Сидни Шелдон.

Утро, день, ночь

(страница 3 из 19)

скачать книгу бесплатно

Глава 6

Капитан Франсуа Дюрер, шеф корсиканской полиции, пребывал в отвратительном настроении. Остров наводнили туристы, вечно остающиеся без паспортов, бумажников, детей. Жалобы так и сыпались на маленькое полицейское управление, расположенное в доме номер 2 по бульвару Наполеона, рядом с улицей Сержанта Касалонги.

– Мужчина украл мою сумочку…

– Мой корабль отплыл без меня. Жена на борту…

– Я купил эти часы у уличного торговца. Он подсунул мне пустой футляр…

– В аптеках нет таблеток, которые мне нужны…

Проблемы, проблемы, проблемы. А теперь к ним добавился еще и покойник.

– У меня на это нет времени! – рявкнул капитан.

– Но они ждут, – возразил его помощник. – Что мне им сказать?

Капитану Дюреру не терпелось уехать к любовнице, и у него едва не вырвалось: «Пусть везут труп на какой-нибудь другой остров». Однако он все же возглавлял полицию Корсики.

– Ладно, – вздохнул Франсуа Дюрер. – Я их приму.

Минуту спустя в его кабинет вошли капитан Вакарро и Дмитрий Камински.

– Присаживайтесь. – В тоне Дюрера не чувствовалось любезности.

Мужчины сели на стулья.

– А теперь расскажите, что произошло.

– Полной уверенности у меня нет, – начал капитан Вакарро. – Сам я этого не видел… – Он повернулся к Дмитрию Камински. – Вот единственный свидетель. Ему и рассказывать.

Дмитрий глубоко вздохнул:

– Это ужасно. Я работаю… работал у этого человека.

– Кем, месье?

– Телохранителем, массажистом, шофером. Наша яхта этой ночью попала в жестокий шторм. Качало немилосердно. Он попросил сделать ему массаж. Хотел расслабиться. Потом попросил принести ему таблетку снотворного. Я пошел за ней в ванную. Когда вернулся, он стоял на палубной веранде, у поручня. Волны кидали яхту с борта на борт. Он держал в руке какие-то бумаги. Одна вылетела, он попытался схватить ее, потерял равновесие и свалился за борт. Я кинулся, чтобы перехватить его, но не успел. Позвонил в рубку. Капитан Вакарро тут же приказал выключить двигатели. Благодаря героическим усилиям капитана мы его и нашли. Но слишком поздно. Он утонул.

– Очень сожалею. – По тону Дюрера чувствовалось, что ему на все это наплевать.

– Ветер и волны принесли тело обратно к яхте, – вновь заговорил капитан Вакарро. – Нам просто повезло, а теперь мы хотели бы получить разрешение на отправку тела на родину.

– Это не проблема. – Все-таки он успеет выпить бокал вина с любовницей, прежде чем вернется домой к жене. – Я распоряжусь, чтобы немедленно подготовили свидетельство о смерти и выездную визу для тела. – Дюрер взял блокнот. – Как звали погибшего?

– Гарри Стенфорд.

Дюрер застыл. Потом поднял голову.

– Гарри Стенфорд?

– Да.

– Тот самый Гарри Стенфорд?

– Да.

Будущее капитана Дюрера внезапно окрасилось в радужные тона. Боги осыпали его манной небесной. Гарри Стенфорд – мировая знаменитость! Мимо известия о его смерти не пройдет ни одно информационное агентство, ни одна крупная газета, теле– или радиокомпания.

И за самыми свежими сведениями они будут обращаться к нему, капитану Дюреру. Вопрос лишь в том, как использовать сложившуюся ситуацию с максимальной выгодой для себя. Дюрер задумался, уставившись в стену.

– Когда мы сможем забрать тело? – спросил капитан Вакарро.

Дюрер повернулся к нему.

– Да, это хороший вопрос. – «Сколько времени потребуется репортерам, чтобы прибыть сюда? Следует ли приглашать на пресс-конференцию капитана яхты? Нет. К чему делить с ним славу? Я управлюсь один». – Нужно уладить много формальностей. – Он сочувственно покивал. – Подготовить бумаги… – Тяжелый вздох. – На все уйдет неделя, а то и больше.

