Чингиз Абдуллаев.

Этюд для Фрейда

(страница 1 из 16)

скачать книгу бесплатно

Сам по себе страх мне не нужно вам представлять, каждый из нас когда-нибудь на собственном опыте узнал это ощущение или, правильнее говоря, это аффективное состояние...

Как бы там ни было, несомненно, что проблема страха – узловой пункт, в котором сходятся самые ные и самые важные вопросы, тайна, решение которой должно пролить яркий свет на всю нашу душевную жизнь.

Зигмунд Фрейд.
«Общая теория неврозов». Страх.


Ложь иной раз так ловко прикидывается истиной, что не поддаться обману значило бы изменить здравому смыслу.

Франсуа де Ларошфуко.

Глава первая

Привычно гудели моторы. Он опасливо покосился вниз. На небе ни облачка. Дронго взглянул на часы. Минут через десять они будут в районе Волгограда. Он нахмурился. Вынужденный много летать, он почти досконально изучил маршруты полетов и знал примерно, в каких местах следует ожидать периоды турбулентности. На маршруте Баку—Москва таким местом был район вокруг Волгограда.

Он вообще не любил летать, подсознательно испытывая страх перед очередным полетом. Ему не повезло: он несколько раз попадал в авиационные катастрофы. Однажды лайнер, на котором он летел, врезался в бензовоз, смяв его буквально в лепешку. Левое крыло самолета было разбито, но по счастливой случайности никто не пострадал, если не считать перепугавшихся сотрудников аэропорта, один из которых попал в больницу. В другой раз самолет загорелся. Это было двадцать четвертого сентября девяносто шестого года на маршруте Москва—Баку, когда внутри самолета «Ту-154» вспыхнуло пламя. Капитан вынужден был запросить срочную аварийную посадку в аэропорту Шереметьево, откуда они взлетели. И наконец в третий раз самолет едва не опрокинулся, попав в ураган и перевернувшись в воздухе. Дронго вздохнул. Может, на эти случаи лучше смотреть с другой стороны? Может, считать, что ему повезло, если во всех трех случаях он остался живым и невредимым?

Однажды у него был подобный разговор с известным журналистом и издателем Артемом Боровиком, которого рассмешил тот факт, что в начале и середине девяностых Дронго, не доверяя самолетам местных авиакомпаний, летал в Москву из Баку через... Франкфурт или Лондон. «От самолета ничего не зависит» – убежденно доказывал Боровик. Он был приятным собеседником, отважным человеком и эрудированным журналистом. Через несколько дней, вернувшись в Баку, Боровик погиб в авиационной катастрофе. Это известие больно ударило по нервам. Боровик был почти его ровесником.

Он честно пытался преодолевать страх. Часто летал на самолетах, понимая, что на земле можно гораздо быстрее попасть в катастрофу, чем в воздухе. Но его предыдущие испытания в воздухе и трагическая смерть журналиста только убедили его в полном отсутствии всяких гарантий даже у самых известных авиакомпаний мира.

Поэтому он выработал собственную систему защиты, подробно фиксируя все свои переживания в полете. Кроме того, очень помогало расслабиться в полете «испытанное средство». После первой стопки водки становилось гораздо лучше, после второй – даже веселее, а после третьей он летел рядом с самолетом и уже ничего не боялся. Почти не пьющий на земле, он позволял себе эти маленькие слабости в небе, обычно смешивая водку с томатным соком и добавляя туда несколько долек лимона с перцем.

Вот и на этот раз он попросил стюардессу принести ему уже второй стакан с водкой, чтобы смешать его с другим стаканом, наполненным томатным соком, с обязательными дольками лимона и перца. В салоне бизнес-класса почти никого не было. На двадцать два места было только восемь пассажиров.

