Сидни Шелдон.

Рухнувшие небеса

(страница 4 из 22)

скачать книгу бесплатно

Дейна потянулась к очередной кассете. Лыжная трасса в горах близ Джуно, на Аляске. Закутанный до ушей корреспондент бубнит в микрофон:

– …это роковое место печального происшествия, случившегося прошлым вечером. Власти не могут пока объяснить, почему Джули Уинтроп, чемпионка по горным лыжам, спускалась ночью одна, именно по этому склону, временно закрытому для лыжников. Всего шесть недель назад, в сентябре, брат Джули, Пол, разбился в машине, свалившейся с обрыва, а в июле заживо сгорели ее родители, посол Уинтроп с женой. Президент выражает свое сочувствие брату погибшей.

На последней пленке был дом Гэри Уинтропа в северо-западном районе Вашингтона. У входа кишели репортеры.

– По непонятной, страшной случайности Гэри Уинтроп, последний оставшийся в живых из семьи Уинтропов, был застрелен ворвавшимися в дом взломщиками. Рано утром охранник заметил отключенную сигнализацию, вошел в дом и обнаружил тело мистера Уинтропа, на котором найдены два пулевых ранения. Очевидно, грабители охотились за ценными картинами, и хозяин дома спугнул их, появившись не вовремя. Гэри Уинтроп был пятым и последним членом семьи, погибшим в этом году насильственной смертью.

Дейна выключила монитор и долго сидела не двигаясь.

Кому потребовалось уничтожать этих чудесных людей? Кому и за что?


Решив не отступать от задуманного, Дейна договорилась о встрече с сенатором Перри Леффом в одном из зданий сената. Она давно знала сенатора как человека серьезного, умного и страстно преданного своему делу.

Секретарь проводила Дейну в кабинет Леффа. Тот вежливо поднялся при появлении девушки.

– Здравствуйте, мисс Эванс. Рад снова видеть вас. Чем могу быть полезен?

– Насколько я слышала, вы работали вместе с Тейлором Уинтропом, не так ли, сенатор?

– Совершенно верно. Так получилось, что президент назначал нас обоих в одни и те же комитеты.

– Его публичный имидж, сенатор, общеизвестен, но каким он был в обычной жизни?

Сенатор Лефф не сразу ответил, пристально изучая Дейну.

– Буду счастлив ответить вам. Поверьте, мисс Эванс, лучшего человека, чем Тейлор, мне не приходилось встречать. Меня всегда поражало его отношение к людям, их заботам и бедам. Безразличие было ему чуждо. Он всегда проявлял искреннее участие к тем, кто просил о помощи. Из кожи вон лез, чтобы этот мир стал лучше. Мне всегда будет его не хватать, и то, что случилось с ним и его семьей, – страшная несправедливость, о которой мне думать больно. Я никогда не забуду его добросердечия и искренности.

Разговор был долгим, но не прибавил ничего нового к тому, что и без того уже знала Дейна. Однако она решила встретиться со всеми, кто хорошо знал Уинтропов. Следующей на очереди была Нэнси Пэтчин, одна из секретарей Уинтропа, уже немолодая женщина с морщинистым лицом и грустными глазами. Очевидно, она тоже тяжело переживала смерть бывшего хозяина.

– Вы долго работали на мистера Уинтропа, миссис Пэтчин?

– Пятнадцать лет.

– И разумеется, хорошо успели узнать мистера Уинтропа.

– Разумеется.

– Видите ли, я пытаюсь воссоздать облик мистера Уинтропа.

Нашего современника. Что-то вроде телевизионного портрета истинного Человека с большой буквы. Каким он, по-вашему… – начала Дейна, но Нэнси не дала ей договорить.

– Я поняла ваш вопрос и могу лучше других объяснить, каким он был. Когда у моего сына нашли болезнь крови, Тейлор Уинтроп отвез его к своим врачам и оплатил счета за лечение. Медицина оказалась бессильной, мой сын умер, и мистер Уинтроп дал деньги на похороны, а потом отослал меня в Европу – отдохнуть и прийти в себя.

