Сидни Шелдон.

Утро, день, ночь

(страница 1 из 19)

скачать книгу бесплатно

 
Открой сердце утреннему солнцу,
Пусть согреет его, пока ты молод.
И позволь ласковым ветрам полдня
Охладить твою страсть.
Но остерегайся ночи,
Смерть таится там
И ждет, ждет, ждет.
 
Артюр Рембо Кимберли с любовью

Серия «Шелдон-exclusive»


Sidney Sheldon

MORNING, NOON & NIGHT


Перевод с английского В.А. Вебера

Серийное оформление Е.Д. Ферез


Печатается с разрешения Sidney Sheldon Family Limited Partnership и литературных агентств Morton L. Janklow Associates и Prava I Prevodi International Literary Agency.

Утро

Глава 1

– Вы знаете, что за нами следят, мистер Стенфорд? – спросил Дмитрий.

– Да. – Он заметил их двадцать четыре часа назад.

Неприметно одетые двое мужчин и женщина пытались затеряться среди туристов, гуляющих ранним утром по вымощенным брусчаткой улочкам, но в такой крошечной деревеньке, как Сен-Поль-де-Ванс, остаться незамеченным практически невозможно.

Гарри Стенфорд обратил на них внимание именно потому, что они очень уж старались не смотреть на него. Когда бы он ни оборачивался, один из них маячил позади.

Слежка за Гарри Стенфордом не требовала большого ума. Рост шесть футов, падающие на воротник седые волосы, аристократическое надменное лицо. Да и его свита приковывала к себе любопытные взгляды: очаровательная брюнетка, белоснежная немецкая овчарка и Дмитрий Камински, возвышающийся над Стенфордом на четыре дюйма телохранитель с бычьей шеей и покатым лбом. «Таких, как мы, упустить невозможно», – подумал Стенфорд.

Он знал, кто их послал и почему, он чувствовал, что ему грозит опасность. А Стенфорд давно уже привык доверять своим чувствам. Инстинкты и интуиция помогли ему стать одним из богатейших людей планеты. Журнал «Форбс» оценил «Стенфорд энтерпрайзез» в шесть миллиардов долларов, «Форчун 500» – даже в семь. «Уолл-стрит джорнэл», «Бэрронс», «Файнэншл таймс» – все публиковали статьи о Гарри Стенфорде, пытаясь объяснить его загадочность, его удивительное умение действовать в наилучший для этого момент, безошибочность принимаемых им решений, совокупность присущих ему качеств, обеспечивших создание гигантской империи, имя которой «Стенфорд энтерпрайзез». Успеха не добился никто.

Но все сходились в одном: Стенфорд обладал маниакальной, неистощимой энергией. Его жизненная философия ни для кого не составляла тайны: день, прошедший без заключения сделки, потрачен зря. Он выматывал своих конкурентов, своих сотрудников, всех тех, кто каким-то образом попадал в его орбиту. Он являл собой феноменальное творение природы. Считал себя верующим. Он верил в Бога, и Бог, в которого он верил, хотел, чтобы ему сопутствовали богатство и успех, а его враги умерли.

Гарри Стенфорд вел общественную жизнь, и пресса знала о ней все.

Гарри Стенфорд имел право на личную жизнь, и тут пресса натыкалась на глухую стену. Они писали о его харизме, его роскошествах, его самолете и его яхте, его великолепных домах в Хоуб-Саунде, в Марокко, на Лонг-Айленде, в Лондоне, на юге Франции и, естественно, о его поместье Роуз-Хилл, неподалеку от Бэк-Бей, в Бостоне. Но настоящий Гарри Стенфорд оставался для всех terra incognita.

– Куда мы идем? – спросила брюнетка.

Поглощенный своими мыслями, он не ответил. Следившая за ним женщина на другой стороне улицы только что поменяла партнера. Опасность опасностью, но Стенфорд почувствовал, как его охватила злость. Какого черта они приперлись сюда! Как посмели испоганить тайное святилище, где он мог укрыться от остального мира!


Сен-Поль-де-Ванс – живописная средневековая деревушка, прилепившаяся на вершине холма в Приморских Альпах, между Канном и Ниццей. Она окружена живописными холмами и долинами. Тут и цветы, и яблоневые сады, и сосновые рощи. Деревушка, в которой полным-полно студий, галерей, антикварных магазинчиков, как магнитом притягивает туристов со всего мира.