У капитана Вакарро округлились глаза.

– Неделя или больше? Но вы сказали…

– Есть определенный порядок, – отрезал Дюрер. – И спешка здесь не поможет. – Он вновь взялся за блокнот. – Кто его ближайшие родственники?

Вакарро повернулся к Камински.

– Полагаю, вам надо связаться с его адвокатами в Бостоне, – ответил телохранитель.

– Кто они?

– «Ренкуист, Ренкуист и Фитцджералд».

Глава 7

Хотя на дверной табличке значилось «РЕНКУИСТ, РЕНКУИСТ И ФИТЦДЖЕРАЛД», оба Ренкуиста давно отправились к праотцам. А вот Саймон Фитцджералд и в свои семьдесят шесть оставался мотором команды, состоящей из шестидесяти адвокатов. Худой как спичка, с гривой седых волос и походкой профессионального военного, Фитцджералд в данный момент нервно вышагивал по кабинету. Остановившись перед секретаршей, он обратился к ней:

– Когда позвонил мистер Стенфорд, он не собирался дать мне какое-то срочное поручение?

– Нет, сэр. Он лишь сказал, что ждет вас у себя в понедельник, в девять утра, с экземпляром завещания и нотариусом.

– Благодарю вас. Пригласите ко мне мистера Слоуна.

Стив Слоун считался в конторе самым перспективным адвокатом. Лет сорока с небольшим, выпускник Гарвардской юридической школы, высокий, стройный блондин с ярко-синими проницательными глазами, Слоун уверенно шел к креслу главы фирмы. Собственно, Саймон Фитцджералд и сам выбрал его в качестве своего преемника. «Будь у меня сын, – думал он, – я бы хотел, чтобы он во всем походил на Слоуна».

– Вы же должны ловить лосося на Ньюфаундленде. – На лице вошедшего Слоуна читалось недоумение.

– Ситуация изменилась. Присядь, Стив. У нас возникли проблемы.

Стив вздохнул:

– По-моему, это не новость.

– Речь идет о Гарри Стенфорде.

Гарри Стенфорд был их самым значительным клиентом. Дюжина других юридических фирм вела дела различных компаний и корпораций, входящих в «Стенфорд энтерпрайзез», но только «Ренкуист, Ренкуист и Фитцджералд» занималась его личными делами. Кроме самого Фитцджералда, никто из адвокатов никогда не встречался с Гарри Стенфордом, но он давно уже стал для них легендарной личностью.

– И что теперь учудил Стенфорд? – спросил Слоун.

– Умер.

Глаза Слоуна расширились – так он удивился.

– Что?

– Я только что получил факс от корсиканской полиции. Вчера ночью Стенфорд упал за борт собственной яхты и утонул.

– Мой Бог!

– Мне известно, что ты никогда с ним не встречался, но я представлял его интересы больше тридцати лет. Человек он был сложный. – Фитцджералд откинулся на спинку кресла, вспоминая прошлое. – Существовали два Гарри Стенфорда. Один – для публики, который умел потрясти денежное дерево, а второй – отъявленный сукин сын, обожавший уничтожать людей. Он мог очаровать человека, а мог наброситься, словно кобра. Его отличало раздвоение личности. В нем как бы сочетались и заклинатель змеи, и сама змея.

– Фантастика!

– Я пришел сюда тридцать лет назад, вернее, тридцать один. Тогда интересы Стенфорда представлял сам старик Ренкуист. Тебе известно, когда используется фраза «больше, чем жизнь»? Так вот, Гарри Стенфорд действительно был больше, чем жизнь. Если б он не существовал, тебе бы не удалось даже представить себе, что на свете может быть такой человек. Колосс. Неисчерпаемая энергия и безграничное честолюбие. Он активно занимался спортом. В колледже боксировал, играл в поло. Даже в молодости вытворял что-то невероятное. Из моих знакомых, а круг их, как ты знаешь, очень широк, он единственный понятия не имел, что такое сострадание. Инстинктами мог потягаться со стервятником, таким он был злобным и мстительным. Стенфорд обожал привести своих конкурентов к банкротству. Ходили слухи, что на его совести не одно самоубийство.

