Александр Шубин.

Россия и мир в 2020 году

(страница 4 из 16)

скачать книгу бесплатно

   Несмотря на весь свой динамичный рост, азиатские и другие «гиганты» вряд ли смогут сравниться по количественным показателям с экономикой США или даже с экономиками некоторых других богатых стран. В них будут существовать отдельные динамично развивающиеся сектора мирового уровня, но большая часть их населения будет занята в сельском хозяйстве, их акционерные капиталы будут менее сложными, а их финансовые системы, вероятно, будут менее эффективными, чем финансовые системы других преуспевающих стран.


   Истории известны примеры длительного существования высоких показателей экономического роста. Китай уже около двух десятилетий демонстрирует рост в 7 и более процентов; Японии, Южной Корее и Тайваню в прошлом удавалось на протяжении долгого времени сохранять в среднем примерно десятипроцентный прирост.
   Однако быстро развивающиеся страны прежде часто переживали внезапные кризисы, задержки развития, а вихри экономической нестабильности, похоже, могут все больше влиять на широкий круг международных отношений.


   Многие новые рынки, как, например, Мексика в середине 1990-х годов или азиатские страны в конце 1990-х, страдали от негативных последствий резких перемен направления движения капитала, поэтому Китай и Индия еще могут столкнуться с аналогичными проблемами. В этом случае масштабы потенциально возможных перестановок будут беспрецедентными, причем не ясно, сумеют ли нынешние международные финансовые механизмы предупредить их более широкие экономические последствия.
   По мере постепенной интеграции Китая, Индии и других развивающихся стран в мировую экономику сотни миллионов рабочих рук получат доступ к мировому рынку труда, становящемуся еще более взаимозависимым под воздействием торговых и инвестиционных потоков. Мировые стандарты производства, торговли, труда и заработной платы будут пересмотрены.

   «Под давлением конкуренции компании, работающие в экономически развитых странах, будут вынуждены привлекать со стороны, в том числе из-за границы, многих рабочих и управленцев».

   Эта колоссальная масса рабочей силы, все возрастающая часть которой будет иметь хорошее образование, послужит привлекательным конкурентоспособным источником дешевого труда, в то время как инновационные технологии расширят возможности мобильной занятости в глобальных масштабах.
   Конкуренция со стороны этих людей будет содействовать «перетасовыванию» рабочей силы, потребует профессиональной переподготовки кадров и ограничит рост заработной платы в некоторых отраслях.
   К чему приведут эти давления на рынок труда, будет зависеть от реакции на это со стороны политических лидеров и разработчиков стратегии. На фоне глобального экономического спада эти трудовые ресурсы могут вызвать широкое распространение протекционистских настроений.
Но пока будет сохраняться достаточно уверенный экономический рост, а рынок труда оставаться гибким, интенсивная международная конкуренция вряд ли приведет к реальным потерям рабочих мест в экономически развитых странах.
   Большое количество новых рабочих мест в сфере услуг, которое будет создано в Индии и других развивающихся странах, скорее всего превысит предложение квалифицированных рабочих рук в этой сфере в передовых экономически развитых странах.
   Текучесть рабочей силы в экономически развитых странах будет по-прежнему зависеть в большей степени от технологических перемен и превратностей местного рынка труда, чем от иностранной конкуренции.