Гарри Стенфорд и его сопровождающие повернули на рю Гранд.

Стенфорд обратился к брюнетке:

– София, тебе нравятся музеи?

– Да, caro[1]1
  Дорогой (ит.). – Здесь и далее примеч. пер.


[Закрыть]
. – Ей хотелось во всем с ним соглашаться.

С таким, как Гарри Стенфорд, ей раньше сталкиваться не доводилось. «Скорей бы рассказать о нем mie amice[2]2
  Моим подругам (ит.).


[Закрыть]
, – думала она. – Я-то полагала, что в сексе для меня тайн нет, но, мой Бог, какой же он выдумщик! Он просто выжимает из меня все соки!»


Они поднялись на холм к художественному музею Фонда Магта, осмотрели коллекцию картин Боннара, Шагала и многих других современных художников. Словно бы невзначай обернувшись, Гарри Стенфорд увидел в дальнем конце галереи женщину, что следила за ним. Она не могла оторвать взгляда от творения Миро.

Стенфорд посмотрел на Софию.

– Хочешь есть?

– Да. Если и ты проголодался.

– Хорошо. На ленч пойдем в «Ла Коломб д’Ор».

«Коломб д’Ор» входил в число любимых ресторанов Стенфорда. Дом на окраине деревни, построенный в шестнадцатом веке, переделали под отель и ресторан. Стенфорд и София сели за столик в саду, у бассейна.

Принц, белоснежная немецкая овчарка, лег у ног Стенфорда, навострив уши. Без Принца Гарри Стенфорд не появлялся. Куда бы он ни шел, Принц всегда следовал за ним. Говорили, что по команде Стенфорда овчарка могла вцепиться в горло любому. Желающих проверить, так ли это, не находилось.

Дмитрий сел за столик у входа в ресторан, внимательно приглядываясь к тем, кто входил и выходил.

Стенфорд наклонился к Софии.

– Позволишь мне сделать заказ, дорогая?

– Конечно.

Гарри Стенфорд считал себя гурманом. Он заказал зеленый салат и fricassee de lotte[3]3
  Фрикасе из налима (фр.).


[Закрыть]
и для себя, и для Софии.

Когда им принесли главное блюдо, к столику подошла Даниэль Ру. Отель и ресторан принадлежали ей и ее мужу Франсуа.

– Bonjour, месье Стенфорд. Вы всем довольны, месье Стенфорд?

– Более чем, мадам Ру.

«И так будет всегда, – думал он. – Напрасно эти пигмеи пытаются свалить гиганта. Их ждет жестокое разочарование».

– Я здесь никогда не бывала, – подала голос София. – Очаровательная деревня.

Стенфорд соблаговолил обратить на нее свое внимание. Дмитрий нашел ее днем раньше в Ницце. По просьбе Стенфорда.

– Мистер Стенфорд, ваше поручение выполнено.

– Были проблемы? – поинтересовался Стенфорд.

Дмитрий усмехнулся.

– Никаких.

Увидев ее в вестибюле отеля «Негреско», он подошел к ней:

– Позвольте спросить, вы говорите по-английски?

– Да. – Она говорила с итальянским акцентом.

– Мужчина, у которого я работаю, приглашает вас пообедать с ним.

– Я не puttana[4]4
  Шлюха (ит.).


[Закрыть]
! – возмущенно воскликнула она. – Я актриса. – В действительности она снялась в крошечной роли без слов в последнем фильме Пупи Авати и произнесла две фразы в фильме Джузеппе Торнаторе. – Почему я должна обедать с совершенно незнакомым мне человеком?

Дмитрий достал из кармана пачку стодолларовых банкнот и, отсчитав пять купюр, сунул ей в руку.

– Мой приятель очень щедр. У него яхта, и ему одиноко. – Он наблюдал, как негодование на ее лице сменяется любопытством, заинтересованностью.

– Так уж получилось, что съемки одного фильма закончились, а другого – еще не начались. – Она улыбнулась. – Так почему бы мне не пообедать с вашим приятелем? Не вижу в этом ничего предосудительного.