– Вы нарисовали образ чудовища.

– С одной стороны, да. А с другой – он основал дом сирот на Новой Гвинее и больницу в Бомбее, тратил миллионы на благотворительность, разумеется, анонимно. Никто не знал, чего ждать от него в следующий момент.

– А как он разбогател?

– Ты помнишь мифы Древней Греции?

– Смутно.

– Знаешь историю Эдипа?

Стив кивнул:

– Он убил отца, чтобы жениться на матери.

– Совершенно верно. Гарри Стенфорд пошел примерно тем же путем. Только он убил отца, чтобы получить голосующие акции матери.

Стив воззрился на него:

– Как, как?

Фитцджералд наклонился вперед:

– Началась эта история в тридцатые годы. Отец Гарри хозяйничал в небольшом продуктовом магазине в Бостоне. Дела шли настолько хорошо, что он открыл второй магазин, потом третий, четвертый. Получилась сеть продовольственных магазинов. Когда Гарри окончил колледж, отец сделал его своим партнером, ввел в совет директоров. Как я упоминал, честолюбие Гарри не знало границ. Он мыслил по-крупному. Вместо того чтобы покупать мясо на мясоперерабатывающих заводах, он собирался завести своих коров и свиней. Он хотел приобрести землю и выращивать собственные овощи, изготовлять консервы. Отец с ним не соглашался, они часто спорили.

Потом Гарри пришла в голову самая блестящая идея. Он сказал отцу, что компания должна построить сеть супермаркетов, в которых будет продаваться все, от автомобилей и мебели до страховых полисов, причем со скидкой для членов клуба покупателей. С них Гарри намеревался взимать ежегодный взнос. Отец Гарри решил, что его сын спятил, и отверг идею. Но Гарри не отказался от задуманного. Он пришел к выводу, что от старика пора избавляться, и убедил отца отправиться отдохнуть. Причем надолго. А пока отец отсутствовал, начал обхаживать совет директоров.

Коммивояжер он был блестящий и сумел подать свою идею в лучшем виде. Убедил тетю и дядю голосовать за него. Очаровал других директоров. Приглашал их на ленч, с одним ездил на охоту на лис, с другим играл в гольф. Оттрахал жену третьего, который во всем ее слушался. Но значительная часть голосующих акций находилась у матери, и, по существу, ее слово становилось решающим. Гарри уговорил мать отдать ему эти акции и голосовать против мужа.

– Невероятно!

– Когда отец Гарри вернулся, он узнал, что семья выдавила его из компании.

– Мой Бог!

– Это еще не все. Гарри не успокоился на достигнутом. Когда его отец попытался войти в контору, его просто туда не пустили. Напоминаю тебе, Гарри тогда едва перевалило за тридцать. В компании его прозвали Айсберг. Но надо отдать ему должное, Стив. Он своими руками превратил «Стенфорд энтерпрайзез» в один из самых крупных конгломератов мира. В сфере интересов корпорации – лес, химия, связь, электроника, операции с недвижимостью. А контрольный пакет акций у него.

– Незаурядный был человек.

– Именно так. Как с мужчинами… так и с женщинами.

– Он женился?

Саймон Фитцджералд долго молчал, погруженный в воспоминания.

– Гарри Стенфорд женился на одной из самых прекрасных женщин, каких мне только доводилось видеть. Эмили Темпл. Она родила ему троих детей, двух мальчиков и девочку. Эмили происходила из очень уважаемой семьи Хоуб-Саунда, что во Флориде. Она вышла замуж за Гарри и пыталась не замечать его связей на стороне, но однажды не выдержала. Детям она наняла молодую и симпатичную гувернантку Розмари Нелсон. Розмари отказала Гарри Стенфорду, отчего стала для него еще более привлекательной и желанной. Ее упорство сводило его с ума. Он не привык к слову «нет» и пустил в ход все свое обаяние. Думаю, перед ним не устояла бы и святая. Так что в итоге Розмари оказалась в его постели. Она забеременела и отправилась к доктору. К сожалению, сын доктора вел колонку в газете. Он прознал об этой истории и поделился имеющимися у него сведениями с читателями. Разразился громкий скандал. Бостон есть Бостон. Газеты только об этом и писали. У меня где-то сохранились вырезки.