   Хотя уровень жизни многих жителей развивающихся и отсталых стран в течение ближайших 15 лет будет подниматься, по уровню дохода на душу населения в 2020 году большинство этих стран будет все еще значительно уступать странам Запада. Даже в странах с быстро развивающейся экономикой сохранится множество бедняков, а удельный вес среднего класса будет в них куда более скромным, чем в современных развитых странах. По оценке экспертов, Китаю после 2020 года понадобится еще 30 лет, чтобы по доходу на душу населения достичь нынешнего уровня развитых стран.
   Даже если, как утверждает одно исследование, средний класс Китая может к 2020 году составить до 40 % его населения, то есть в процентном отношении удвоиться по сравнению с нынешним днем, он все еще будет уступать этому показателю в США – 60 %. По уровню дохода на душу населения китайский средний класс будет также существенно уступать западному.
   По некоторым оценкам, сейчас в Индии около 300 миллионов людей среднего заработка получают 2–4 тысячи долларов в год. Как общее число работников среднего заработка, так и уровень их заработной платы, вероятно, быстро возрастут, однако даже в 2020 году их доходы будут все еще значительно ниже соответствующих средних показателей для США и других развитых стран.
   Однако годовой доход в 3 тысячи долларов в Азии считается достаточным, чтобы побудить людей к покупке автомобиля. Таким образом, быстрый подъем уровня доходов растущего среднего класса повлечет за собой взрыв потребительского спроса, который очевиден уже сейчас.
   Усугубляющаяся разница в доходах и уровне развития различных регионов не помешает параллельному росту среднего класса и увеличению общего богатства. В Индии, например, хотя многие западные и южные штаты к 2020 ГОДУ будут располагать значительным средним классом, такие штаты, как Бихар, Уттар-Прадеш и Орисса, останутся отсталыми.
   Страны, не вовлеченные в мировую экономику, будут по-прежнему страдать от своей изоляции. Даже самые оптимистичные прогнозы признают, что стимулируемый глобализацией экономический рост в течение ближайших 15 лет не сможет вывести из бедности множество стран.
   Сценарии, разработанные Всемирным банком, указывают на то, что, например, страны, лежащие к югу от Сахары, даже при самом оптимистическом сценарии развития будут далеко позади. В настоящее время в этом регионе самая большая в мире доля населения, живущего менее чем на один доллар в день.
   Если усугубляющиеся проблемы крайней нищеты и дурного управления в неблагополучных странах, расположенных к югу от Сахары, странах Евразии, Ближнего Востока и Латинской Америки сохранят свою остроту, эти регионы станут благодатной почвой для терроризма, организованной преступности и пандемий. Вынужденная иммиграция также может стать важной составляющей общего процесса деградации. Международному сообществу предстоит решить, стоит ли ему вмешиваться, как это делать и какой ценой.

   «…Величайшие преимущества глобализации выпадут на долю тех стран и групп населения, которые смогут получить доступ к новым технологиям и провести их в жизнь».



   Процесс глобализации, несмотря на всю свою мощь, может быть существенно заторможен или даже повернут вспять. Если не говорить о новой мировой войне, которую мы считаем маловероятной, остановить глобализацию может только грандиозная по своим масштабам пандемия. Другие катастрофы, например атаки террористов, могут лишь замедлить ее ход.
   По мнению некоторых экспертов, появление новой пандемии – лишь вопрос времени. В 1918–1919 гг. вирус гриппа унес около 20 миллионов человеческих жизней. Если подобные эпидемии вспыхнут в мегаполисах развивающегося мира со слабо развитой системой здравоохранения – в африканских странах, расположенных к югу от Сахары, Китае, Индии, Бангладеш или Пакистане, – они будут опустошительными и смогут быстро распространиться по всему миру. Глобализация окажется под угрозой, если счет жертв в некоторых важнейших странах пойдет на миллионы, а распространение заболевания приостановит на длительный период перемещение людей и товаров по земному шару и заставит правительства тратить колоссальные средства на свои перегруженные секторы здравоохранения. С другой стороны, реакция на атипичную пневмонию (SARS) показала, что международный надзор и механизмы контроля совершенствуются и все более эффективно сдерживают распространение болезней, а новые достижения биотехнологии позволяют надеяться на дальнейшие успехи в борьбе с ними.
   Замедление глобализации может быть также связано с всеобъемлющим ощущением экономической и физической незащищенности, побуждающим правительства вводить ограничения на потоки капитала, товаров, людей и технологий, а следовательно, сдерживать экономический рост. Такая ситуация может возникнуть в ответ на атаки террористов, в результате которых погибнут десятки или даже сотни тысяч людей в ряде американских городов или в Европе, или на масштабные кибернетические атаки на информационные технологии. Пограничный контроль и ограничение технологического обмена могут привести к удорожанию сделок, послужить препятствием для инноваций и экономического роста. Аналогичные ограничительные меры могут быть введены в результате приобретшей массовый характер отрицательной реакции на глобализацию, если, например, «белые воротнички» из богатых стран взбунтуются против практики «аутсорсинга» и/или если народы бедных стран, сочтя себя жертвами глобализации, попытаются ей сопротивляться.