– Хорошо. Он будет доволен.

– А где он?

– В Сен-Поль-де-Ванс.


Дмитрий сделал хороший выбор. Итальянка. Под тридцать. Чувственное лицо. Хорошая фигура, высокая грудь. Глядя на нее, Гарри Стенфорд принял решение.

– Ты любишь путешествовать, София?

– Обожаю.

– Хорошо. Нам предстоит маленькое путешествие. Я сейчас.

София наблюдала, как он вошел в ресторан и направился к телефону-автомату у мужского туалета. Бросил в щель жетон, набрал номер.

– Морской коммутатор, пожалуйста.

Пауза в несколько секунд, женский голос: «C’est 1’operatrice maritime»[5]5
  Морской коммутатор (фр.).


[Закрыть]
.

– Соедините меня с яхтой «Голубые небеса». Виски-Браво-Лима[6]6
  Условные названия букв W, B, L английского фонетического алфавита.


[Закрыть]
-восемь-девять-ноль…

Разговор длился пять минут. Потом Стенфорд позвонил в аэропорт Ниццы, уложившись в две минуты.

Повесив трубку, он подошел к Дмитрию, что-то сказал, и тот спешно покинул ресторан. Стенфорд же вернулся за столик.

– Ты готова?

– Да.

– Тогда пройдемся. – Ему требовалось время, чтобы начать осуществление намеченного плана.

Стоял прекрасный день. Солнце подсвечивало розовым облака у горизонта и заливало улицы серебряным светом.

Пройдя рю Гранд, мимо прекрасной церкви XII века, они завернули в boulangerie[7]7
  Булочная-пекарня (фр.).


[Закрыть]
за только что испеченным хлебом. Когда они вновь вышли на улицу, один из следившей за ними троицы внимательно разглядывал церковь. Поджидал их и Дмитрий.

Гарри Стенфорд протянул хлеб Софии.

– Почему бы тебе не отнести хлеб в дом? Я приду через несколько минут.

– Хорошо. – Она улыбнулась и добавила: – Не задерживайся, саго.

После ее ухода Стенфорд подозвал Дмитрия.

– Что ты выяснил?

– Женщина и один из мужчин остановились в отеле «Хутор», что по дороге в Ла-Коль.

Стенфорд знал этот отель. Выкрашенный в белый цвет фермерский дом с яблоневым садом в миле к западу от Сен-Поль-де-Ванс.

– А второй?

– В «Артиню». – Этот отель, в прошлом – дворянский особняк, стоял на холме в двух милях к западу от Сен-Поль-де-Ванс. – Что прикажете с ними сделать, сэр?

– Ничего. Я разберусь с ними сам.


Вилла Стенфорда находилась на рю Де Казет, рядом с мэрией, в районе узких, вымощенных булыжником улочек и старинных домов. Вилла со сложенными из камня и оштукатуренными стенами имела пять уровней. Старая пещера под гаражом использовалась под винный погреб. Каменная лестница вела к спальням, кабинету и веранде под черепичной крышей. Вилла была обставлена французской антикварной мебелью. В комнатах стояли свежесрезанные цветы.


Когда Стенфорд вернулся, София ждала его в спальне. В костюме Евы.

– Что тебя так задержало? – прошептала она.


Для того чтобы выжить, София Маттео между съемками подрабатывала проституцией, поэтому она привыкла изображать оргазм, дабы доставить удовольствие клиентам, но с этим мужчиной притворяться не было нужды. Он не знал устали, и она вновь и вновь поднималась на вершину блаженства.

Когда они утолили любовный пыл, София обняла Стенфорда и радостно прошептала: «Я бы могла остаться здесь навсегда, саго».

«Не получится», – мрачно подумал он.

Они пообедали в «Кафе де ла Плас» на площади Генерала де Голля у въезда в деревню. Кормили там превосходно, а нависшая над ним опасность служила Стенфорду дополнительной приправой.

После обеда они вернулись на виллу. Стенфорд шагал медленно, дабы убедиться в том, что он по-прежнему «под колпаком».

В час ночи мужчина, стоявший на другой стороне улицы, увидел, как на вилле одно за другим погасли окна и все здание погрузилось в темноту.