Из глаз женщины покатились слезы.

– Мне посчастливилось долгие годы быть рядом с ним, и за это я благодарю Бога.


Вот уже двое в один голос превозносят покойного Уинтропа. Что же скажет генерал Виктор Бустер, директор ФАИ, которое в свое время возглавлял Тейлор?

Сначала Бустер отказался говорить с Дейной, но, узнав, почему та просит о встрече, мгновенно согласился.

К полудню Дейна подъехала к Федеральному агентству исследований, штаб-квартира которого располагалась вблизи от Форт-Мид, штат Мэриленд, на восьмидесяти двух тщательно охраняемых акрах лесистой территории, где за деревьями были спрятаны десятки спутниковых антенн. Она остановила машину у восьмидесятифутовой ограды, затянутой поверху колючей проволокой, назвала свое имя и показала водительское удостоверение вооруженному охраннику, не поленившемуся выйти из караульного помещения. Тот молча пропустил машину. Секунду спустя она приблизилась к закрытым электрифицированным воротам, снабженным видеокамерой наблюдения. Дейна снова назвала себя, и ворота медленно разошлись. Дорожка привела ее к гигантскому белому административному зданию.

У входа Дейну встретил мужчина в штатском и пообещал проводить в кабинет генерала Бустера.

Они вошли в личный лифт генерала, поднявший их до пятого этажа, и направились в самый конец длинного коридора. Незнакомец открыл дверь, и они очутились в просторной приемной, где за длинными письменными столами сидели две секретарши.

– Генерал ждет вас, мисс Эванс, – сообщила одна. – Направо, пожалуйста.

Она нажала кнопку, и дверь во внутренний кабинет бесшумно отошла. Дейна очутилась в просторной комнате со звуконепроницаемыми стенами и потолком. Навстречу поднялся высокий худой привлекательный мужчина лет сорока пяти.

– Я майор Джек Стоун, адъютант генерала Бустера, – представился он, протягивая руку, и показал на расположившегося за письменным столом мужчину. – А это сам генерал.

Виктор Бустер не потрудился встать. Дейна с некоторым удивлением разглядывала хозяина кабинета, афроамериканца средних лет, с тонкими чертами лица и жестким взглядом обсидиановых глаз. Чисто выбритая голова поблескивала в свете потолочных ламп.

– Садитесь, – приказал он неожиданно глубоким бархатистым баритоном.

Дейна поспешно села.

– Спасибо, что согласились принять меня, генерал.

– Вы сказали, что хотите побеседовать о Тейлоре Уинтропе?

– Да, и…

– Собираетесь делать о нем фильм, мисс Эванс?

– Вернее…

– Почему вы, долбаные журналисты, не можете оставить в покое мертвых? – неожиданно рявкнул он. – Вонючие койоты, грызущие падаль! Гнусные стервятники! Разгребатели грязи!

Окаменевшая Дейна потеряла дар речи. Джек Стоун смущенно отвел глаза.

Немного придя в себя, Дейна постаралась ответить как можно спокойнее, хотя на языке вертелся уничтожающий ответ.

– Генерал, уверяю вас, что никогда не копалась в чужом грязном белье. Я знаю, какие легенды ходят о Тейлоре Уинтропе, и пытаюсь увидеть за национальным героем обычного реального человека. Буду крайне благодарна за все, что сочтете нужным рассказать.

Генерал Бустер чуть подался вперед.

– Не пойму, какого черта вы тут вынюхиваете, но могу поручиться за одно: в данном случае легенда и человек неразделимы. Одно целое, ясно вам? Я работал под его началом в ФАИ. Лучшего директора у этой организации не было. То, что случилось с ним и его семьей, – немыслимо и необъяснимо. Надеюсь, теперь вы от меня отвяжетесь?

Он плотно сжал губы, словно не желая больше иметь с Дейной ничего общего, но не выдержал и разразился новой тирадой:

– Откровенно говоря, я недолюбливаю вашу журналистскую братию, мисс Эванс, и считаю, что вас давно пора приструнить. Видел я ваши репортажи из Сараево. Все эти душераздирающие подробности, рассчитанные на то, чтобы выбить слезу у зрителей, не слишком нам помогли.

