Александр Щёголев.

Свободный Охотник

(страница 2 из 32)

скачать книгу бесплатно



   Сферобар – это гигантская капля, висящая на стене Тоннеля, это благоустроенный кусок пространства, замкнутый на Вход-Для-Всех. Снаружи – пузыри ангаров, готовые принять корабли любых конфигураций. Внутри – комфорт и покой. Надежность и прекрасное обслуживание, бережно сохраняемое еще с довоенных времен. Это пылинка – в самом центре абсолютно чистого, безопасного Фрагмента Галактики, гражданам которого до сих пор удается сдерживать звероидов по всем Координатам.
   Сферобар – это то, что нужно уставшему воину.
   Свободный Охотник отдыхает, расположившись в отдельной ячейке. Верный «Универсал-Плюс» дремлет в одном из ангаров на внешней поверхности. Капитанский кокон больше не мешает молодому телу двигаться, а тесную боевую маску уже сменил головной платок с плотной вуалью. Хорошо…
   Дружеская беседа легка и спокойна.
   – Ты говоришь о том самом тварёнке, который раньше работал на меня? – уточняет хозяин сферобара.
   – Его звали Ласковый.
   – Мне все равно, как его звали. Хороший был контрабандист, рисковый, но ты перекупил.
   – Он сам решил сменить направление деятельности, – возражает гость. – Почуял перспективу, увидел настоящую силу.
   – Я помню. Сначала ты отбил эту тварь у их же собственного охранного отряда, а потом у наших, уже здесь. Хотя, наши тебе его добровольно отдали, в знак уважения. Хороший ты парень, трудно тебя не зауважать… (Владелец сферобара улыбается.) Значит, его все-таки прикончили?
   – Разложили по спектру. Был корпускулой, стал волной.
   – Зато ты, слава Системам, пока что материален. Большая радость твоей Хозяюшке.
   – Еще бы. И Системам слава, и Началу Их, и спесивым рабам Их. В общем, всем спасибо за старание.
   – Не кощунствуй! (Теперь собеседник укоризненно морщится.) Поживешь с мое, почувствуешь силу Священной Восьмерки… И все-таки я не понимаю, как тебе удается уходить в таких ситуациях? Ты поистине Неуловимый. Мои парни в один голос твердят, что ты колдун, служишь Носителю Гнева. Что скажешь?
   Свободный Охотник не улыбается в ответ. Отворачивается:
   – Ласковый был мне другом.
   – Сочувствую вам обоим… Какой-то ты выжатый, грустно с тобой общаться.
   – Устал.
   – Бывает. Пей, это хороший сок, чистейшая полибензокриптаза.
   – Пью.
   – Давно хотел задать тебе вопрос, малыш. Как ты обнаруживаешь технические Входы? Раскрой тайну, а то парням невозможно стало работать, звероиды совсем обнаглели.
   – Входы? Я их вижу.
   – Глазами?
   – Не знаю, как объяснить… Вижу, и все тут.
   – Ну да, ты же колдун, – собеседник вежливо кивает головой. – Межфрагментарные Узлы ты тоже просто видишь.
   – Не обижайся, друг.
Чем я могу тебе ответить? Похвастаться, что случайно нашел Полную Карту и теперь пользуюсь? Или что возродил священного восьмирука и прячу это древнее божество в своем корабле?
   – Нет, сказок не надо. Мне вполне хватает историй про неуловимый корабль, одна нелепее другой, которые я выслушиваю от полутрезвых посетителей. Имей в виду, герой Космоса, скоро я начну записывать легенды о твоих похождениях, запущу их в Хроники и прославлюсь… Ты пей, пей. Я не обижаюсь, малыш. Просто жаль, что гениальное изобретение растрачивается по пустякам. Я же понимаю, ты каким-то образом перепрограммировал систему безопасности движения, дал ей запредельную чувствительность…
   Владелец сферобара смотрит на гостя с любовью.
   – У меня тоже есть вопрос, – серьезно говорит тот. – Продолжаешь ли ты поддерживать связи с контрабандистами?
   – Ищешь замену своему Ласковому? Понимаю. Опять сманишь лучшего.
   – Прошу тебя.
   – Я подумаю, что можно сделать.
   – Спасибо.
   – Пока не за что. Если не возражаешь, вернемся к прежней теме. Я понимаю: технологические секреты такой значимости тебе раскрывать не хочется, так же как и догадываюсь, что вуаль ты носишь не без причины. Поэтому попробую войти с другого входа. Как тебе нравится работа лоцмана?
   – Работа лоцмана? Это что, водить кого-нибудь за ручку по Метро, я не ошибаюсь?
   – Все верно.
   Свободный Охотник презрительно фыркает:
   – Продавать богатым бездельникам и мерзавцам разведанные маршруты, большинство из которых оплачено людскими жизнями? Нет, не для меня.
   – Юноша, это огромные деньги, ты плохо представляешь, какие. Во-вторых, среди моих клиентов есть очень сильные люди, но не так уж много мерзавцев. И в третьих. Лоцман – уважаемая профессия, с некоторых пор самая уважаемая в Галактике. Я просто хочу помочь тебе по-настоящему, а не всякой ерундой.
   – В последнее время многие хотят помочь мне, – откровенно смеется Свободный Охотник. – Вот, например, Многорукий Дедушка из Союза бластомеров…
   – Кто это?
   – Он же Повар Гной.
   – Тебя знает Повар Гной? – вдруг пугается владелец сферобара.
   – Кто только меня не знает. Этот негодяй недавно расширил свою организацию до Трех Клонов, и теперь хочет развернуть четвертый Клон – со мной во главе. Ему чем-то приглянулись мои хромосомы.
   – Умоляю, не отказывайся сразу.
   – Ладно, откажусь не сразу.
   – Вот и договорились. И мое предложение не забывай, хорошо? Смотри, наши красавицы специально для тебя стараются, я ведь им шепнул, что сам Мастер Узлов к нам в гости пожаловал. Любая из девчонок счастлива будет узнать индекс твоей ячейки – ты только подмигни мне…
   Свободный Охотник, откинувшись в кресле, измученно смотрит сквозь прозрачную плоскость стены. Танцовщицы, сменяя одна другую, дают в центре сферы бесконечное шоу. Он закрывает глаза.
   – Расслабься, малыш, – тихо заканчивает владелец сферобара. – Послушайся меня, старика. Кроме как здесь, тебе и негде.
   Этих слов никто не слышит, потому что гость уже спит, не найдя сил оторвать затылок от подголовника кресла…