   Общая тенденция к быстрому всемирному распространению технологии будет сохраняться, хотя революция в области высоких технологий и не принесет всем равные блага.
   К числу факторов, обеспечивающих расширение доступа к технологическим достижениям, следует причислить рост обоюдостороннего потока высокотехнологичных мозговых ресурсов между развивающимися и западными странами, увеличение удельного веса технологически грамотной рабочей силы в некоторых развивающихся странах, а также усилия транснациональных корпораций диверсифицировать свою высокотехнологичную деятельность.
   Внедрение новых технологий послужит стимулом для резкого подъема знаний и индивидуального благосостояния людей. Эти выгоды включают в себя сдвиги в медицине, которая сумеет вылечить или смягчить некоторые известные болезни и увеличить продолжительность жизни. Новые открытия позволят улучшить качество пищи и питьевой воды, распространят беспроводную связь и технологии машинного перевода, которые облегчат международные деловые, коммерческие и даже социально-политические отношения.
   Более того, грядущие тенденции развития технологии будут отмечены не только ускорением прогресса в отдельных ее областях, но также умножающей его конвергенцией различных технологий (информационных, биологических, материалов и нанотехнологий), способной привести к революционным изменениям во всех сферах жизни. Применение «умных» материалов, снабженных нанотехнологическими сенсорами при содействии информационных технологий, позволит создать множество приспособлений, которые помогут укрепить здоровье людей, повлияют на деловые практики и модели поведения. Эти материалы снабдят нас новыми знаниями об окружающей среде, улучшат безопасность и сократят индивидуальную сферу личности. Такого рода взаимодействие технологических тенденций – в сочетании с ускоренными методами производства и современным оборудованием, а также передовыми способами добычи энергии, воды и современными транспортными технологиями – поможет Китаю и Индии в осуществлении их намерения присоединиться к «первому миру». Обе страны инвестируют большие средства в фундаментальные исследования и занимают ведущие позиции в целом ряде ключевых областей. Европа рискует отстать от Азии в разработке некоторых из этих технологий. Соединенные Штаты пока сохраняют свое абсолютное лидерство, хотя им придется вступать во все более тесную конкуренцию с Азией, которая может существенно потеснить США в некоторых областях.
   Страны, способные претворить в жизнь новые технологии, извлекут из этого максимальную пользу. Разрыв между «имущими» и «неимущими» может увеличиться, поскольку страны, имеющие доступ к новым технологиям и поставившие их себе на службу, извлекают из глобализации наибольшие преимущества. Общий уровень технологического развития той или иной страны будет определяться в терминах инвестиций во внедрение и претворение в жизнь новых доступных в мировом масштабе технологий, вне зависимости от того, являются ли они результатом собственных фундаментальных исследований или же происходят из стран – лидеров технологического прогресса. Странами, отстающими в освоении передовых технологий, вероятно, станут те, кто не последует пути принятия политических решений, способствующих внедрению новых технологий, кто постарается избежать перемен, направленных на проведение в жизнь идей добросовестного управления, всеобщего образования и рыночных реформ, причем не исключительно по причине своей бедности.
   Те, кто проводит такую политику, могут, напротив, «перепрыгнуть» через некоторые стадии и фазы развития, через которые должны были пройти Соединенные Штаты и Европа в своем движении к прогрессу. Китай и Индия занимают неплохие позиции для совершения такого рывка. Однако даже самые бедные страны смогут использовать имеющиеся в изобилии дешевые технологии для того, чтобы подхлестнуть свое развитие, хотя его темпы будут все-таки ниже.
   Поскольку такие страны, как Китай и Индия, совершают прорыв, проводя инвестиции в ключевые отрасли науки, инженерное образование, а также в развитие инфраструктуры, они добьются значительных успехов в производстве и сбыте широкого спектра высокотехнологичных продуктов – от программного обеспечения и медикаментов до беспроводных датчиков и «умных» материалов.
   Быстрый технологический прогресс, разворачивающийся за пределами Соединенных Штатов, может позволить другим странам устанавливать свои требования к проектированию, производственным стандартам и их реализации, к уровню секретности, информационной безопасности, правам на интеллектуальную собственность.
   Действительно, в настоящее время происходят серьезные изменения в международном регламентировании прав на интеллектуальную собственность. Такие страны, как Индия и Китай, благодаря покупательной способности своих необъятных рынков смогут влиять на нормы применения некоторых технологий и наступать на права чужой интеллектуальной собственности. Привлекательность этих обширных рынков будет побуждать транснациональные корпорации смотреть сквозь пальцы на отступления от правовых норм в регулировании интеллектуальной собственности, поскольку эти отступления практически не будут сказываться на уровне их доходов. К тому же на пороге серьезных успехов в развитии медицинских технологий возрастает роль соображений гуманитарного и нравственного порядка: все громче будут раздаваться голоса, настаивающие на «раскрепощении» собственности «во благо человечества».
   Национальные государства столкнутся также с серьезными проблемами надзора, контроля и запрещения секретных технологий. Ввиду того что одни и те же разработки – сенсоры, вычислительная техника, средства связи и материалы – предназначены как для разнообразных устройств, используемых в повседневной коммерческой активности, так и для устройств, используемых в военных нуждах, их будет трудно отслеживать и контролировать экспорт их технологических компонентов. К тому же совместные предприятия, глобальные рынки и растущая доля частного капитала в финансировании научно-исследовательских работ будут подрывать усилия национальных государств, направленные на контроль секретных технологий.
   Вопросы, связанные с этическими аспектами внедрения отдельными странами технологических новшеств, таких как генетически модифицированные продукты питания, приватность данных, исследование биологических материалов, использование замаскированных датчиков и биометрических устройств, – все эти вопросы будут становиться все более актуальными факторами в сфере международной торговой политики и международных отношений.
   В то же время в 2020 году технология будет источником напряженности. Фронт этой напряженности будет достаточно широк: от конкурентной борьбы за воспроизводство и привлечение важнейшего компонента технического прогресса – самих людей – до сопротивления некоторых культурных и политических групп тем его аспектам, которые будут увязываться ими с нарушением прав личности или нивелирующим воздействием вездесущей технологии.