Дейна из последних сил старалась не дать волю гневу.

– Видите ли, генерал, – сухо объяснила она, – я была там не для того, чтобы вам помочь, а для того, чтобы открыть миру глаза на страдания невинных…

– Меня это мало интересует. Как бы то ни было, Тейлор Уинтроп был великим государственным деятелем. И учтите, если вознамерились чернить его память, у вас появится немало врагов. Позвольте дать один совет: не ищите неприятностей на свою голову, иначе очень скоро их обретете, и в большом количестве, это я вам обещаю. Так что лучше не лезьте не в свое дело. Прощайте, мисс Эванс.

Дейна окинула его негодующим взглядом и встала.

– Большое спасибо, генерал, – бросила она на ходу.

Джек Стоун поспешил следом.

– Я провожу вас.

Оказавшись в коридоре, Дейна остановилась и сделала глубокий вдох, чтобы успокоиться.

– Он всегда такой?

Джек печально покачал головой:

– Я хотел бы извиниться перед вами за его тон. Иногда генерал бывает немного резок. Но он не хотел вас обидеть.

– В самом деле? – процедила Дейна. – А мне показалось, что хотел.

– Так или иначе, простите нас, – пробормотал Стоун, собираясь отойти. Но Дейна коснулась его рукава:

– Погодите. Мне хотелось бы поговорить с вами. Сейчас уже начало первого. Не могли бы мы где-нибудь пообедать?

Стоун опасливо посмотрел на дверь кабинета.

– Так и быть. Кафетерий «Шоллз колониел» на К?стрит, через час.

– Прекрасно. Огромное спасибо.

– Боюсь, благодарить меня слишком рано, мисс Эванс.


Ждать пришлось довольно долго. Наконец Стоун зашел в полупустой кафетерий и первым делом огляделся, очевидно не желая встретить знакомых. Только убедившись, что здесь его никто не знает, он подошел к столику Дейны.

– Генерал Бустер голову с меня снимет, если дознается, что я беседовал с вами. Поверьте. Он прекрасный человек, умный, сострадательный, знающий и настоящий профессионал. Только вот…

Он осекся, но тут же решительно добавил:

– …терпеть не может журналистов.

– Я уже это поняла, – холодно бросила Дейна.

– Должен заранее сказать, что наш разговор, как говорится, «не для протокола». Если меня спросят, я все буду отрицать.

– Достаточно ясно.

Они взяли подносы и набрали тарелок с едой, а когда снова устроились за столом, Джек добавил:

– Не хотелось бы, чтобы у вас сложилось неверное представление о нашей организации. Мы люди неплохие, иначе не оказались бы на такой службе. Видите ли, мы делаем все, чтобы помочь странам третьего мира.

– Поверьте, я это ценю, – вставила Дейна.

– Но что я могу рассказать о Тейлоре Уинтропе еще такого, чего вы не слышали?

– До сих пор мне буквально читали житие святого.

Ну не может, не может родиться на свет человек без недостатков!

– Почему же, и у Тейлора они были, – признался Стоун. – Но сначала о достоинствах. Он один из тех редких людей, которые на деле, а не на словах заботятся о ближних и делают все, чтобы облегчить им тяготы существования. Я не преувеличиваю. Человечность Тейлора действительно легендарна. Он опекал подчиненных, как отец. Знал даты всех дней рождения, годовщин свадьбы, и все, кто работал с ним, обожали его. Мало того, он обладал острым проницательным умом и славился способностью решить любую проблему. И несмотря на невероятную занятость, был прекрасным семьянином. Любил жену и детей.

Он снова замолчал.

– Так в чем же заключаются недостатки? – допытывалась Дейна.

– Тейлор притягивал женщин как магнитом, – неохотно пробормотал Джек. – С его обаянием, красотой, богатством и влиянием это было нетрудно. Они летели на него, как мухи на мед. Он и в самом деле был неотразим. Неудивительно, что при этом иногда… сбивался с пути истинного. У него были связи… ну, вы понимаете… несколько коротких романов, однако, заверяю, ничего особенно серьезного, и огласки все это не получало и довольно быстро сходило на нет. Да и он никогда не сделал бы ничего во вред семье.