   …а зеленый червь все ползет по кристаллу, нет этой дряни конца. «Красивые будут кляксы», – шепчет человек, направляя робот-истребитель в цель. Червь толстый, запросто может раздавить, поэтому – очень осторожно. Спуститься в лабиринт, отсечь кусок, швырнуть трепыхающуюся биомассу вон, в мертвый космический вакуум, и спасаться, либо нырнув в свободное ответвление, либо взмыв вверх – таков сюжет. Простой сюжет. Червя перерезаешь, а он тут же склеивается обратно. Поэтому – быстро, второй удар, и прочь его отсюда, этот смердящий кусок! Беспомощное тельце цветным пятном расползается в черном пространстве. И снова вниз, в тесноту загаженных коридоров. Полет, прыжок, удар, бегство, полет, прыжок, удар… Нет конца отвратительному существу. И вдруг оказывается, что конец близок – рассеченный на множество частей, червяк никак не может собраться в единое целое. Расправляться с отдельными беспорядочно снующими обрубками, попадающими в перекрестие прицела – ни с чем не сравнимое удовольствие…
   Перекрестие прицела – это центр мироздания. Знак «Плюс». Потому что «Плюс» – значит возмездие. Именно этот святой знак, заставляющий врагов Галактики трепетать от страха, сверкает на экранированной оболочке. Корабль завис на стационарной орбите – над гигантским кристаллом, бывшим когда-то базой по переработке отходов, – а брошенный к поверхности робот-истребитель действует, мгновенно реагируя на срывающиеся с антенн команды. Влево, влево, вправо, вправо – «плюс». Маневрируя среди кусков гибнущей биомассы, робот-истребитель сражается. «Плюс», – еще раз «плюс», – еще раз…
   Суетись, пакость, суетись. Тебе не повезло, место павших занял ОН – да-да, тот самый! – одержавший множество поразительных побед, возникающий неизвестно откуда и уходящий неизвестно куда. Трепещи. Узнали святой знак на обшивке, узнали безжалостную руку?.. «Один готов», – бормочет спящий воин, на миг приоткрывая глаза. Картинка уплывает, сопровождаемая веселенькой мелодией. Возникает новый лабиринт. Новая дрянь, ползающая по шару. Второй уровень!
   Теперь червяк красного цвета – более быстрый и гораздо более отвратительный. Он злобно пищит и стремительно регенерирует, мало того, он умеет контратаковать. Разряд белой молнии, и робота не стало бы. Но – промах! Поэтому берегись, дрянь, попрощайся со своими преступными отцами. Влево, влево, вправо, вправо, и – «плюс», «плюс», «плюс». Кроваво-красные обрубки, агонизируя, растворяются в черном. Загнанный хищник раздает наугад электрические оплеухи – мимо, мимо, мимо. Жадная голодная ярость, по-хозяйски плескавшаяся в лабиринте, спадает, отступает в бессилье. Головная часть червя мечется в поисках спасения. Поздно! Наперерез врагу, через боковой ход – ударить и остановиться, обманывая чужую примитивную программу, – затем вверх, разворот, и… Конец. Два раза «плюс». Конец тебе, писклявая дура, загаженный мир очищен…