– Эта женщина сделала аборт?

Фитцджералд покачал головой:

– Нет. Гарри этого хотел, но она отказалась. У них было бурное объяснение. Он сказал, что любит ее и хочет на ней жениться. Разумеется, то же самое он говорил десяткам женщин. Но Эмили подслушала разговор и той же ночью покончила с собой.

– Какой ужас! И что случилось с гувернанткой?

– Розмари Нелсон исчезла. Мы знаем, что она родила дочь, которую назвала Джулия, в больнице Святого Иосифа в Милуоки. Розмари послала письмо Гарри, но не думаю, что он на него ответил. К тому времени он увлекся кем-то еще и забыл про Розмари.

– Очаровательно…

– Но настоящая трагедия произошла позже. Дети совершенно справедливо возложили на отца вину за самоубийство матери. Тогда им было соответственно десять, двенадцать и четырнадцать лет. Достаточно взрослые, чтобы чувствовать боль, но еще слишком юные, чтобы бороться с отцом. Они его возненавидели. А Гарри больше всего боялся, что в один прекрасный день они поступят с ним точно так же, как он в свое время поступил со своим отцом. Поэтому он принял все меры, чтобы этого не случилось. Он посылал их в разные частные школы и летние лагеря, ревностно следил за тем, чтобы его дети как можно реже виделись друг с другом. Денег от него они не получали. Жили на проценты с маленького фонда, оставленного им матерью. В отношениях с детьми Гарри главным образом использовал метод кнута и пряника. Пряником служило его колоссальное состояние, а кнутом – угроза вычеркнуть из завещания, если они прогневают его.

– И кем же стали его дети?

– Тайлер – окружной судья в Чикаго. Вудро ничем особенно не занимается. Плейбой. Живет в Хоуб-Саунде, играет в гольф, поло. Несколько лет назад спутался с официанткой из какой-то закусочной. Она забеременела, и он, к всеобщему изумлению, женился на ней. Кендолл – известный модельер, замужем за французом. Они живут в Нью-Йорке. – Фитцджералд встал. – Стив, ты бывал на Корсике?

– Нет.

– Я бы хотел, чтобы ты туда слетал. Местная полиция тянет, отказывается выдать тело Гарри Стенфорда. Я хочу, чтобы ты все уладил.

– Хорошо.

– Сможешь вылететь сегодня?

– Конечно. Нет проблем.

– Благодарю. Буду тебе очень признателен.


В самолете компании «Эр Франс» Стив Слоун читал путеводитель по Корсике. Он узнал, что остров этот преимущественно гористый, главный порт – Аяччо, где, кстати, родился Наполеон Бонапарт. В книге приводились интересные статистические данные, но потрясающая красота острова стала для Стива полной неожиданностью. Когда самолет подлетал к Корсике, далеко внизу показалась белая стена, очень похожая на Белые скалы Дувра. От открывавшегося через иллюминатор вида захватывало дух.

Самолет приземлился в аэропорту Аяччо, и такси доставило Стива на бульвар Наполеона, главную улицу города, протянувшуюся на север от площади Генерала де Голля до железнодорожного вокзала. Слоун договорился, что тело Гарри Стенфорда самолетом доставят в Париж, а оттуда другим самолетом – в Бостон. Не хватало только разрешения на вывоз тела.

Такси остановилось у здания префектуры. Слоун поднялся по ступеням и вошел в приемную. За столом сидел сержант в полицейской форме.

– Bonjour. Puis-je vour aider?[22]22
  Добрый день. Чем я могу вам помочь? (фр.)


[Закрыть]

– Кто здесь старший?

– Капитан Дюрер.

– Я бы хотел переговорить с ним.

