Евгений Шварц.

Снежная королева

(страница 1 из 5)

скачать книгу бесплатно

Действующие лица

Сказочник

Кей

Герда

Бабушка

Советник

Снежная королева

Ворон

Ворона

Принц Клаус

Принцесса Эльза

Король

Атаманша

Первый разбойник

Маленькая разбойница

Северный олень

Стражники

Лакеи короля

Разбойники

Действие первое

Перед занавесом появляется Сказочник, молодой человек лет двадцати пяти. Он в сюртуке, при шпаге, в широкополой шляпе.

Сказочник. Снип-снап-снурре, пурре-базелюрре! Разные люди бывают на свете: кузнецы, повара, доктора, школьники, аптекари, учителя, кучера, актеры, сторожа. А я вот – Сказочник. И все мы – и актеры, и учителя, и кузнецы, и доктора, и повара, и Сказочники – все мы работаем, и все мы люди нужные, необходимые, очень хорошие люди. Не будь, например, меня, Сказочника, не сидели бы вы сегодня в театре и никогда вы не узнали бы, что случилось с одним мальчиком, по имени Кей, который… Но тс-с-с… молчание. Снип-снап-снурре, пурре-базелюрре! Ах, как много сказок я знаю! Если рассказывать каждый день по сто сказок, то за сто лет я успею выложить только сотую долю моего запаса. Сегодня вы увидите сказку о Снежной королеве. Это сказка и грустная и веселая, и веселая и грустная. В ней участвуют мальчик и девочка, мои ученики; поэтому я взял с собой грифельную доску. Потом принц и принцесса. И я взял с собой шпагу и шляпу. (Раскланивается.) Это добрые принц и принцесса, и я с ними обойдусь вежливо. Затем мы увидим разбойников. (Достает пистолет.) Поэтому я вооружен. (Пробует выстрелить; пистолет не стреляет.) Он не стреляет, и это очень хорошо, потому что я терпеть не могу шума на сцене. Кроме того, мы попадем в вечные льды, поэтому я надел свитер. Поняли? Снип-снап-снурре, пурре-базелюрре. Ну-с, вот как будто и все. Можно начинать… Да, самое главное я и забыл! Мне прискучило все рассказывать да рассказывать. Сегодня я буду показывать. сказку. И не только показывать – я сам буду участвовать во всех приключениях. Как же это так? А очень просто. Моя сказка – я в ней хозяин. И самое интересное то, что придумал я пока только начало да кое-что из середины, так что, чем кончатся наши приключения, я и сам не знаю! Как же это так? А очень просто! Что будет, то и будет, а когда мы дойдем до конца, то узнаем больше, чем знаем. Вот и все!.. Снип-снап-снурре, пурре-базелюрре!

Сказочник исчезает. Открывается занавес. Бедная, но опрятная комната на чердаке. Большое замерзшее окно. Недалеко от окна, поближе к печке, стоит сундук без крышки. В этом сундуке растет розовый куст. Несмотря на то что стоит зима, розовый куст в цвету. Под кустом на скамеечке сидят мальчик и девочка. Это Кей и Герда. Они сидят взявшись за руки. Поют мечтательно.

Кей и Герда.

 
Снип-снап-снурре,
Пурре-базелюрре.
Снип-снап-снурре,
Пурре-базелюрре.
 

Кей. Стой!

Герда. Что такое?

Кей. Ступеньки скрипят…

Герда. Погоди, погоди… Да!

Кей. И как весело они скрипят! Когда соседка шла жаловаться, что я разбил снежком окно, они скрипели вовсе не так.

Герда. Да уж! Тогда они ворчали, как собаки.

Кей. А теперь, когда идет наша бабушка…

Герда. …ступеньки поскрипывают, как скрипочки.

Кей. Ну, бабушка, ну, скорей же!

Герда. Не надо ее торопить, Кей, ведь мы живем под самой крышей, а она уже старенькая.

Кей. Ничего, ведь она еще далеко.

Она не слышит. Ну, ну, бабушка, шагай!

Герда. Ну, ну, бабушка, живей.

Кей. Уже чайник зашумел.

Герда. Уже чайник закипел. Вот, вот! Она вытирает ноги о коврик.

Кей. Да, да. Слышишь: она раздевается у вешалки.

Стук в дверь.

Герда. Зачем это она стучит? Она ведь знает, что мы не запираемся.

