Чингиз Абдуллаев.

День Луны

(страница 5 из 28)

скачать книгу бесплатно

Раздался звонок селекторного аппарата из приемной.

– Генерал Лебедев в приемной, – сообщил дежурный.

– Пусть войдет, – разрешил министр. В кабинет вошел высокий худощавый мужчина лет пятидесяти. Узкое лицо, внимательный взгляд сквозь очки, тонкие четкие черты лица. Небольшая полоска усов. Он был одет в штатский костюм, тщательно выбрит. Генерал Квашов, ранее всегда занимавшийся хозяйственными вопросами, с удивлением заметил довольно модный галстук и очень дорогие очки. К его удивлению, министр поднялся из-за стола. Такой чести редко удостаивались и заместители министра. Министр сделал несколько шагов по направлению к вошедшему.

– Садитесь, – предложил министр. Вошедший генерал сел напротив генерала Квашова. Он поздоровался с ним коротким кивком головы. Не фамильярно, но подчеркнуто корректно. Генерал Квашову очень не понравился: он держался как-то слишком самостоятельно. В этом кабинете военные так себя не вели. И уж тем более не смели являться к министру обороны одетыми в штатское.

– Вы уже слышали, что случилось? – спросил министр.

– Мне позвонили на дачу, – кивнул Лебедев, – я выехал оттуда полчаса назад. Но подробности я пока не знаю.

– Контейнер похищен, – сказал министр, – есть убитые и раненые. Террористы потеряли троих людей. Пока мы не нашли, куда делся этот контейнер. Но, кажется, вместе с ним сбежал и один из офицеров генерала Зарокова.

– Плохо, – пробормотал Лебедев, – это очень плохо. Есть шансы найти или обнаружить террористов?

– Их сейчас ищут, – недовольно сообщил министр. – Я включил вас в специальную оперативную группу по расследованию. Вы считаете, что это очень опасно? – тревожно спросил он.

– Я могу говорить? – спросил Лебедев, кивая на Квашова. Тот побагровел. В министерстве все должны были знать, кто такой генерал Квашов. А этот интеллигентный генерал строит из себя дурака. Ведь наверняка в приемной ему сообщили, кто именно сидит в кабинете министра обороны.

– Можете, – кивнул министр.

– Это штамм ЗНХ. Самый опасный вирус, который был к тому же получен в лабораторных условиях. Человеческий организм не имеет иммунитета против ЗНХ. В контейнере обычно находились три ампулы. Если хотя бы одна из них будет разбита в городе… – Лебедев запнулся и дальше твердо закончил: – В начавшейся эпидемии может погибнуть примерно четверть населения Москвы и окрестных районов. И это только в том случае, если мы сразу примем действенные меры. В остальных случаях потери могут быть еще более ужасными. Погибнуть может до половины всего населения столицы. Это оружие возмездия. Абсолютное оружие, которое можно применять только в случае полного поражения. Это хуже ядерной бомбардировки города.

Министр судорожно вздохнул. Поперхнулся. Закашлял.

– Вам плохо? – вскочил со стула Квашов.

– Ничего, ничего, – отмахнулся министр. Начальник аппарата министерства знал, что все его благополучие и дальнейшая карьера зависят от здоровья министра. Он быстро взял со стола бутылку минеральной воды, резким движением руки отвинтил пробку и, налив в стакан воды, протянул его министру.

Тот, благодарно кивнув, залпом выпил воду. Поставил стакан на столик и хмуро спросил у Лебедева:

– Значит, ничего нельзя сделать?

– Если они разобьют ампулы – ничего, – твердо сказал генерал. Министр нервно заерзал на своем месте.

– Что нам делать? – спросил он наконец.

– Искать контейнер и террористов, – последовал быстрый ответ.

– Я включил вас в группу по оперативному расследованию случившегося, – повторил министр. – Дежурный офицер в приемной покажет вам, куда они пошли. Я приказал выделить вам несколько кабинетов прямо в министерстве. Постарайтесь что-нибудь сделать, – неожиданно для себя сказал он, обращаясь к генералу. Тот встал и, кивнув головой, вышел из кабинета, даже не попросив разрешения выйти, как должен был сделать младший по званию. Министр закрыл глаза, помассировал сердце. Оно у него раньше никогда не болело.

– Этот Лебедев, видимо, ученый, – понял генерал Квашов.

– Хороший ученый, – кивнул министр, – он член-корреспондент Академии наук. Известный во всем мире биолог.

– Я это понял. Поэтому я никогда не слышал о таком генерале.