Он сидел один, предпочитая место в коридоре, чтобы не сидеть рядом с иллюминатором. Выдвинув столик, он осторожно начал перемешивать водку с томатным соком, обратив внимание, как заинтересованно смотрит на него молодая женщина, сидевшая во втором ряду. Она тоже была одна. На вид ей не больше тридцати лет. Коротко остриженные темные волосы, очень искусно наложенный макияж, ровный, почти идеальный, носик, тонкие губы, красивые, немного миндалевидные, глаза. Кажется, коричневые или черные, отсюда трудно было разобрать. Она была в темном платье. Рядом лежала сумочка от Луи Виттона. Характерный «бочонок» с известными логотипами фирмы, который предпочитали носить молодые женщины разных национальностей.

– Извините, – немного нерешительно сказала женщина, – я хотела у вас спросить...

Он оставил стаканы в покое и обернулся к ней. По-русски она говорила без акцента, хотя не очень похожа на русскую. Скорее на восточную женщину.

– Вы ко мне? – удивился Дронго.

– Да, – кивнула незнакомка, – извините, что я вас отвлекаю. Я слышала, как вас называли в аэропорту. Вы мистер... господин... вы Дронго?

– Меня обычно так называют, – кивнул он, – а почему вы спрашиваете?

– Я как раз искала в Баку ваш телефон, – смущенно призналась женщина, – целых два дня. Но мне никто так и не дал. Все обещали вас разыскать уже в Москве.

– Значит, нам повезло, мы пересеклись уже в самолете, – улыбнулся Дронго. Он подчеркнуто галантно сказал «нам». Женщина оценила его благородство. Она улыбнулась. Протянула руку. —Меня зовут Наиля. Наиля Скляренко. Очень рада с вами познакомиться.

– Простите. – Он переложил стаканы на соседний столик, поднялся и церемонно пожал ей руку. В этот момент сразу тряхнуло и капитан объявил, что они вошли в зону турбулентности. Появилась надпись, просившая пассажиров вернуться на свои места и пристегнуться. Дронго едва не выругался. Он снова сел в свое кресло и пристегнулся. Самолет продолжало трясти. Он поморщился. И, взяв свой недоделанный коктейль, залпом выпил его. Обернулся к Наиле.

Терпеть не могу летать, – признался он, – но приходиться часто влезать в эти летательные приборы.

– А я люблю летать, – неожиданно ответила она, – обожаю самолеты. Всего два с половиной часа – и ты уже совсем в другом месте. Это так здорово.

Он недоверчиво покосился на нее. Самолет тряхнуло еще сильнее, и он поморщился. Сколько можно, это уже просто безобразие. Тем более для большого самолета. На рейсах азербайджанской авиакомпании обычно использовались семьсот пятьдесят седьмые «Боинги».

– Вы не русская? – уточнил Дронго. После коктейля стало немного легче. – Фамилия у вас украинская, а имя восточное.

– Верно. Я татарка. По отцу я Сабирова, а по мужу – Скляренко. В Баку у меня живет тетя, к которой я приезжала. Заодно мечтала увидеться с вами. И вот такая судьба...

– Почему со мной? У вас ко мне было какое-то дело?

– Да, – кивнула Наиля, – я очень хотела с вами встретиться и переговорить.

Он вздохнул.

– И вы знаете, чем я занимаюсь?

– По-моему, в Баку уже не осталось человека, который бы не знал, чем вы занимаетесь, – улыбнулась Наиля. И, немного подумав, добавила, – в Москве тоже. Мне говорили, что вы живете то там, то тут. И еще немного в Риме.

– Много, – поправил он ее, – много в Риме. В последнее время я чаще живу там, чем здесь. И зачем вы меня искали?

– Хотела попросить у вас помощи, – честно призналась она. Самолет снова тряхнуло. Он покачал головой. Если они не скоро выйдут из этой зоны турбулентности, придется просить у стюардессы третий стакан водки. А это уже много. Турбулентность будет не так страшна, но разговаривать с очаровательной незнакомкой он уже точно не сможет. Нужно успокоиться и взять себя в руки.

– О какой помощи вы говорите? – спросил он.