Кей. Хи-хи! Она нарочно… Она хочет нас напугать.

Герда. Хи-хи!

Кей. Тише! А мы ее напугаем, Не отвечай, молчи.

Стук повторяется. Дети фыркают, зажимая руками рот. Снова стук.

Давай спрячемся.

Герда. Давай!

Фыркая, дети прячутся за сундук с розовым кустом. Дверь открывается, и в комнату входит высокий седой человек в черном сюртуке. На лацкане сюртука сверкает большая серебряная медаль. Он, важно подняв голову, оглядывается.

Кей (вылетает из-за ширмы на четвереньках). Гав-гав!

Герда. Бу! Бу!

Человек в черном сюртуке, не теряя выражения холодной важности, подпрыгивает от неожиданности.

Человек (сквозь зубы). Что это за бессмыслица?

Дети стоят растерянные, взявшись за руки.

Невоспитанные дети, я вас спрашиваю, что это за бессмыслица? Отвечайте же, невоспитанные дети!

Кей. Простите, но мы воспитанные…

Герда. Мы очень, очень воспитанные дети! Здравствуйте! Садитесь, пожалуйста!

Человек достает из бокового кармана сюртука лорнет. Разглядывает брезгливо детей.

Человек. Воспитанные дети: а) – не бегают на четвереньках, б) – не вопят «гав-гав», в) – не кричат «бу-бу» и, наконец, г) – не бросаются на незнакомых людей.

Кей. Но мы думали, что вы бабушка!

Человек. Вздор! Я вовсе не бабушка. Где розы?

Герда. Вот они.

Кей. А зачем они вам?

Человек (отворачивается от детей, разглядывает розы в лорнет). Ага. Действительно ли это живые розы? (Нюхает.) а) – издают запах, свойственный этому растению, б) – обладают соответствующей раскраской и, наконец, в) – растут из подобающей почвы. Живые розы… Ха!

Герда. Слушай, Кей, я боюсь его. Кто это? Зачем он пришел к нам? Чего он хочет от нас?

Кей. Не бойся. Я спрошу… (Человеку.) Кто вы? А? Чего вы хотите от нас? Зачем вы к нам пришли?

Человек (не оборачиваясь, разглядывает розы). Воспитанные дети не задают вопросов старшим. Они ждут, пока старшие сами не зададут им вопрос.

Герда. Будьте так добры, задайте нам вопрос: не… не хотим ли мы узнать, кто вы такой?

Человек (не оборачиваясь). Вздор!

Герда. Кей, даю тебе честное слово, что это злой волшебник.

Кей. Герда, ну вот, честное слово, нет.

Герда. Увидишь, сейчас из него пойдет дым и он начнет летать по комнате. Или превратит тебя в козленка.

Кей. Я не дамся!

Герда. Давай убежим.

Кей. Стыдно.

Человек откашливается. Герда вскрикивает.

Да это он только кашляет, глупенькая.

Герда. А я подумала, что это он уже начал.

Человек внезапно отворачивается от цветов и не спеша двигается к детям.

Кей. Что вам угодно?

Герда. Мы не дадимся.

Человек. Вздор!

Человек двигается прямо на детей, которые в ужасе отступают.

Голос из передней. Дети! Чья это меховая шуба висит на вешалке?

Кей и Герда (радостно). Бабушка! Скорей, скорей сюда!

Голос. Соскучились? Не выбегайте, я с мороза. Сейчас иду, только сниму пальто… вот так, а теперь шапочку… Теперь вытру ноги как следует… Ну, вот и я.

В комнату входит чистенькая, беленькая, румяная старушка. Она весело улыбается, но, увидев незнакомого человека, останавливается и перестает улыбаться.

Человек. Здравствуйте, хозяйка.

Бабушка. Здравствуйте, господин…

Человек. …коммерции советник. Долго же вы заставляете себя ждать, хозяйка.

Бабушка. Но, господин коммерции советник, я ведь не знала, что вы придете к нам.

Советник. Это неважно, не оправдывайтесь. Вам повезло, хозяйка. Вы бедны, разумеется?

Бабушка. Садитесь, господин советник.

Советник. Это неважно.

Бабушка. Я-то во всяком случае сяду. Я набегалась сегодня.

Советник. Можете сесть. Итак, повторяю: вам повезло, хозяйка. Вы бедны?