– Его работы засекречены, – вздохнул министр. Он поднял трубку правительственного телефона и набрал номер прямой связи с министром внутренних дел. Трубку поднял дежурный офицер.

– Мне нужен Евгений Алексеевич, – сказал министр обороны.

– Кто это говорит? – не узнал его дежурный. Министр назвал свою фамилию.

– Извините, – сказал дежурный, – он на даче. У него там другой телефон.

– Я знаю, – сказал министр, уже набирая другой номер. На этот раз ждать пришлось долго. В воскресное утро министр внутренних дел, очевидно, предпочитал немного поспать. Наконец он поднял трубку.

– Что случилось? – недовольным голосом спросил он.

– Это я говорю, Женя, – сказал министр обороны, – у нас ЧП. Настоящее ЧП. Ты должен срочно ко мне приехать.

– С ума сошел. Сегодня воскресенье. Что случилось?

– Я тебе говорю, что случилось ЧП. Приезжай немедленно.

– Война, что ли? – пробормотал министр внутренних дел.

– Хуже, – мрачно сказал его собеседник, – приезжай немедленно. Ты что, ничего не слышал?

– А что произошло?

– Я думал, твои дуболомы тебе уже доложили.

– Говори, что случилось?

– У нас утром было нападение на наш конвой. Пострадало несколько офицеров. Нападение было организовано с помощью автомобиля ГАИ. Видимо, были убиты или заменены твои сотрудники.

– Тоже мне новость! – заметил министр внутренних дел. – У нас каждый день такое ЧП случается. Из-за этого меня и будить не станут. Убитых много?

– Восемь человек.

– Тогда ничего страшного. Я дам указание, чтобы выделили хороших ребят из МУРа.

– Какой МУР? – закричал министр обороны. – Я тебе не про убитых говорю. У нас тут такое дерьмо, а ты мне – МУР. Приезжай немедленно. Я же тебе говорю, что это очень важно. Может случиться страшная трагедия. Не все можно говорить по телефону, Женя.

– Да-да, конечно, – понял наконец главный милиционер страны. – Я буду у тебя через полчаса. Сейчас вызову вертолет.

Министр обороны положил трубку. Нужно звонить в ФСБ, обреченно подумал он. Наверняка ни министру внутренних дел, ни директору ФСБ ничего не докладывали о случившемся. Во-первых, сегодня воскресенье. Во-вторых, число убитых не так велико, чтобы говорить о случившемся. В-третьих, погибли военнослужащие, а это считается внутренним делом самих военных, в которое ни ФСБ, ни МВД не станут вмешиваться. Никто из них пока ничего не знает о контейнере. Но звонить в ФСБ все равно нужно. Это значит, что почти сразу об этом узнает и Президент. Директор ФСБ обязан докладывать о подобных вещах незамедлительно. Может, лучше самому позвонить Президенту? Или все-таки разделить эту ответственность на троих? Придется звонить директору ФСБ.

Это правильнее всего. Но все равно, если произойдет что-нибудь ужасное, отвечать за все будет только он – министр обороны страны. В конце концов контейнер похитили именно у его людей, перебив охрану, состоящую из военнослужащих. И контейнер был вывезен из лаборатории Министерства обороны. А про машины сопровождения ГАИ никто и не вспомнит.

В этот момент раздался звонок аппарата правительственной связи. Министр обороны вздрогнул и поднял трубку. Но, услышав голос говорившего, он даже успокоился, словно худшее уже состоялось. Это был сам директор Федеральной службы безопасности.

– Добрый день, генерал, – сказал он весело. – Как у тебя дела, военный министр?

– Ничего, – пробормотал министр обороны. – Чего это ты в воскресенье утром на работе?

– А я решил последовать твоему примеру. Тоже выйти на работу. Меня наши нашли и срочно вызвали. Говорят, что-то непонятное происходит в твоем ведомстве. С раннего утра машины подъезжают к министерству, вертолеты летают. У вас маневры в здании Министерства обороны или вы всегда так работаете?

«Уже донесли, – зло подумал министр. – Конечно, в министерстве обязательно должны быть стукачи из ФСБ. Они ведь больше всего боятся военного переворота. А тут с раннего утра действительно вертолеты летают. И слишком много генералов приехало на работу. Хорошо работают эти специалисты. Сразу все засекли. Лучше бы так против террористов боролись. А Семенов, надутый дурак, опять ничего не заметил».

– Твои ребята и за мной тоже следят? – угрюмо спросил он.