– Майор Стоун, можете ли вы представить человека, имевшего причины убить Тейлора Уинтропа и всю семью?

Джек отложил вилку.

– Что?!

– Такая заметная, можно сказать, выдающаяся личность не может не нажить врагов. Или по крайней мере завистников.

– Мисс Эванс, вы, кажется, намекаете на то, что Уинтропов убили?!

– Я всего лишь спрашиваю, – возразила Дейна.

Джек, немного подумав, покачал головой:

– Нет. Это немыслимо. Тейлор в жизни никому не причинил зла. Если бы вы поговорили с его друзьями и коллегами, сразу бы это поняли.

– Позвольте изложить вам все, что я успела узнать, – начала Дейна. – Тейлор Уинтроп был…

Но Джек, не дав ей договорить, протестующе поднял руки:

– Мисс Эванс, меньше знаешь – лучше спишь. Я не желаю влезать в это дело. Мне лучше не иметь никакого отношения к вашим планам. Так я скорее сумею помочь, если понимаете, о чем я.

Дейна недоуменно воззрилась на него.

– Не уверена…

– Откровенно говоря, я посоветовал бы вам бросить это расследование. Ради вас же самих. Если все-таки решите продолжать, поостерегитесь. Не лезьте на рожон.

Он вскочил и, не прощаясь, исчез. После его ухода Дейна еще долго сидела в кафетерии, раздумывая над только что услышанным.

Значит, у Тейлора не было врагов… Может, следует рассматривать эту историю под другим углом? Что, если не сам Уинтроп нажил опасного недруга? Что, если всему причиной кто-то из его детей? Или жена?

Вернувшись домой, Дейна первым долгом рассказала Джеффу о разговоре с майором.

– Интересная информация, – с легким удивлением протянул Джефф. – Стоит взять на заметку. Что думаешь делать?

– Сначала потолкую с друзьями его детей. Теми, кто хорошо их знал. Пол Уинтроп был помолвлен с некоей Хэрриет Берк. Они встречались почти год.

– Кажется, я что-то читал, – кивнул Джефф и нерешительно добавил: – Дорогая, ты знаешь, я всегда на твоей стороне, но…

– Но?

– А вдруг ты ошибаешься? В жизни всякое бывает. Катастрофы, несчастные случаи, аварии… Сколько еще времени ты собираешься убить на эту историю?

– Совсем чуть-чуть, – пообещала Дейна. – Проверю еще кое-что. Хочу убедиться, что напридумывала себе всяких страхов.


Хэрриет Берк охотно согласилась принять Дейну. Она жила в элегантно обставленной двухэтажной квартире с внутренней лестницей, в северо-западной части Вашингтона. Дейна увидела перед собой стройную блондинку с обворожительной улыбкой, отчего-то показавшейся ей немного нервной. Но Дейна благоразумно оставила свои соображения при себе.

– Спасибо, что не отказались встретиться со мной, – пробормотала она.

– Знаете, мисс Эванс, я не совсем уверена, что это было правильное решение. Правда, вы сказали, что речь пойдет о Поле.

– Да, – согласилась Дейна, стараясь выбирать слова. – Я совсем не собиралась совать нос в вашу личную жизнь, но вы и Пол были обручены, и я уверена, что никто не знает его лучше вас.

– Мне хотелось бы так думать.

– Я намеревалась узнать о нем побольше. Каким он был на самом деле?

Хэрриет, немного помолчав, тихо сказала:

– Я не встречала таких людей, как Пол. Он так ценил радость бытия! И одновременно был добр и заботлив к окружающим. А какое чувство юмора. Он никак не мог принять всерьез самого себя и не кичился богатством и происхождением. С ним было так весело! Мы собирались пожениться в октябре.

Она вдруг осеклась и прикусила губу.

– Когда Пол погиб… моя… моя жизнь тоже кончилась. Я до сих пор так считаю.