В половине пятого Гарри Стенфорд вошел в спальню для гостей, где спала София, и осторожно потряс ее за плечо.

– София.

Она открыла глаза, посмотрела на него, улыбнулась, но тут же нахмурилась, увидев, что он полностью одет, и села на постели.

– Что-то не так?

– Нет, дорогая. Все в порядке. Ты же сказала, что тебе нравится путешествовать. Так вот, нам предстоит небольшое турне.

Теперь она окончательно проснулась.

– Прямо сейчас?

– Да. Мы должны уехать по-тихому.

– Но…

– Поторопись.

Пятнадцать минут спустя Гарри Стенфорд, София, Дмитрий и Принц спустились по каменной лестнице в гараж, где стоял коричневый «рено». Дмитрий отворил ворота и осторожно выглянул на улицу. Никого и ничего, кроме белого «корниша» Стенфорда, припаркованного перед домом.

– Все чисто.

Стенфорд повернулся к Софии:

– Давай поиграем в полицейских и воров. Мы с тобой сейчас заберемся в кабину «рено» и ляжем на пол у заднего сиденья.

У Софии округлились глаза.

– Зачем?

– Деловые конкуренты установили за мной слежку. Мне предстоит подписание очень крупного контракта, и они стараются выяснить кое-какие подробности. Если их замысел удастся, мне это будет стоить больших денег.

– Я понимаю. – Разумеется, она понятия не имела, о чем он говорит.

Через пять минут они уже выезжали из деревни по шоссе, ведущему в Ниццу. Мужчина, сидевший на скамье в дюжине метров от дороги, уделил коричневому «рено» максимум внимания. Заметил он и Камински за рулем, и Принца, восседавшего на переднем сиденье. Мужчина торопливо достал из кармана сотовый телефон и начал набирать номер.

– У нас трудности, – сообщил он женщине.

– В каком смысле?

– Мимо меня только что проскочил коричневый «рено». Дмитрий Камински за рулем, собака рядом с ним.

– А Стенфорда в машине не было?

– Нет.

– Я в это не верю. Ночью телохранитель никогда не оставляет его одного, да и собака всегда рядом с ним.

– А «корниш» по-прежнему припаркован перед виллой? – спросил второй мужчина из троицы, ведущей слежку за Стенфордом.

– Да, но, возможно, он поменял машины.

– А может, решил задурить нам головы. Позвони в аэропорт.

Через несколько минут они уже говорили с диспетчерским пунктом.

– Самолет месье Стенфорда? Oui[8]8
  Да (фр.).


[Закрыть]
. Прибыл час назад и уже дозаправлен.

Пять минут спустя двое из троицы мчались в аэропорт, а третий остался наблюдать за виллой.


Когда коричневый «рено» миновал Ла-Коль-сюр-Луп, Стенфорд перебрался на заднее сиденье.

– Теперь можем и сесть, – сказал он Софии и повернулся к Дмитрию: – В аэропорт Ниццы. Быстро.

Глава 2

Полчаса спустя в аэропорту Ниццы переоборудованный «Боинг-727» подруливал к точке разгона на взлетно-посадочной полосе.

– Видать, не терпится им взлететь. – Диспетчер посмотрел на своего напарника. – Пилот третий раз просит разрешения на взлет.

– А чей это самолет?

– Гарри Стенфорда. Самого короля Мидаса.

– Наверное, он очень торопится заработать еще один миллиард.

Диспетчер проводил взглядом ушедший в небо «лиджет» и взял микрофон.

– «Боинг» восемь девять пять Папа[9]9
  Условное обозначение английской буквы Р.


[Закрыть]
, говорит диспетчерский контрольный пункт Ниццы. Взлет разрешен. Пятая полоса. После взлета поворачивайте направо. Курс один четыре ноль.

Пилот и второй пилот Гарри Стенфорда облегченно переглянулись. Второй пилот нажал кнопку микрофона.

– Роджер[10]10
  Слово, в зависимости от ситуации означающее «понял», «принял ваше последнее сообщение», «все в порядке», «разрешаю».


[Закрыть]
. «Боингу» восемь девять пять Папа взлет разрешен. Поворачиваю направо, курс один четыре ноль.