– Нет, конечно, – неприятно засмеялся директор, – просто у нас служба такая. Все обо всех знать.

– О нападении на наш конвой уже слышал?

– Конечно. Сообщение пришло в наше городское управление. Там говорят: твоих ребят постреляли. Но это ваше внутреннее дело. Нападение было у военного городка. И стреляли в основном в твоих контрактников.

– Все он знает, – вдруг храбро передразнил своего собеседника министр. – Ничего ты не знаешь. Лучше бы не за моими генералами следил, а за террористами. Если хочешь, приезжай ко мне, я тебе такое расскажу, что ты спокойно сидеть больше не сможешь. Проспали твои пинкертоны самое главное. Только машины и вертолеты увидели.

Директор почувствовал, что произошло нечто серьезное. Министр обороны никогда не позволял себе разговаривать в таком тоне с всесильным директором ФСБ. Министр был всего-навсего генералом, назначенным на чиновничью должность. Он был членом правительства и мог слететь в любой момент со своей должности, когда меняли правительство либо так хотелось Президенту. А директор был доверенным лицом Президента и не подчинялся никому, кроме него. И значит, стоял в иерархии рангов значительно выше любого министра. И мог позволить себе знать все о других силовых министрах, находящихся под его негласным контролем.

– Я приеду, – серьезно сказал директор, – я сейчас приеду к тебе. – Он положил трубку и посмотрел на стоявшего перед ним руководителя аналитического управления ФСБ.

– Что у них там случилось? – спросил директор. – Срочно узнай и позвони. Я буду в автомобиле. У тебя десять минут времени, пока я доеду до здания Министерства обороны. Там, видимо, случилось что-то неприятное. Он никогда со мной так не разговаривал.

Начальник аналитического управления быстро, кивнув головой, вышел из кабинета директора ФСБ.

Москва. 10 часов 12 минут

Собравшиеся за столом генералы слишком четко осознавали ответственность, чтобы не понимать, что именно может произойти в Москве в случае небрежного обращения с контейнером или, еще хуже, умышленного террористического акта. Но даже они были поражены, когда пришедший последним генерал Лебедев в излишне спокойной, даже несколько академической манере изложил действие ЗНХ на человека. Испуганные генералы переглядывались друг с другом, уже представляя всю глубину опасности, которой подвергались не только они, но и их семьи, близкие, родные. Первым делом хотелось вскочить и бежать к своей семье, попытаться спасти их, успеть вывезти из Москвы, отослать куда-нибудь в другой город. Вторым осознанием степени опасности было понимание того факта, что от биологического оружия не может быть надежной защиты не только вне Москвы, но и нигде в мире.

Колесов, исправный служака и штабист, всю жизнь честно протрубивший в штабах различного рода соединений, был вообще взволнован более других. Он никогда не руководил подобной операцией, он даже не мог представить, с чего следует начать. Но в комнате были профессионалы – Лодынин и Семенов. Они и начали разговор сразу после завершения доклада Лебедева.

– Необходимо подключить к расследованию МВД и ФСБ, – жестко сказал Семенов, – ввести чрезвычайный режим в городе, отрезать Москву от остальных городов. Взять под наблюдение шоссейные дороги, аэропорты, вокзалы, речные порты. Взять город в кольцо силами Московского военного округа. Если понадобится, задействовать все силы военно-десантных соединений. Подтянуть бронетехнику с конкретным указанием, против чего должны выступить наши воинские части. Объяснить им механизм поражения человека штаммом ЗНХ. Начать нужно немедленно.

– Не получится, – возразил Зароков. – На развертывание такой армады уйдет не меньше восьми-десяти часов, а может, и больше. За это время террористы могут увезти контейнер куда угодно далеко. И уже оттуда предъявить нам ультиматум. Нужно придумать другие, более действенные методы. Нужно искать террористов.

– Где их искать? – закричал Семенов, уже привыкший к тому, что все обвинения звучат обычно в адрес военной контрразведки. – Разве можно найти несколько человек и небольшой черный ящик в городе, население которого превышает десять миллионов? Если бы вы его хотя бы сделали радиоактивным или с каким-нибудь сигналом, мы могли бы попытаться. Но так все бесполезно.

– На контейнере установлены наши контрольные приборы, – обиделся Зароков, – если террористы их не уничтожили, они должны дать о себе знать. Мы уже сообщили обо всем в Московский военный округ. Сейчас они пытаются найти контейнер, подключив к этому всю систему противоракетной обороны и спутниковое наблюдение.