Бабушка. И да и нет. Деньгами – небогата. А…

Советник. А остальное вздор. Перейдем к делу. Я узнал, что у вас среди зимы расцвел розовый куст. Я покупаю его.

Бабушка. Но он не продается.

Советник. Вздор.

Бабушка. Уверяю вас! Этот куст все равно что подарок. А подарки не продаются.

Советник. Вздор.

Бабушка. Поверьте мне! Наш друг, студент-Сказочник, учитель моих ребятишек, уж так ухаживал за этим кустом! Он перекапывал его, посыпал землю какими-то порошками, он даже пел ему песни.

Советник. Вздор.

Бабушка. Спросите соседей. И вот после всех его забот благодарный куст расцвел среди зимы. И этот куст продавать!..

Советник. Какая вы хитрая старуха, хозяйка! Молодец! Вы набиваете цену. Так, так! Сколько?

Бабушка. Куст не продается.

Советник. Но, любезная, не задерживайте меня. Вы прачка?

Бабушка. Да, я стираю белье, помогаю по хозяйству, готовлю чудесные пряники, вышиваю, умею убаюкивать самых непокорных детей и ухаживаю за больными. Я все умею, господин советник. Есть люди, которые говорят, что у меня золотые руки, господин советник.

Советник. Вздор! Начнем с начала. Вы, может быть, не знаете, кто я такой. Я богатый человек, хозяйка. Я очень богатый человек. Сам король знает, как я богат; он наградил меня медалью за это, хозяйка. Вы видели большие фургоны с надписью «лед»? Видели, хозяйка? Лед, ледники, холодильники, подвалы, набитые льдом, – все это мое, хозяйка. Лед сделал меня богачом. Я все могу купить, хозяйка. Сколько стоят ваши розы?

Бабушка. Неужели вы так любите цветы?

Советник. Вот еще! Да я их терпеть не могу.

Бабушка. Так зачем же тогда…

Советник. Я люблю редкости! На этом я разбогател. Летом лед редкость. Я продаю летом лед. Зимою редкость цветы – я попробую их разводить. Всё! Итак, ваша цена?

Бабушка. Я не продам вам розы.

Советник. А вот продадите.

Бабушка. А вот ни за что!

Советник. Вздор! Вот вам десять талеров. Берите! Живо!

Бабушка. Не возьму.

Советник. Двадцать.

Бабушка отрицательно качает головой.

Тридцать, пятьдесят, сто! И сто мало? Ну, хорошо – двести. Этого на целый год хватит и вам и этим гадким детям.

Бабушка. Это очень хорошие дети!

Советник. Вздор! Вы подумайте только: двести талеров за самый обыкновенный розовый куст!

Бабушка. Это не обыкновенный куст, господин советник. Сначала на ветках его появились бутоны, совсем еще маленькие, бледные, с розовыми носиками. Потом они развернулись, расцвели, и вот цветут, цветут и не отцветают. За окном зима, господин советник, а у нас лето.

Советник. Вздор! Если бы сейчас было лето, лед поднялся бы в цене.

Бабушка. Эти розы – наша радость, господин советник.

Советник. Вздор, вздор, вздор! Деньги – вот это радость. Я вам предлагаю деньги, слышите – деньги! Понимаете – деньги!

Бабушка. Господин советник! Есть вещи более сильные, чем деньги.

Советник. Да ведь это бунт! Значит, деньги, по-вашему, ничего не стоят. Сегодня вы скажете, что деньги ничего не стоят, завтра – что богачи и почтенные люди ничего не стоят… Вы решительно отказываетесь от денег?

Бабушка. Да. Эти розы не продаются ни за какие деньги, господин советник.

Советник. В таком случае вы… вы… сумасшедшая старуха, вот кто вы…

Кей (глубоко оскорбленный, бросается к нему). А вы… вы… невоспитанный старик, вот кто вы.

Бабушка. Дети, дети, не надо!

Советник. Да я вас заморожу!

Герда. Мы не дадимся!

Советник. Увидим… Это вам даром не пройдет!

Кей. Бабушку все, все уважают! А вы рычите на нее, как…

Бабушка. Кей!

Кей (сдерживаясь) … как нехороший человек.

Советник. Ладно! Я: а) – отомщу, б) – скоро отомщу и в) – страшно отомщу. Я дойду до самой королевы. Вот вам!

Советник бежит и в дверях сталкивается со Сказочником.