– Можно, я перейду к вам и сяду рядом? – неожиданно попросила Наиля. – Можно. – Ему понравилась непосредственность молодой женщины? Но только вам придется сесть у иллюминатора. Я стараюсь устраиваться в проходе, мне так удобнее.

– У вас аэрофобия, – кивнула она, – это бывает.

Он поднялся, чтобы пропустить ее на место рядом с собой. Она протиснулась мимо. Тонкий запах ее парфюма он почувствовал сразу. «Кажется, новый „Ланвин“ – подумал Дронго. Хотя он ни в чем не уверен. Она устроилась в кресле, он уселся на свое место.

– Я много о вас слышала, – призналась Наиля, – некоторые верят, что вы можете творить чудеса. Называют вас настоящим волшебником.

– Обмен любезностями закончился, – выдохнул Дронго, – какое у вас ко мне дело?

Надпись погасла. Зона турбулентности закончилась. Он немного ослабил ремень, так было гораздо спокойнее.

– Вы верите в мистику? – вдруг спросила Наиля.

– В каком смысле? – не понял Дронго, – если в шаманов или колдунов, то не верю. В НЛО тоже не очень верю.

– Просто в мистические совпадения, – загадочно произнесла она, – вы даже не можете себе представить, как вы мне нужны.

– Уже представляю. Давайте дальше, а то у нас получается слишком длинное предисловие. Итак, зачем я вам понадобился?

– Дело в том, – она несколько смутилась, – дело в том, что я не могу понять, что происходит у меня дома.

– И для того чтобы понять, что именно происходит у вас дома, вы решили найти меня? По-моему, в таких случаях помогает психоаналитик, – несколько насмешливо сказал Дронго. Сказывалась высота и выпитое количество алкоголя.

Она вдруг улыбнулась. Тряхнула головой.

– Я неверно выразилась, – пояснила Наиля, – я имела в виду не свои возможные семейные проблемы. С ними я могу разобраться и без вашей помощи. Я говорю о своей квартире в Москве.

– Что у вас происходит?

– У меня неожиданно начали пропадать вещи. Разные вещи. Сначала – по мелочам. Я не обращала внимания. Заколка, щетка, потом духи. А потом пропала сумка.

– У вас большая квартира?

– Достаточно большая. Шесть комнат.

– Дома есть животные? Может, собака или кошка?

– У меня аллергия на животных. Дома их никогда не было. Если вы думаете, что собака могла унести сумку... Нет, у меня нет животных.

– Сумка дорогая?

– Достаточно дорогая. Но не такая дорогая, чтобы воровать именно ее. В квартире полно вещей, которые стоят гораздо дороже. Например, есть два офорта, каждый из которых стоит по пятьдесят тысяч долларов.

– Судя по вашему виду и по стоимости офортов, ваш супруг человек не бедный?

– Нет, – улыбнулась Наиля, – далеко не бедный. Он вице-президент крупной компании, получает хорошую зарплату. И у него есть акции своей компании.

– Значит, уже одна версия отпадает, – немного иронично заметил Дронго.

– Какая версия? – не поняла Наиля.

– Что ваш супруг решил воровать вещи из дома, чтобы их пропить. Уже неплохо...

– Я похожа на женщину у которой может быть такой муж? – спросила Наиля и улыбнулась.

– Вы похоже на женщину, у которой супруг зарабатывает достаточно денег, чтобы нанять частного детектива и все проверить. Но боюсь, что я вам не совсем подойду.

– Мне советовали обратиться именно к вам, – упрямо повторила Наиля.