– В таком случае у нас еще есть шансы найти этот контейнер, – выдавил Колесов.

– Не думаю, – строго сказал сидевший напротив генерал Лодынин, – это было не просто нападение. Это была спланированная террористическая акция, направленная на захват контейнера с грузом. Вы ведь должны были понять, что действовали далеко не новички. А раз так, значит, их уже где-то готовили, обучали, собирали. И самое главное – абсолютно точно знали, что именно находится в контейнере и как с ним обращаться.

– Все-таки нужно подключить профессионалов из Федеральной службы безопасности, – вставил генерал Масликов, – они для этого и работают, чтобы такие трудные задачи решать. Другого выхода у нас сейчас нет.

– Да, – сразу обрадовался Колесов, сознавая, что можно разделить свою персональную ответственность и вину армии за потерю контейнера вместе со службой безопасности и Министерством внутренних дел, – нужно связаться с их руководством.

– Это ничего не даст, – упрямо сказал Лебедев, – мы потеряем время. На координацию усилий уйдет еще несколько часов, после чего начнутся межведомственные склоки. Нужно просто найти хорошего специалиста и поручить ему расследование этого дела.

– Хорошего специалиста? – взвизгнул Колесов. – Вы хотите, чтобы мы все вылетели отсюда как пробки? Что может сделать в одиночку ваш хороший специалист? Он будет бегать по всей Москве, стараясь найти террористов? Времена гениальных сыщиков прошли. Сейчас нужна грамотная операция с подключением всех имеющихся у нас возможностей.

Все пять генералов сидели за круглым столом. Во главе стола сидел Колесов. Рядом с ним по бокам Семенов и Масликов. Лебедев и Лодынин находились дальше и как бы составляли противоположную пару.

– Нужен специалист, – упрямо сказал Лебедев, – без такого человека мы не добьемся успеха.

Раздался телефонный звонок аппарата прямой связи с командующими родами войск. Колесов снял трубку.

– Вас, – передал он трубку генералу Масликову. Тот взял трубку, выслушал сообщение дежурного офицера и, просветлев лицом, бросил ее на телефон.

– Звонил командующий Московским военным округом генерал-полковник Арзамасцев. Они сумели засечь контейнер. В настоящее время наблюдение ведется со спутника. Предположительно контейнер направляется в юго-восточный район города Москвы.

Колесов обрадованно посмотрел на сидевших в кабинете генералов. К его досаде, радовался только Масликов. Генерал Зароков просто пожал плечами. Он знал, что найти контейнер – только половина задачи. Его еще нужно будет и обезвредить. Семенов презрительно скривил губы, словно не верил в возможность наблюдения со спутника. Лебедев, как всегда, оставался спокоен, словно речь шла о чисто академическом споре. И только Лодынин загадочно улыбнулся, словно радовался совсем не тому, что контейнер был обнаружен.

– Слишком быстро, – словно подтверждая мысли Колесова, сказал начальник ГРУ. – Здесь что-то не то. Нужно проверить еще раз.

Колесов поднял трубку.

– Арзамасцева, – потребовал он у дежурного офицера. Через несколько секунд трубку поднял командующий округом. Это был давний друг начальника Генерального штаба. Они вместе оканчивали Академию Генштаба и вместе служили еще двадцать лет назад в одной дивизии, когда Колесов был начальником штаба дивизии, а Арзамасцев – командиром полка в этой дивизии.

– Коля, – прохрипел в трубку Колесов, – что там у тебя с этим контейнером? Его действительно увидели со спутника?

– Мне докладывал командующий противовоздушной обороны Москвы генерал Петров. Говорит, сумели сразу обнаружить и взять под непрерывное наблюдение. Объект движется в сторону Юго-Запада Москвы. Ведем непрерывное наблюдение.

– Может, спутали что-нибудь? – на всякий случай спросил Колесов. Он слабо разбирался в подобных вопросах.

– Ни в коем случае. Сигнал четкий, наши офицеры не могли так напутать.

– Не потеряете?

– Конечно, нет. Через десять-пятнадцать минут сумеем точно установить, где именно находится ваш объект. А потом наведем на цель. Можете уничтожить его хоть одной ракетой.

– Уничтожать не надо, – быстро сказал Колесов, – мы здесь не в войну играем, генерал.

Арзамасцев понял, что несколько зарвался. С вечера у него сидели друзья, и он принял слишком много. Он и теперь сидел перед стаканом горячего сладкого чая, чувствуя, как сильно болит голова.