(Яростно.) А, господин Сказочник! Сочинитель сказок, над которыми все издеваются! Это всё ваши штуки! Хорошо же! Увидите! Это и вам не пройдет даром.

Сказочник (вежливо кланяясь советнику). Снип-снап-снурре, пурре-базелюрре!

Советник. Вздор! (Убегает.)

Сказочник. Здравствуйте, бабушка! Здравствуйте, дети! Вас огорчил коммерции советник? Не обращайте на него внимания. Что он нам может сделать? Смотрите, как весело розы кивают нам головками. Они хотят сказать нам: все идет хорошо. Мы с вами, вы с нами – и все мы вместе.

Советник в меховой шубе и в цилиндре показывается в дверях.

Советник. Увидим, надолго ли. Ха-ха!

Сказочник бросается к нему. Советник исчезает. Сказочник возвращается.

Сказочник. Бабушка, дети, все хорошо. Он ушел, совсем ушел. Я вас очень прошу, пожалуйста, забудем о нем.

Герда. Он хотел унести наши розы.

Кей. Но мы не позволили.

Сказочник. Ах, какие вы молодцы! Но за что вы обидели чайник? (Бежит к печке.) Слышите, он кричит: «Вы забыли меня, я шумел, и вы не слышали. Я зол, зол, попробуйте-ка, троньте меня!» (Пробует снять чайник с огня.) И верно, его не тронуть! (Берет чайник полой сюртука.)

Бабушка (вскакивает). Вы опять обожжетесь, я вам дам полотенце.

Сказочник (боком, держа кипящий чайник полой сюртука, пробирается к столу). Ничего. Все эти чайники, чашки, столы и стулья… (Пробует поставить чайник на стол, но этого ему никак не удается.) сюртуки и башмаки из-за того, что я говорю на их языке и часто болтаю с ними… (Ставит наконец чайник на стол.) …считают меня своим братом и ужасно меня не уважают. Сегодня утром вдруг пропали мои башмаки. Нашел я их в прихожей под шкафом. Оказывается, они пошли в гости к старой сапожной щетке, заговорились там и… Что с вами, дети?

Герда. Ничего.

Сказочник. Говорите правду!

Герда. Ну хорошо, я скажу. Знаете, что? Мне все-таки немножко страшно.

Сказочник. Ах, вот как! Значит, вам немного страшно, дети?

Кей. Нет, но… Советник сказал, что он дойдет до самой королевы. О какой это королеве он говорил?

Сказочник. Я думаю, что о Снежной королеве. Он с ней в большой дружбе. Ведь она ему поставляет лед.

Герда. Ой, кто это стучит в окно. Я не боюсь, но все-таки скажите: кто же это стучит в окно?

Бабушка. Это просто снег, девочка. Метель разыгралась.

Кей. Пусть Снежная королева только попробует сюда войти. Я посажу ее на печь, и она сразу растает.

Сказочник (вскакивает). Верно, мальчик! (Взмахивает рукой и опрокидывает чашку.) Ну вот… Я ведь вам говорил… И не стыдно тебе, чашка? Верно, мальчик! Снежная королева не посмеет сюда войти! С тем, у кого горячее сердце, ей ничего не поделать!

Герда. А где она живет?

Сказочник. Летом – далеко-далеко, на севере. А зимой она летает на черном облаке высоко-высоко в небе. Только поздно-поздно ночью, когда все спят, она проносится по улицам города и взглядывает на окна, и тогда стекла покрываются ледяными узорами и цветами.

Герда. Бабушка, значит, она все-таки смотрела на наши окна? Видишь, они все в узорах.

Кей. Ну и пусть. Посмотрела и улетела.

Герда. А вы видели Снежную королеву?

Сказочник. Видел.

Герда. Ой! Когда?

Сказочник. Давно-давно, когда тебя еще не было на свете.

Кей. Расскажите.

Сказочник. Хорошо. Только я отойду подальше от стола, а то я опять опрокину что-нибудь. (Идет к окну, берет с подоконника доску и грифель.) Но после рассказа мы засядем за работу. Вы уроки выучили?

Герда. Да.

Кей. Все до одного!