– Простите, – выдохнула Дейна. – Мне не хочется бередить раны, но были ли у него враги? Те, у которых имелись причины его убить?

Слезы брызнули из глаз Хэрриет.

– Убить Пола? – сдавленно охнула она. – Знай вы его, не задавали бы подобных вопросов.

Значит, у Пола тоже не было врагов. Как насчет Джули?


Джули не успела обзавестись женихом, и Дейна сочла за лучшее взять интервью у Стива Рексфорда, ее дворецкого, лощеного англичанина средних лет.

– Я чем-то могу помочь вам, мисс Эванс? – учтиво осведомился он.

– Мне хотелось побеседовать с вами о Джули Уинтроп.

– Да, мэм?

– Вы долго работали у нее?

– Четыре года восемь месяцев.

– Она была хорошей хозяйкой?

Рексфорд мечтательно улыбнулся:

– Чрезвычайно приятной дамой, воспитанной и доброжелательной. Я… я поверить не мог, когда услышал о ее гибели.

– У нее были враги?

– Простите? – нахмурился дворецкий.

– Может, мисс Уинтроп встречалась с мужчиной, которого потом… по каким-то причинам оставила? Или существуют те, кто задался целью нанести удар ей и ее семье?

Рексфорд медленно покачал головой:

– Мисс Джули не из таких людей. Она в жизни мухи не обидела. Нет. Она была неизменно щедра и внимательна к людям. Все ее любили.

Дейна взглянула ему в глаза. Черт побери, он не лжет.

Какого черта она тут делает? Настоящая Дейна Кихот. Только вот вокруг ни одной ветряной мельницы…


Следующим в списке Дейны значился Морган Ормонд, директор Джорджтаунского музея искусств. Он охотно согласился принять ее, как только узнал, о ком пойдет речь.

– Насколько я понимаю, вы хотели расспросить меня о Гэри Уинтропе?

– Да. Я интересуюсь…

– Его смерть – страшная для нас потеря. Народ потерял величайшего мецената.

– Мистер Ормонд, скажите, ведь в мире коллекционеров существует жесткая конкуренция.

– Конкуренция?

– Не бывает так, что на один предмет искусства претендует сразу несколько собирателей, и тогда начинается…

– Бывает, разумеется. Но не с мистером Уинтропом. Его коллекции нет равных, но в то же время он щедро дарил картины музеям, и не только нашему, но и во всем мире. Мечтал, чтобы шедевры великих мастеров были доступны каждому.

– Не знаете ли вы его врагов, которые…

– Гэри Уинтроп и враги? Никогда, никогда, никогда!

* * *

В последнюю очередь Дейна побеспокоила Розалинду Лопес, преданную горничную Мэделайн, работавшую у нее более двадцати лет. Теперь она на паях с мужем открыла фирму по обслуживанию банкетов и званых вечеров.

– Спасибо за то, что решили встретиться со мной, – поблагодарила Дейна, пожимая руку Розалинде. – Я собиралась поговорить с вами о Мэделайн Уинтроп.

– Бедная леди. Она… она была лучшим человеком из всех, кого я знала.

Одно и то же. Они все твердят одно и то же. Совсем как испорченная пластинка!

– И такая страшная смерть! Она этого не заслужила.

– Совершенно верно, – согласилась Дейна. – Вы были рядом с ней довольно долго.

– Да, мэм.

– И за все это время она никогда никого не оскорбила? Не обидела? Не мог кто-то затаить на нее зло?

Розалинда изумленно уставилась на Дейну.

– Зло? Что вы, мэм! Как можно! Все ее любили.

И в самом деле настоящая заезженная пластинка! Как им не надоест повторять это снова и снова?!

По пути домой Дейна с сожалением думала, что все-таки ошибалась. Несмотря на явные странности, гибель Уинтропов случайна. Придется покаяться перед Мэттом Бейкером.

Она позвонила Эбби Лассман и попросила аудиенции у шефа. Эбби сообщила, что Мэтт ее ждет. Тяжело вздыхая, Дейна вошла в кабинет Бейкера.