– Вас понял, товарищ генерал, – строго и официально закончил Арзамасцев. – Будем вести объект по его маршруту. Через десять минут доложу, где именно он находится.

Колесов положил трубку.

– Надеюсь, у вас есть нормальные ребята, которые могут отбить этот контейнер без лишнего шума? – ядовито спросил он у генералов Семенова и Лодынина. Те переглянулись.

– Есть, – сказал за Семенова Лодынин, – у нас есть группы спецназа. Но я считал пока нецелесообразным использовать их. Мы еще не имеем представления, с кем именно и против кого посылаем наших сотрудников.

– Очень хорошо, – обрадовался Колесов, – обойдемся на этот раз без специалистов из ФСБ и МВД. Пусть поучатся у нас, как нужно такие дела расследовать. Прикажите вашим людям, генерал, быть наготове.

Лодынин понял, что возражений все равно не примут, и поднял трубку телефона, отдавая приказ. Колесов подумал еще немного и поднял другую трубку. Это был прямой телефон министра обороны.

– Товарищ министр обороны, – торжественно доложил Колесов, – ваше задание выполнено. Контейнер с грузом уже обнаружен силами нашей противовоздушной обороны и готов к захвату. Через десять минут генерал Арзамасцев обещал уточнить, где именно находится автомобиль с похищенным грузом.

– Хорошо, – обрадованно сказал министр, положив трубку. У него в кабинете сидел директор ФСБ.

– Кажется, хорошие вести? – холодно спросил директор.

– Отличные! – радостно воскликнул министр. – По-моему, все в порядке.

– Уже нашли твой контейнер? – презрительно спросил директор. Он только недавно вошел в кабинет, но по дороге в министерство ему успели доложить, что было совершено нападение на воинскую колонну и был похищен какой-то контейнер.

– Нашли, – хитро подмигнул ему министр, – и без твоих специалистов нашли. А то ты приехал ко мне и сразу меня за горло берешь, хочешь показать, как твои чекисты работать умеют. Мои не хуже работают.

Раздался звонок селектора.

– К вам поднимается министр внутренних дел, – доложил дежурный офицер из приемной, – он только что прошел проходную.

– Хорошо. – Генерал чувствовал себя на коне. – Когда он придет, дашь нам чаю. И варенье хорошее принеси. На той неделе было такое, брусничное.

– Слушаюсь.

В кабинет вошел министр внутренних дел. Короткая стрижка, всегда угрюмое лицо делали его отчасти похожим на тех зеков, с которыми ежедневно сталкивались его сотрудники. Ведь давно известно, что со временем хозяин и собака приобретают схожие черты. Очевидно, то же относилось и к милиции с ее контингентом.

– Доброе утро, – недовольно сказал главный милиционер. – Чего горячку такую порол? Искал меня повсюду. Зачем понадобился? – Он взял стул и сел напротив директора ФСБ. Под впечатлением хороших известий и присутствия в кабинете директора ФСБ и министра МВД хозяин кабинета почувствовал себя почти вице-президентом страны. И хотя такого поста уже давно не было в стране, тем не менее было очень приятно сидеть во главе стола, принимая таких влиятельных людей в своем кабинете.

– Так что случилось? – спросил министр внутренних дел.

– Нападение случилось сегодня утром на нашу колонну, – пояснил министр обороны, – было много убитых и раненых. И самое главное, что пропал контейнер из нашей лабора-тории.

– Что за контейнер? – как бы невзначай спросил директор ФСБ. Хозяин кабинета усмехнулся.

«Хитришь, стервец, – подумал он, – знаешь, что взяли, но пока не узнал, что там было внутри. И дурачка из себя строишь. Не выйдет».

– Да наш обычный контейнер с отходами из лаборатории, – махнул рукой министр обороны. – Конечно, ничего страшного быть не могло, но мы беспокоились, мало ли что. И потом столько убитых. Нападение почти в самой Москве. Это ведь самое настоящее ЧП. Поэтому я и приказал найти тебя, Евгений Алексеевич.

Министр внутренних дел хмуро кивнул головой. Он с неудовольствием подумал, что ЧП все-таки произошло и теперь нужно будет докладывать Президенту.

В этот момент в другом кабинете снова прозвучал звонок. Арзамасцев доложил Колесову, что автомобиль с контейнером изменил направление и теперь едет в другую сторону. Но приблизительное движение уже было зафиксировано. Теперь оставалось только взять контейнер, отбив его у террористов. Колесов снова поднял трубку аппарата телефона министра обороны.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Поделиться ссылкой на выделенное