– А по какому поводу, позвольте спросить? – Сержант гордился своими познаниями в английском.

Стив достал визитную карточку.

– Я адвокат Гарри Стенфорда и приехал, чтобы отвезти его тело в Соединенные Штаты.

Сержант нахмурился:

– Пожалуйста, подождите. – И исчез в кабинете капитана Дюрера, плотно прикрыв за собой дверь.

В кабинете толпились репортеры телекомпаний и информационных агентств со всего мира. Все говорили одновременно.

– Капитан, почему в такой шторм он…

– Как он мог упасть с яхты, когда…

– Нет ли признаков убийства?

– Что показало вскрытие?

– Кто еще был на яхте?

– Прошу вас, господа, – поднял руку Дюрер. – Очень прошу. – Он оглядел кабинет. Репортеры жадно ловили каждое его слово. Как он ждал этого мгновения! «Если я не оплошаю, – подумал он, – повышение мне гарантировано. И тогда…»

– Капитан, – прервал его мысли сержант, протягивая Дюреру визитную карточку Стива Слоуна и шепча ему при этом что-то на ухо.

Капитан Дюрер с отвращением посмотрел на визитку.

– Сейчас я его принять не могу, – бросил он. – Скажи, пусть придет завтра в десять утра.

– Да, капитан.

Дюрер проводил сержанта взглядом. Он никому не позволит отнять у себя шанс прославиться.

Повернувшись к репортерам, капитан широко улыбнулся:

– Так вы спрашивали…

– Сожалею, но капитан сейчас очень занят, – сообщил сержант Слоуну, вернувшись в приемную. – Он просит вас прийти сюда завтра к десяти утра.

Стив Слоун недовольно поморщился:

– Завтра в десять? Это же нелепо. Я не хочу так долго ждать.

Сержант пожал плечами:

– Это ваше право, месье.

Слоун вздохнул.

– Ладно. Я не забронировал номер в отеле. Вы можете порекомендовать мне хороший отель?

– Mais oui[23]23
  Конечно же (фр.).


[Закрыть]
. Я с радостью порекомендую вам отель «Коломба», дом восемь по авеню Де Пари.

Слоун помялся.

– Нет ли возможности…

– Завтра в десять утра.

Слоун повернулся и вышел на улицу. А в своем кабинете капитан Дюрер радостно отвечал на вопросы репортеров.

– Почему вы так уверенно заявляете, что это несчастный случай? – спросил тележурналист.

Дюрер смотрел прямо в телекамеру.

– К счастью, есть свидетель этого ужасного события. К каюте месье Стенфорда примыкает открытая палубная веранда. Вероятно, какие-то важные бумаги порывом ветра вынесло на веранду, и месье Стенфорд бросился за ними. Когда он выбежал на веранду, яхту сильно качнуло, он потерял равновесие и свалился за борт. Его телохранитель все это видел и немедленно позвал на помощь. Двигатели застопорили, но команде удалось лишь найти тело.

– Что показало вскрытие?

– Корсика – маленький остров, господа. У нас нет необходимого оборудования для проведения всесторонних исследований. Однако наши медицинские эксперты установили, что месье Стенфорд утонул. Его легкие залиты морской водой. Никаких синяков или иных свидетельств насильственной смерти не обнаружено.

– Где сейчас тело?

– Мы держим его в морге, пока оформляются документы на вывоз.

– Вы не будете возражать, если мы вас сфотографируем? – спросил один из фотографов.

Капитан Дюрер выдержал театральную паузу.

– Нет. Пожалуйста, господа, делайте все, что считаете нужным.

И тут же засверкали фотовспышки.

Отель «Коломба» выделялся не роскошью, а уютом и чистотой. Номер Слоуну понравился. Первым делом он позвонил Саймону Фитцджералду.

– Боюсь, история получается более длинной, чем я предполагал.

– В чем дело?

– Передо мной зажгли красный свет. Начальник полиции может принять меня только завтра утром, и тогда я все улажу. Полагаю, во второй половине дня мы уже вылетим в Бостон.