– Понятно. Я, кажется, неудачно пошутил. Извините. Что было потом? – Потом пропало еще несколько вещей. Я даже не знала, что мне делать. Рассказала одной знакомой. Она посоветовала найти экстрасенса, чтобы выяснить, куда пропадают вещи. Я раньше не верила в подобных ... специалистов. Потом решила попробовать. Сейчас даже смешно вспоминать. Пошла к какой-то гадалке, которая начала пороть всякую чушь, рассказывала про домовых. В общем, стыдно вспоминать. Она давала мне какие-то талисманы, чтобы отпугнуть разную нечисть. Потом я отправилась к известному экстрасенсу. Он тоже говорил о магии и о разных амулетах, которые обещал для меня зарядить. Мне даже неудобно об этом вспоминать. В общем, два месяца я верила в эти глупости, а потом у меня из дома пропала вазочка, которую я привезла из Сингапура. И я выбросила все эти амулеты и прочую глупость. Вот тогда и решила найти частного детектива.

– Забавно, – вежливо кивнул Дронго, – но я никогда не занимался подобными розысками. Это просто не мой профиль.

– Я знаю, – кивнула Наиля, – вы – известный специалист и занимаетесь достаточно сложными расследованиями. Но я перепробовала уже все варианты.

– Есть еще какие-то детали?

– Есть, – кивнула она, – в этом все дело. В нашем доме дежурят консьержи, сменяясь каждые двенадцать часов, и не отлучаются со своего места. Пройти мимо них незамеченными практически невозможно.

– В доме только один вход?

– Нет. Можно подняться из гаража. Но для этого нужно иметь специальный пульт, чтобы открыть ворота гаража, въехать и подняться на лифте снизу.

– То есть можно попасть в вашу квартиру, минуя консьержа?

– В этом весь секрет, – пояснила Наиля, – дело в том, что у нас на лестничной клетке установлена еще одна камера наблюдения. И консьерж все равно видит, кто появился на этаже. На нашем этаже только две квартиры. Во второй живет известный бизнесмен, который вообще редко бывает в городе, предпочитая оставаться на даче. И наша квартира, в которой мы тоже редко бываем, оставаясь в Жуковке в загородном доме. Поэтому никто из посторонних войти в квартиру не может. Но вещи пропадают с пугающей регулярностью. Неужели вам не интересно разобраться в таком странном деле?

– Наверно, интересно, – согласился Дронго. У кого еще есть ключи, кроме вас?

– У мужа, конечно. И запасные ключи у матери. Только эти оба варианта абсолютно исключены. Зачем мужу воровать мою сумочку или вазочку из дома? Не говоря уже о маме, с которой я очень дружу. У нас с ней прекрасные отношения, и она никогда не воспользуется запасными ключами без моего согласия. К тому же у нее нет пульта, чтобы въехать в гараж, и вообще она никогда не водила машину.

– Больше никто в вашем доме не бывает? А домработница?

– Она работает у нас больше десяти лет. Вернее, в нашей квартире – только два года. Но до этого работала у моей мамы. Мы ее давно знаем. Исключительно порядочная женщина. Ей уже под шестьдесят. Она верующая, ходит в церковь, соблюдает все посты. Она никогда в жизни не возьмет даже копейки без разрешения. Я в этом уверена. Это просто невозможно.

– Уже есть четверо подозреваемых, – заметил Дронго.

– Почему четверо? – не поняла Наиля, – мой муж, мама, домработница. А кто четвертый?

– Вы сами, – пояснил Дронго.

– Вы считаете меня сумасшедшей? Думаете, что я могу воровать сама у себя?

– Разумеется, нет. Я полагаю, что вы можете забывать о том, куда именно прячете некоторые из своих вещей. В большой квартире подобное бывает.

– Но я их не прячу, – возразила Наиля, – в этом я абсолютно уверена. И не могу понять, куда пропадают мои вещи?

– У вас есть дети?

– Нет. Если вы имеете в виду, что там еще кто-то бывает, то это тоже не так. И за последние несколько месяцев, с тех пор как начались эти дурацкие пропажи, у нас дома не было гостей. Самое обидное, что иногда пропадают вещи, которые не имеют никакой ценности, например моя щетка. Кому нужна моя старая щетка для волос? Какой-то бред.