Сказочник. Ну, тогда, значит, вы заслужили интересную историю. Слушайте. (Начинает рассказывать сначала спокойно и сдержанно, но постепенно, увлекаясь, принимается размахивать руками. В одной руке у него грифельная доска, в другой грифель.) Было это давно, очень давно. Мама моя, так же как и ваша бабушка, каждый день уходила работать к чужим людям. Только руки у моей мамы были не золотые, нет, совсем не золотые. Она, бедная, была слабенькая и почти такая же нескладная, как я. Поэтому кончала она свою работу поздно. Однажды вечером она запоздала еще больше, чем всегда. Сначала я ждал ее терпеливо, но когда догорела и погасла свечка, то мне стало совсем невесело. Приятно сочинять страшные сказки, но когда они сами лезут тебе в голову, то это уж совсем не то. Свеча погасла, но старый фонарь, что висел за окном, освещал комнату. И надо вам сказать, что это было еще хуже. Фонарь качался на ветру, тени бегали по комнате, и мне казалось, что это маленькие черненькие гномы кувыркаются, прыгают и только об одном и думают – как бы на меня напасть. И я оделся потихоньку, и замотал шею шарфом, и бегом выбежал из комнаты, чтобы подождать маму на улице. На улице было тихо-тихо, так тихо, как бывает только зимой. Я присел на ступеньки и стал ждать. И вдруг – как засвистит ветер, как полетит снег! Казалось, что он падает не только с неба, а летит от стен, с земли, из-под ворот, отовсюду. Я побежал к дверям, но тут одна снежинка стала расти, расти и превратилась в прекрасную женщину.

Кей. Это была она?

Герда. А как она была одета?

Сказочник. Она была в белом с головы до ног. Большая белая муфта была у нее в руках. Огромный бриллиант сверкал у нее на груди. «Вы кто?» – крикнул я. «Я – Снежная королева, – ответила женщина, – хочешь, я возьму тебя к себе? Поцелуй меня, не бойся». Я отпрыгнул…

Сказочник взмахивает руками и попадает грифельной доской в стекло. Стекло разбивается. Гаснет лампа. Музыка. Снег, белея, влетает в разбитое окно.

Голос бабушки. Спокойно, дети.

Сказочник. Это я виноват! Сейчас я зажгу свет!

Вспыхивает свет. Все вскрикивают. Прекрасная женщина стоит посреди комнаты. Она в белом с головы до ног. Большая белая муфта у нее в руках. На груди, на серебряной цепочке, сверкает огромный бриллиант.

Кей. Это кто?

Герда. Кто вы?

Сказочник пробует заговорить, но женщина делает повелительный знак рукой, и он отшатывается и умолкает.

Женщина. Простите, я стучала, но меня никто не слышал.

Герда. Бабушка сказала – это снег.

Женщина. Нет, я стучала в дверь как раз тогда, когда у вас погас свет. Я испугала вас?

Кей. Ну вот, ни капельки.

Женщина. Я очень рада этому; ты смелый мальчик. Здравствуйте, господа!

Бабушка. Здравствуйте, госпожа…

Женщина. Можете называть меня баронессой.

Бабушка. Здравствуйте, госпожа баронесса. Садитесь, пожалуйста.

Женщина. Благодарю вас. (Садится.)

Бабушка. Сейчас я заложу окно подушкой, очень дует. (Закладывает окно.)

Женщина. О, меня это нисколько не беспокоит. Я пришла к вам по делу. Мне рассказывали о вас. Говорят, что вы очень хорошая женщина, работящая, честная, добрая, но бедная.

Бабушка. Не угодно ли чаю, госпожа баронесса?

Женщина. Нет, ни за что! Ведь он горячий. Мне говорили, что, несмотря на свою бедность, вы держите приемыша.

Кей. Я не приемыш!

Бабушка. Он говорит правду, госпожа баронесса.

Женщина. Но мне говорили так: девочка – ваша внучка, а мальчик…

Бабушка. Да, мальчик не внук мне. Но ему не было и года, когда родители его умерли. Он остался совсем один на свете, госпожа баронесса, и я взяла его себе. Он вырос у меня на руках, он такой же родной мне, как мои покойные дети и как моя единственная внучка…

Женщина. Эти чувства делают вам честь. Но вы совсем старая и можете умереть.

Кей. Бабушка вовсе не старая.

Герда. Бабушка не может умереть.

Женщина. Тише. Когда я говорю, все должно умолкнуть. Поняли? Итак, я беру у вас мальчика.

Кей. Что?