Мгновение спустя громадный самолет, набирая скорость, помчался по взлетной полосе и свечой ушел в серое предрассветное небо.

Второй пилот вновь заговорил в микрофон:

– Диспетчерский пункт, «боинг» восемь девять пять Папа поднимается до высоты три тысячи в полетный коридор семь ноль.

Второй пилот повернулся к пилоту.

– Слава богу, взлетели! Старина Стенфорд, видать, очень этого хотел.

Пилот пожал плечами:

– Какая нам разница, чего он хотел. Наша задача – выполнить приказ или умереть. Чего он там делает?

Второй пилот поднялся, подошел к двери и заглянул в салон.

– Отдыхает.


Они позвонили в диспетчерский пункт из машины:

– Самолет мистера Стенфорда… Он еще в аэропорту?

– Non, monsieur[11]11
  Нет, месье (фр.).


[Закрыть]
. Только что взлетел.

– Пилот заполнил полетный лист?

– Разумеется, месье.

– Куда летит самолет?

– В Джи-Эф-Кей[12]12
  Инициалы Джона Фицджералда Кеннеди, в честь которого назван международный аэропорт Нью-Йорка.


[Закрыть]
.

– Благодарю вас. – Звонивший повернулся к женщине. – Кеннеди. Наши люди его там встретят.

– За нами не могут следить, Дмитрий? – спросил Гарри Стенфорд, когда коричневый «рено» въехал в Монте-Карло, держа курс на границу с Италией.

– Нет, сэр. Они нас потеряли.

– Хорошо. – Гарри Стенфорд откинулся на спинку сиденья, расслабился. Волноваться не о чем. Они будут следить за самолетом.

Он вновь обдумал сложившуюся ситуацию. Вопрос в том, что им известно и где они это узнали. Шакалы, преследующие льва в надежде, что смогут его завалить. Гарри Стенфорд улыбнулся. Они явно недооценивали человека, с которым связались. Те, кто уже допускал такую же ошибку, дорого за это заплатили. Заплатят и на этот раз. Будут знать, как вставать на пути Гарри Стенфорда, доверенного лица королей и президентов, достаточно богатого и могущественного, чтобы подорвать экономику дюжины стран. И все же…

«Боинг-727» летел над Марселем, когда пилот включил микрофон.

– Марсель, «боинг» восемь девять пять Папа на связи, поднимаюсь из полетного коридора один десять ноль в полетный коридор два три ноль.

– Роджер.


В Сан-Ремо они прибыли на рассвете. Об этом городе у Гарри Стенфорда сохранились самые приятные воспоминания, но с тех пор он разительно переменился в худшую сторону. Стенфорд помнил первоклассные отели и рестораны, казино, куда не пускали без черного галстука, где за вечер спускались или выигрывались целые состояния. Теперь же город сдался ордам туристов, а столы с рулеткой облепляли горластые мужчины в футболках или рубашках с короткими рукавами.

«Рено» покатил дальше, к порту, расположенному в двенадцати милях от франко-итальянской границы. Из двух его причалов восточный назывался Порто-Соль, а западный – Порто-Комюналь. На Порто-Соль швартовкой руководил сотрудник порта. На Порто-Комюналь команда обходилась своими силами.

– Который? – спросил Дмитрий.

– Порто-Комюналь, – распорядился Стенфорд. «Чем меньше людей нас увидят, тем лучше», – мысленно добавил он.

– Да, сэр.

Еще через пять минут «рено» остановился у «Голубых небес», элегантной моторной яхты длиной в сто восемьдесят футов. Капитан Вакарро и команда из двенадцати человек выстроились на палубе. Капитан поспешил на причал, чтобы приветствовать хозяина.

– Доброе утро, синьор Стенфорд. Мы возьмем ваш багаж…

– Багажа нет. Давайте отчаливать.

– Да, сэр.

– Подождите. – Стенфорд оглядел команду и нахмурился. – Мужчина, что стоит последним, новенький, не так ли?

– Да, сэр. Наш стюард заболел на Капри, поэтому мы взяли его. У него превосходные…

– Избавьтесь от него, – приказал Стенфорд.

Капитан недоуменно вытаращился на хозяина.

– Изба…

– Рассчитайте его. Высадите на берег.