– Может, кто-то взял вашу щетку, чтобы использовать ваши волосы, оставшиеся на ней, – предположил Дронго, – например, домработница. Вы говорите, она религиозна. Может, какой-то странный ритуал? Не обязательно плохой. Может, она использует ваши вещи, чтобы отвадить от вашего дома нечистую силу? Иногда такое случается. В таком случае она считает, что помогает вам, а не ворует ваши вещи.

Наиля испуганно уставилась на него.

– Вы серьезно считаете, что нормальный человек может заниматься подобными вещами? – спросила она.

– Но вы же поверили в экстрасенсов, – пояснил Дронго, – и ходили к ним. А вы производите впечатление нормального человека.

Пассажиров снова попросили пристегнуть ремни.

– Я подумаю над вашими словами, – пообещала Наиля.

– Подумайте, – весело кивнул Дронго. Когда самолет шел на посадку, у него неизменно поднималось настроение.

– Нет, – неожиданно произнесла Наиля, – я уверена, что домработница не может сделать ничего подобного. Я знаю ее много лет. Нет-нет, это абсолютно невозможно.

– Тогда нужно продумать другой вариант. Например, кто-то из ваших дежурных, который сумел подобрать ключи к вашей квартире. Проверьте другие вещи. Может, в вашей квартире пропадают другие ценные вещи?

Она задумчиво на него посмотрела, но ничего больше не спросила. Через двадцать минут они приземлились в аэропорту Домодедово. Наиля оставила ему свою визитную карточку, он любезно отдал ей свою. И почти забыл об этой встрече, но через неделю она позвонила снова.

Глава вторая

В этот вечер он сидел перед компьютером, когда раздался телефонный звонок. Он прислушался. Привычно включился автоответчик, сообщивший, что хозяина нет дома. И раздался знакомый женский голос:

– Добрый вечер. Извините, что я вас беспокою. Это Наиля. Наиля Скляренко. Если вы помните, мы с вами познакомились неделю назад в самолете, когда летели в Москву. Вы дали мне свою визитную карточку, и я решила вам позвонить.

Он вспомнил симпатичную молодую женщину м поднял трубку.

– Слушаю вас.

– Спасибо, что вы мне ответили. В квартире опять кража. На этот раз исчезла статуэтка, которую мы привезли из Лувра. Там есть такой магазин под землей...

– Знаю, – улыбнулся Дронго, – можете не рассказывать. Сколько она стоит?

– Не так дорого. Долларов пятьсот или шестьсот. Или евро, я точно не помню. Хотя, кажется, покупали ее еще тогда, когда там были франки. Очень забавная. И она пропала. Я позвонила вам специально, чтобы сообщить. Дело в том, что муж находился в командировке, в Петербурге, домработница к нам не приходила. Мама была все время со мной на даче. И дежурный консьерж не видел никого из посторонних. Статуэтка была дома еще два дня назад. Я ее сама переложила, перед тем как выйти из квартиры и закрыть дверь. А вчера вечером ее дома уже не было.

– Интересно, – вежливо согласился Дронго. – И что вы сделали?

– Я не знала, что мне делать. Просто не представляла. Потом подумала, что нужно позвонить одному нашему знакомому. Он работает в Министерстве внутренних дел. Полковник Карелин, может, вы о нем слышали? Он приехал с каким-то специалистом, и они долго осматривали нашу дверь и наши замки. У нас очень хорошая дверь и замки, как они мне сказали. Они долго работали – часа два. А потом уверенно заявили, что нашу дверь никто не вскрывал и не открывал. Ни одной царапины. Они в этом уверены. Можете себе представить? Я позвонила и все рассказала мужу.

– Когда он возвращается?

– Послезавтра утром. На «Красной стреле». Я ему рассказала о пропаже статуэтки, но он посоветовал не обращать внимание на подобные мелочи. Считает, что все вещи находятся дома и мы их просто не можем найти.

– Вы рассказали ему, что звонили полковнику Карелину?