– Очень хорошо, Стив. Завтра жду твоего звонка.


На ленч Слоун отправился в ресторан «Ла Фонтана» на улице Нотр-Дам, а остаток дня провел, гуляя по городу.

Аяччо, типичный средиземноморский город, по-прежнему гордился тем, что именно здесь родился Наполеон Бонапарт, и никому не давал об этом забыть. «Скорее всего Гарри Стенфорд здесь чувствовал себя как дома», – подумал Стив Слоун.

Туристический сезон был в разгаре, и улицы заполняла крикливая толпа, говорящая на французском, итальянском, немецком и японском языках.

Вечером Стив пообедал в «Боккаччо», ресторане итальянской кухни, и вернулся в отель.

– Мне не звонили? – с надеждой спросил он портье.

– Нет, месье.

Слоун долго лежал в постели, вспоминая свой разговор с Саймоном Фитцджералдом о Гарри Стенфорде.

«– Эта женщина сделала аборт?

– Нет. Гарри этого хотел, но она отказалась. У них было бурное объяснение. Он сказал, что любит ее и хочет на ней жениться. Разумеется, то же самое он говорил десяткам женщин. Но Эмили подслушала этот разговор и той же ночью покончила с собой».

«Почему она так поступила?» – задумался Стив и незаметно для себя заснул.

На следующее утро ровно в десять Стив Слоун вошел в здание префектуры. За столом сидел тот же сержант.

– Доброе утро, – поздоровался Стив.

– Bonjour, monsieur. Чем могу вам помочь?

Стив протянул сержанту другую визитную карточку.

– Мне нужно повидаться с капитаном Дюрером.

– Один момент. – Сержант поднялся, вошел в кабинет капитана и закрыл за собой дверь.

Капитан Дюрер в новенькой парадной форме давал интервью съемочной группе итальянской телекомпании. Он отвечал на очередной вопрос, глядя прямо в объектив.

– Когда я взялся за расследование этого происшествия, прежде всего я постарался убедиться в том, что смерть месье Стенфорда не носит насильственного характера.

– И вы в этом убедились, капитан? – спросил репортер.

– Абсолютно. Нет ни малейшего сомнения в том, что мы имеем дело с несчастным случаем.

– Вем, – махнул рукой режиссер. – Теперь снимаем под другим углом и даем крупный план.

Сержант воспользовался паузой, чтобы передать капитану визитную карточку Слоуна.

– Он ждет.

– В чем дело? – рыкнул капитан. – Разве ты не видишь, что я занят? Пусть придет завтра. – Дюреру недавно сообщили, что на Корсику едет с десяток иностранных корреспондентов, в том числе из таких дальних стран, как Россия и Южная Африка. – Demain[24]24
  Завтра (фр.).


[Закрыть]
.

– Oui[25]25
  Хорошо (фр.).


[Закрыть]
.

– Вы готовы, капитан? – спросил режиссер.

Капитан Дюрер улыбнулся:

– Готов.

Сержант вернулся в приемную.

– К сожалению, месье, сегодня капитан очень занят.

– Я тоже, – отрезал Стив. – Скажите ему, что от него требуется лишь подпись на сертификате, разрешающем вывоз тела. Получив этот документ, я немедленно уеду. Неужели это такой великий труд?

– Ничем не могу вам помочь, месье. У капитана очень много работы, и…

– Может кто-нибудь еще подписать сертификат?

– О нет, месье. Право на это имеет только капитан.

Стив Слоун кипел от гнева.

– И когда я смогу его увидеть?

– Я предлагаю попытаться завтра утром.

От слова «попытаться» Слоун едва не взорвался. Но он взял себя в руки.

– Хорошо, попытаюсь. Кстати, как я понял, есть свидетель случившегося – телохранитель мистера Стенфорда, некий Дмитрий Камински.

– Да.

– Я бы хотел с ним переговорить. Не подскажете мне, где его найти?

– В Австралии.

– Это отель?

– Нет, месье. – В голосе сержанта слышалась жалость. – Это страна.

Стив не мог поверить своим ушам.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Поделиться ссылкой на выделенное