   Биотехнологическая революция находится в относительно ранней стадии своего развития. XXI век станет свидетелем крупных достижений биологических наук в сочетании с информационными технологиями. Результатом исследований будут становиться все новые важные открытия в сфере инновационных медицинских технологий, здравоохранения, экологической реабилитации, сельского хозяйства, биологической защиты и в смежных областях.
   Следует отметить, что биотехнология может стать «выравнивающим» фактором между развитыми и развивающимися странами, поскольку она привнесет резкие положительные изменения в области экономики и здравоохранения беднейших уголков нашей планеты.
   Ожидаемые прорывы в биомедицине, такие как создание антивирусного барьера, положат предел распространению СПИДа, способствуя разрешению продолжающегося гуманитарного кризиса в странах, лежащих к югу от Сахары, и минимизировав потенциально серьезные помехи для экономического роста развивающихся стран, в частности Индии и Китая. Биотехнологические исследования и инновации, которые станут результатом продолжающихся инвестиций США в обеспечение национальной безопасности, такие как новые методы лечения, блокирующие возможность болезнетворных микроорганизмов проникать в тело, – эти разработки могут со временем привести к созданию революционных медицинских препаратов, чья роль выйдет далеко за рамки защиты США от террористической угрозы.
   Больше развивающихся стран станет инвестировать средства в собственные биотехнологические разработки, а рыночная конкуренция будет все сильнее подталкивать компании и исследовательские центры Запада к поиску технически подготовленных партнеров в развивающихся странах.
   Однако в то время как развитие биотехнологии обещает улучшение качества жизни, оно несет в себе и серьезную угрозу безопасности. Поскольку доступ к биотехнологической информации будет постоянно расширяться, возрастет и число людей, потенциально способных использовать эту информацию во зло и погубить множество человеческих жизней. Атакующая сторона окажется в более выгодном положении, ибо в ее распоряжении будет широкий выбор средств; обороняющейся же стороне предстоит готовиться к защите от множества возможных опасностей. Кроме того, поскольку достижения биотехнологии будут находить все более широкое применение, все труднее будет тормозить разработку новых видов наступательного биологического оружия. В ближайшие 10 или 20 лет будет существовать риск того, что прогресс биотехнологии приведет не только к созданию средств обороны, но и к разработке средств ведения наступательной биологической войны, сделав возможным создание новых веществ, которые будут рассчитаны на поражение определенных видов организмов-людей, животных, посевов.
   Наконец, некоторые технические новинки, способные существенно продвинуть развитие медицины, вызовут и серьезные нарекания, связанные с соблюдением этических норм и прав личности. Это относится к таким вопросам, как клонирование, исследования стволовых клеток и расшифровка кода ДНК, позволяющая обнаруживать предрасположенность к тем или иным болезням, некоторые познавательные способности или склонность к противообщественному поведению.