Капитан Вакарро кивнул:

– Да, сэр.

Гарри Стенфорда переполняла тревога. Он физически чувствовал надвигающуюся опасность и не хотел, чтобы на борту были незнакомые ему люди. Капитан Вакарро и его команда служили у него много лет. Он мог им доверять. Стенфорд повернулся к Софии. Поскольку на нее выбор Дмитрия пал совершенно случайно, она опасности не представляла. Что же касается Дмитрия, его верный телохранитель не единожды спасал ему жизнь. Стенфорд посмотрел на Дмитрия:

– Держись рядом со мной.

– Да, сэр.

Стенфорд взял Софию под руку.

– Поднимемся на борт, дорогая.

Дмитрий Камински стоял на палубе, наблюдая за приготовлением команды к отплытию. Он оглядел порт, но не заметил ничего подозрительного. В эти ранние часы жизнь в порту практически замирала. Завибрировала палуба: включились мощные дизели яхты.

Капитан подошел к Гарри Стенфорду.

– Вы не сказали, куда мы плывем, синьор Стенфорд.

– Неужели не сказал, капитан? – На мгновение он задумался. – Портофино.

– Да, сэр.

– Кстати, прошу выключить радиопередатчик.

Капитан Вакарро нахмурился.

– Выключить радиопередатчик? Да, сэр, но… если…

– Ни о чем не беспокойтесь. Просто выполняйте приказ. И я не хочу, чтобы кто-либо пользовался спутниковой связью.

– Будет исполнено, сэр. Мы задержимся в Портофино?

– Я дам вам знать, капитан.


Гарри Стенфорд устроил Софии экскурсию по яхте. Такие экскурсии он обожал, потому что ему было чем гордиться. Интерьер яхты поражал воображение. Роскошная главная каюта включала гостиную и кабинет. Обстановка кабинета состояла из дивана, нескольких удобных кресел и стола с телефонами, факсами и прочим коммуникационным оборудованием, вполне достаточным, чтобы держать под контролем нити управления жизнедеятельностью небольшого города. На стене огромная электронная карта с движущейся крохотной лодкой показывала местоположение яхты на текущий момент. Дверь из главной каюты вела на палубную веранду с шезлонгами и столиком с четырьмя стульями. По периметру веранду огибало декоративное ограждение с поручнем из тикового дерева. В солнечные дни Стенфорд обычно завтракал на веранде.

Для гостей предназначалось шесть кают со стенами, обтянутыми шелком, большими иллюминаторами и ваннами джакузи. Любителей книги ждала большая библиотека.

В столовой стоял стол на шестнадцать персон. На нижней палубе желающие могли поразмяться в тренажерном зале. Нашлось место на яхте и для винного погреба, и для уютного кинозала. Гарри Стенфорду принадлежала одна из самых больших порнографических фильмотек. Мебель кают неплохо смотрелась бы и во дворцах, а картины на стенах сделали бы честь любому музею.

– Я тебе показал практически все. Остальное досмотрим завтра, – этими словами Стенфорд завершил экскурсию.

София млела от восторга.

– Я никогда не видела ничего подобного! Это… это целый город!

Гарри Стенфорд улыбнулся: другого он и не ожидал.

– Стюард покажет тебе твою каюту. Будь как дома. А мне надо поработать.

Гарри Стенфорд вернулся в кабинет, взглянул на электронную карту. Яхта плыла на северо-восток по Лигурийскому морю. «Они не знают, где я, – думал Стенфорд. – Они ждут меня в Джи-Эф-Кей. Когда мы доберемся до Портофино, я все улажу».


На высоте тридцать пять тысяч футов пилот «Боинга-727» получил новые инструкции.

– «Боинг» восемь девять пять Папа, вам открыт верхний коридор Дельта-Индиа-Новембер[13]13
  Условные обозначения букв D, I, N.


[Закрыть]
.

– Роджер. «Боингу» восемь девять пять Папа разрешен верхний коридор «Динард». – Он повернулся ко второму пилоту. – Путь свободен.

Пилот потянулся, встал и шагнул к двери, ведущей в салон.

– Как там наш пассажир? – спросил второй пилот.

– По-моему, проголодался.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Поделиться ссылкой на выделенное