бизнесмена в «Национале»?

– Да, но там не было ничего особенного.

– Однако вы заранее знали о том, какие именно результаты экспертизы даст вскрытие его тела, – напомнил Карелин, – хотя в бутылке нашли яд. У вас, очевидно, есть собственный «дедуктивный» метод. Я могу узнать, что именно вы вчера здесь обнаружили?

– Ничего, – ответил Дронго, – действительно ничего. Я осмотрел камеры, но не сумел ничего установить. Во всяком случае я, не понял, что их можно отключать. А в квартире не было ничего необычного. Если не считать вещей, которые здесь иногда исчезали. Ваша знакомая не понимала, как такое может происходить, и попросила меня осмотреть ее квартиру. Я ничего странного не нашел. Возможно, я был неправ, считая, что у нее своеобразная мания преследования, при которой ей казалось, что кто-то намеренно лезет в ее квартиру, чтобы украсть разные безделушки. Но, судя по всему, вы, господин полковник, были такого же мнения.

– С чего вы взяли?

– Вы сказали, что она была не совсем адекватна и ей казалось, что из дома пропадают вещи. Можете себе представить, как она нервничала, когда видела, как окружающие ей не доверяют.

Карелин нахмурился.

– Где она? – спросил Дронго.

– Ее увезли в их загородный дом, – пояснил полковник, – ей совсем плохо. Когда она приехала сюда и узнала, что ее муж погиб, ей стало плохо. Потом она села в спальной комнате и кому-то позвонила. Сейчас мы знаем, что она набрала ваш номер, но затем передумала и отключилась. Потом снова начала набирать номер вашего телефона. И потеряла сознание. Мы забрали ее телефон и отключили. Потом его включили, и вы сюда позвонили. Мы зафиксировали номер и решили отправить Наилю в загородный дом к матери. А заодно выяснить, кому она звонила. Когда она уезжала, я у нее спросил. Она нашла в себе силы рассказать мне о вас. Поэтому я и решил вызвать вас. Я рассчитывал, что вы сможете объяснить нам, что именно здесь произошло.

– У вас есть алиби? – не выдержал прокурор. – Может, вы скажете нам, где были сегодня днем? Желательно по минутам.

–Я был в своем офисе на проспекте Мира, – пояснил Дронго, – и там сидел никуда не отлучаясь. Там меня видели мой помощник и секретарь. А потом я обедал со своим напарником. Мы были в ресторане с четырех до шести, и нас видели много людей. Официанты и гости, которые там были, смогут подтвердить. Хотя гостей было не так много.

– Иными словами, ваши люди, и больше никого, – презрительно заметил прокурор, – это не алиби.

– Другого у меня нет. Но я не убивал господина Скляренко и не был сегодня рядом с домом. Посмотрите на меня, господин Мужицкий. Неужели, для того чтобы убить человека, мне нужна большая пепельница? При моем росте и весе я могу убить такого человека, как Скляренко, ударом кулака. Или это тоже вам непонятно? Я мог бы это сделать множеством иных способов. Мне только неясно, каким образом здесь могли отключать камеры наблюдения?

– На самом деле их не отключали, – пояснил Карелин, – как я вам сказал, картинка только замирала. И больше ничего. Но дистанционный пульт мы нигде не нашли. Вполне возможно, что убийца сначала вошел в дом через гараж. Мимо консьержа никто из посторонних не проходил – это мы уже проверили. И там камеры работают нормально. Убийца дождался, когда придет Скляренко, и нанес свой удар. Он так и вышел из дома незамеченным, очевидно, снова через гараж. Такая у нас версия. Но это пока только версия.

– Она никуда не годится, – возразил Дронго.

– Вот так всегда, – разозлился Мужицкий, – он еще дает советы.

– Почему не годится? – спросил Карелин.

– Если убийца вошел в дом, используя статичную картинку на камерах наблюдения, то когда здесь появился Скляренко? Ведь он должен был пройти так, чтобы его появление было зафиксировано. А ваши камеры смогли зафиксировать его появление в доме?

Карелин и Мужицкий переглянулись. Полковник покачал головой.

– Но автомобиля Скляренко нет в гараже, – задумчиво сказал Карелин.

– Нужно поискать вокруг дома, – предложил Дронго, – или он приехал на другой машине. Если убийца хотел остаться незамеченным, то зачем ему маскировать появление здесь Скляренко, который был хозяином квартиры и мог появиться в доме, пройдя мимо консьержа. Тем более если нет его машины. Тогда как он появился в доме? И почему сам хотел остаться незамеченным?

Мужицкий пробормотал какое-то ругательство, но не решился больше ничего говорить.

– Можно услышать вашу версию? – спросил Карелин.

Дронго в очередной раз взглянул на большие темные пятна, оставшиеся на полу, и тяжело вздохнул.

– Я почти уверен, что убийца и убитый знали друг друга, – предположил Дронго, – и насчет камер все не так однозначно, как вам кажется. Каким образом убийца мог оказаться незамеченным в доме, до того как он умудрился отключить обе камеры. Для этого нужно было много времени. И он не смог бы его иметь, если бы у него был свободный доступ в дом. При этом он обязан разбираться в такой технике или нанять специального человека. Но учитывая, что появление Скляренко нигде не было зафиксировано, я могу сделать и такой абсолютно парадоксальный вывод. Возможно, что камеры испортил сам господин Скляренко.

– Ваши умозаключения могут сделать нормального человека идиотом, – гневно заметил Мужицкий, – значит, по-вашему, убитый бизнесмен сам выносил вещи из дома, сам воровал у себя в квартире, а потом сам испортил камеры, приехал сюда и убил себя, ударив пепельницей по голове. И все для того, чтобы подтвердить гениальность вашей теории. Извините, господин Дронго, но однажды вы сумели продемонстрировать нам ваши фокусы? Такое иногда случается. Но только один раз. Во второй раз не получится. Куда в таком случае делся пульт управления? Испарился? Исчез?

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Поделиться ссылкой на выделенное