   Несмотря на наличие потенциала для крупных технологических прорывов и распространения новых технологий, то есть факторов, способных смягчить различные формы неравенства, в 2020 году будет сохраняться значительная неравномерность распределения благ между развивающимися странами, а также развивающимися странами и странами, входящими в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР).
   По данным ЮНЕСКО, в течение ближайших 15 лет процент неграмотных людей от 15 лет и старше будет падать, однако в бедных и развивающихся странах их все еще будет в 17 раз больше, чем в странах ОЭСР. [5 - Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) пришла на смену Организации европейского экономического сотрудничества, созданной в эпоху «плана Маршалла». Она объединяет 30 развитых стран и стран с развивающейся рыночной экономикой, а также поддерживает активные отношения с 70 другими государствами мира.] Более того, среди женщин неграмотность будет почти в два раза выше, чем среди мужчин. В 1950–1980 годах показатели продолжительности жизни в более развитых и менее развитых странах стали явно сближаться. Вероятно, эта тенденция сохранится во многих развивающихся странах, в том числе и в самых населенных. Однако, по данным Американского бюро переписи населения, примерно в 40 странах – в том числе во многих африканских государствах, странах Центральной Азии и в России – продолжительность жизни в 2010 году будет более низкой, чем она была в 1990-м.
   Даже если многие страны примут эффективные меры по борьбе с распространением СПИДа, социально-экономические последствия этой эпидемии, уже поразившей миллионы людей, будут сказываться на протяжении ближайших 15 лет.
   СПИД вызвал резкое увеличение смертности среди взрослого населения Африки, что, в свою очередь, привело к небывалому увеличению числа сирот. Сегодня в некоторых африканских странах один из десяти детей – сирота, причем эта ситуация наверняка будет ухудшаться.
   Ослабление и гибель миллионов людей от пандемии СПИДа будет иметь растущие последствия для экономики пораженных ею стран, особенно стран, расположенных к югу от Сахары, где предположительно с начала 1980-х годов от СПИДа умерли более 20 миллионов человек. Согласно проведенным исследованиям, доходы семьи падают в среднем на 50–80 % после заражения кормильца. «Вторая волна» СПИДа, накрывшая Нигерию, Эфиопию, Россию, Индию, Китай, Бразилию, Украину и страны Средней Азии, характерна тем, что болезнь будет продолжать распространяться за пределами традиционных «групп риска», охватывая более широкие слои населения. Распространение СПИДа может поставить крест на экономических перспективах многих стран, подающих сейчас неплохие надежды.


   К 2020 году женщины завоюют множество прав и свобод, в большинстве стран мира расширится их доступ к образованию, участию в политической жизни, они добьются новых успехов в борьбе за равноправие в сфере труда. Однако, по данным ООН и Всемирной организации здравоохранения, к этому времени неравенство полов до конца не исчезнет даже в развитых странах и будет все еще значительным в странах развивающихся. Хотя доля женщин в глобальных трудовых ресурсах будет и дальше возрастать, сохранится разница в оплате их труда, и будут продолжать существовать региональные неравенства.
   Хотя разница в оплате труда между женщинами и мужчинами за последние 10 лет сократилась, женщины по-прежнему получают меньше, чем мужчины. Например, исследование ООН, проведенное в 2002 году, показало, что в 27 из 39 обследованных стран (как принадлежащих к ОЭСР, так и развивающихся) женщины, занятые в промышленности, получали на 20–30 % меньше, чем мужчины.
   Некоторые факторы будут препятствовать равенству полов, в то время как другие будут ему способствовать.


   В регионах, где высокий удельный вес молодежи среди населения сочетается с исторически сложившимися патриархальными традициями, дополнительная нагрузка на инфраструктуру будет означать ужесточение конкурентной борьбы за ограниченные общественные ресурсы и большую вероятность того, что женщинам будет отказано в равных возможностях с мужчинами. Например, если в школах не смогут учиться все, в первую очередь туда будут посылать мальчиков. Правда, отношение молодого поколения к этому меняется. К примеру, на Ближнем Востоке многие молодые мусульмане признают, что образованные жены могут зарабатывать и тем самым вносить свой вклад в семейный бюджет.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Поделиться ссылкой на выделенное