– Да. И ему это очень не понравилось. Он на меня накричал, заявив, что не обязательно из-за какой-то мелочи вызывать в дом милицию. Сказал, что мне нужен психиатр, а не милиционер. Обидно, правда? Я ведь убеждена, что статуэтка была на месте.

– Вы купили ее сами или это подарок мужа?

– Мы купили ее вместе. Когда были в Париже. Обидно, она мне так нравилась, и вдруг пропала. Я даже не представляю, что мне делать. По-моему, Николай Гаврилович тоже решил, что я ненормальная. Он – давний знакомый моей мамы. Я имею в виду Карелина.

– Что он сказал?

– Посоветовал поискать дома. Я поняла, что он мне не верит. Но я говорю правду. Я понимаю, как глупо все выглядит и какой наивной дурочкой я вам могу казаться. Но статуэтка была у меня дома. А теперь ее нет. И я в этом абсолютно уверена.

– Прекрасная загадка, – согласился Дронго, – из закрытого помещения пропадают вещи. И все возможные причастные лица вне подозрений. Вы держали свои ключи у себя?

– У меня в сумочке, на даче.

– А ваша мама точно не отлучалась с дачи?

– Тысячу процентов уверенности. Она была все время со мной. И мои ключи были у нее в сумке. Она их специально привезла на дачу, чтобы никто не мог их взять из ее квартиры. Чтобы быть абсолютно уверенной. Она не могла уехать с дачи без машины. А машина проходит мимо охранников, которые бы заметили куда она уезжает. У нас в Жуковке целый комплекс, несколько дачных участков вместе. Отсюда нельзя так просто уехать. Я так говорю, как будто ее подозреваю, но это просто глупо и смешно. Зачем моей маме доводить меня до подобного сумасшествия и воровать у меня вещи из дома? Она была все время со мной и все время оставалась на даче. И никто к нам не приезжал кроме нашего водителя, который привозил меня в город.

– Вы давали водителю ключи от квартиры?

– Никогда не давали. Он работает у нас только второй год. Но и прежнему водителю не давали. Кто в наше время дает ключи от квартиры водителям? Скажите, что мне делать?

– Даже не представляю себе, – признался Дронго, – в моей практике не было подобных случаев. И вы уверены, что статуэтку не мог забрать ваш муж? Может, он решил ее кому-то подарить или она была ему нужна для других целей?

– Но он же не сумасшедший, – возразила Наиля, – он абсолютно нормальный человек.

– Вы сами понимаете, что так не бывает. Должно быть какое-то нормальное объяснение.

– Может, параллельный мир? – предположила Наиля, – и кто-то является в нашу квартиру оттуда?

– Кто вы по образованию?

– Архитектор. А почему вы спрашиваете?

– Я думал, специалист по фантастике.

– Нет. Я же вам говорю, что это почти невероятно. Вы думаете, что я напрасно вам позвонила?

– Не знаю. Но в параллельный мир не верю. Должно быть логическое объяснение случившемуся. Если вы сами не забыли, куда могли спрятать свою статуэтку.

– Я никуда ее не прятала. И у меня не бывает провалов памяти. В этом я убеждена. Кроме того, консьерж заметил бы посторонних. Но он весь день просидел перед монитором. К нам никто не поднимался и не входил.

– На каком этаже вы живете?

– На четырнадцатом.

– Последний этаж?

– Нет, у нас в доме двадцать два этажа. И еще пентхаусы наверху.

– А ваш сосед?

– Я тоже интересовалась. В последние две недели он вообще здесь не появлялся. Простите, что я так настаиваю. Может, вы мне поможете? Я понимаю, что это большая наглость с моей стороны, но мне просто больше не к кому обратиться. Даже мама не верит в мои рассказы. Муж нервничает, полковник Карелин только улыбается и говорит, что я насмотрелась разных криминальных фильмов. Не представляю, к кому мне еще обратиться. Я оплачу все ваши расходы... Извините, что я так говорю...



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Поделиться ссылкой на выделенное