– Ну, как наш Шерлок Холмс? – приветствовал ее тот.

– Элементарно, дорогой Ватсон. Я все себе придумала. Нет тут никакой подоплеки.

Глава 5

Вечером, когда донельзя измученная Дейна уже собиралась лечь в постель, позвонила Эйлин, ее мать.

– Дейна, дорогая, у меня потрясающие новости!

– Что случилось, мама?

– Я выхожу замуж!

– Что? – изумилась девушка. – Как это…

– Представляешь, я поехала в гости к подруге, в Уэстпорт, штат Коннектикут, и она познакомила меня с этим милым, чудесным человеком.

– Я… я счастлива за тебя, мама. Как замечательно!

– Он такой… такой!

Она пронзительно хихикнула.

– Не могу описать. Ну, словом, восхитительный. Ты его сразу полюбишь.

– Давно ты его знаешь? – осторожно поинтересовалась Дейна.

– Довольно давно, дорогая. Мы идеально друг другу подходим. Мне ужасно повезло.

– У него есть работа? – продолжала допрашивать дочь.

– Перестань говорить со мной покровительственным тоном, как строгий папаша! Разумеется, есть! Он очень состоятельный страховой агент. Его зовут Питер Томкинс. Живет в прелестном домике в Уэстпорте, и я просто умираю от нетерпения поскорее видеть тебя и Кимбала. Вы приедете познакомиться с ним?

– Разумеется.

– Питер тоже дождаться не может встречи. Всем рассказывает, что его будущая падчерица – знаменитая журналистка. Уверена, что сумеешь выкроить время?

– Разумеется, мама.

На этой неделе уик-энд выдался свободным, так что Дейна решила посмотреть на жениха матери.

– Мы с Кемалем непременно будем, – пообещала она.

Заехав за Кемалем в школу, она весело объявила:

– Наконец-то познакомишься с бабушкой! Теперь у нас будет настоящая семья, дорогой.

– Бред! Не вешай мне лапшу на уши.

– Не буду, поросенок, – рассмеялась Дейна.

В субботу, с утра пораньше, они выехали в Коннектикут. Дейна была полна оптимизма и вслух мечтала о том, что Кемаль подружится с новоявленными бабкой и дедом.

– Подумай, как прекрасно все складывается, – твердила она. – Все старики обожают баловать внуков. Любят их куда больше, чем собственных детей. И ты сможешь иногда оставаться у них.

– А ты? Ты тоже там будешь? – нервно пробормотал Кемаль.

Дейна ободряюще сжала его руку.

– Ну конечно, глупенький.

Она была приятно удивлена, увидев дом Питера Томкинса, очаровательный старый коттедж на Блайнд-Брукроуд. На задах протекал живописный ручей. Дом утопал в зелени.

– Эй, это клево, – объявил Кемаль.

Дейна взъерошила ему волосы.

– Я рада, что тебе нравится. Мы будем часто сюда приезжать.

Дверь отворилась, и на крыльцо вышла Эйлин Эванс, женщина средних лет со следами былой красоты на лице. Но горечь и разочарования наложили на нее свой безжалостный отпечаток, пройдясь по когда-то гладкой коже беспощадной кистью. Прелесть ее черт, совсем как в «Портрете Дориана Грея», осталась запечатленной в Дейне.

Рядом с Эйлин стоял широко улыбающийся, приятный на вид мужчина средних лет. Эйлин рванулась вперед и обняла дочь.

– Дейна, дорогая! А это Кимбал!

– Мама…

– Так это и есть та самая Дейна Эванс! – вмешался Питер. – Я всем своим клиентам рассказал о тебе! А ты тот самый парень? Эй, мне никто не говорил, что ты калека! Потерять руку в таком возрасте! Чертовски жаль!

Кровь застыла в жилах Дейны. Она не смела взглянуть на потрясенного Кемаля.

Томкинс покачал головой:

– Будь он застрахован в нашей компании до того, как это стряслось, сейчас наверняка разбогател бы! Ну да что тут говорить! Пойдемте! Вы, должно быть, проголодались.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Поделиться ссылкой на выделенное