Женщина. Я одинока, богата, детей у меня нет – этот мальчик будет у меня вместо сына. Вы, конечно, согласитесь, хозяйка? Это выгодно вам всем.

Кей. Бабушка, бабушка, не отдавай меня, дорогая! Я не люблю ее, а тебя так люблю! Розы ты и то пожалела, а я ведь целый мальчик! Я умру, если она возьмет меня к себе… Если тебе трудно, я тоже буду зарабатывать – газеты продавать, носить воду, сгребать снег, – ведь за все это платят, бабушка. А когда ты совсем состаришься, я куплю тебе мягкое кресло, очки и интересные книжки. Ты будешь сидеть, отдыхать, читать, а мы с Гердой будем заботиться о тебе.

Герда. Бабушка, бабушка, вот честное слово, не отдавай его. Ну, пожалуйста!

Бабушка. Да что вы, дети! Я, конечно, ни за что не отдам его.

Кей. Вы слышите?

Женщина. Не надо так спешить. Подумай, Кей. Ты будешь жить во дворце, мальчик. Сотни верных слуг будут повиноваться каждому твоему слову. Там…

Кей. Там не будет Герды, там не будет бабушки, я не пойду к вам.

Сказочник. Молодец…

Женщина. Молчите! (Делает повелительный знак рукой.)

Сказочник отшатывается.

Бабушка. Простите меня, баронесса, но так и будет, как сказал мальчик. Как я его могу отдать? Он вырос у меня на руках. Первое слово, которое он сказал, было: огонь.

Женщина (вздрагивает). Огонь?

Бабушка. Первый раз он пошел вот здесь, от кровати к печке…

Женщина (вздрагивает). К печке?

Бабушка. Я плакала над ним, когда он хворал, я так радовалась, когда он выздоравливал. Он иногда шалит, иногда огорчает меня, но чаще радует. Это мой мальчик, и он останется у меня.

Герда. Смешно даже подумать, как же мы можем без него жить.

Женщина (встает). Ну что же! Пусть будет по-вашему. Эти чувства делают вам честь. Оставайся здесь, мальчик, если ты так этого хочешь. Но поцелуй меня на прощанье.

Сказочник делает шаг вперед. Женщина останавливает его повелительным жестом.

Ты не хочешь?

Кей. Не хочу.

Женщина. Ах, вот как! Я-то сначала думала, что ты храбрый мальчик, а ты, оказывается, трус!

Кей. Я вовсе не трус.

Женщина. Ну, тогда поцелуй меня на прощанье.

Герда. Не надо, Кей.

Кей. Но я вовсе не желаю, чтобы она думала, что я боюсь баронесс. (Смело подходит к баронессе, поднимается на цыпочки и протягивает ей губы.) Всего хорошего!

Женщина. Молодец! (Целует Кея.)

За сценой свист и вой ветра, снег стучит в окно.

(Смеется.) До свидания, господа. До скорого свидания, мальчик! (Быстро уходит.)

Сказочник. Какой ужас! Ведь это была она, она, Снежная королева!

Бабушка. Полно вам рассказывать сказки.

Кей. Ха-ха-ха!

Герда. Что ты смеешься, Кей?

Кей. Ха-ха-ха! Смотрите, как смешно, наши розы завяли. А какие они стали безобразные, гадкие, фу! (Срывает одну из роз и швыряет ее на пол.)

Бабушка. Розы завяли, какое несчастье! (Бежит к розовому кусту.)

Кей. Как смешно бабушка переваливается на ходу. Это прямо утка, а не бабушка. (Передразнивает ее походку.)

Герда. Кей! Кей!

Кей. Если ты заревешь, я дерну тебя за косу.

Бабушка. Кей! Я не узнаю тебя.

Кей. Ах, как вы мне все надоели. Да оно и понятно. Живем втроем в такой конуре…

Бабушка. Кей! Что с тобой?

Сказочник. Это была Снежная королева! Это она, она!

Герда. Почему же вы не сказали…

Сказочник. Не мог. Она протягивала ко мне руку, и холод пронизывал меня с головы до ног, и язык отнимался, и…

Кей. Вздор!

Герда. Кей! Ты говоришь как советник.

Кей. Ну, и очень рад.

Бабушка. Дети, ложитесь спать! Уже поздно. Вы начинаете капризничать. Слышите: разом умываться и спать.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

Поделиться ссылкой на выделенное