   …кулаки воина непроизвольно сжались и разжались.
   – Страшновато ты спишь, – раздается голос. – Похоже, юноша, ты и во сне воюешь.
   Старик все так же сидит напротив, разглядывая обмякшую фигурку гостя.
   «Загаженный мир очищен…» Как бы не так! Свободный Охотник стряхивает оцепенение. Он потерял связь с реальностью всего лишь на несколько предательских мгновений, вот почему его собеседник не успел вежливо затемнить ячейку и удалиться.
   – Ты прав, я только что спасал одну планетку, – отвечает гость. – Чуть раньше, правда, это же я делал не во сне.
   – Какую планетку?
   – Базу по аккумулированию и переработке продуктов метаболизма.
   – Место, где из дерьма халву синтезируют, – усмехается хозяин. – Давно о таких объектах не слышал. Довоенный?
   – Судя по кодо-импульсному гербу, который излучала поверхность кристалла, базой владел кто-то из Истинных. Я наткнулся на нее в районе средних цифр по Первой Косой Координате. Сам понимаешь, что стало с хозяевами.
   – Да, эти районы кишат звероидами. Что тебя туда занесло?
   – Я направлялся на встречу с Ласковым. И вдруг поймал по Всеобщей сигнал-катастрофу. Случайность, конечно…
   Свободный Охотник замолкает, вспоминая. Вспоминать нетрудно, поскольку этот последний подвиг случился совсем недавно. Торопясь к старому Депо, он вынужден был в одном из Фрагментов задержаться и даже выйти из Тоннеля в трехмерное пространство. Бой с безмозглыми червями не отнял много времени, однако горек был вкус этой победы! Кого там было спасать, зачем? Мертвый мир, мертвый пластиковый объект. Биокристаллические черви, запущенные туда ворами, убили людей давно – судя по их размерам, судя по лабиринтам, которые они прожрали в оболочке. Если, конечно, после атак звероидов на планете оставался хоть кто-нибудь живой… Жуткое порождение больного разума уничтожено. Бортовой робот-истребитель, сделав дело, чутко дремлет в пусковой камере. Но кому все это было нужно? Не системам же связи, с тупой заданностью передававшим в паутину Тоннелей вопль о помощи?
   И все-таки странно, думает воин. Сигнал-катастрофа был обращен к нему – именно к нему! Безадресный зов так и начинался: «Неуловимый, хоть Ты услышь и отзовись, если Ты существуешь…» Конечно, приятно быть легендой. Но ради явной нелепицы аварийно прерывать Нить маршрута, покидать Метро, тратить бесценное время на никчемный бой – просто стыдно…
   – Кстати, – продолжает Свободный Охотник, – я подозреваю, что личинки червей были подброшены бластомерами Повара Гноя, которого ты почему-то уважаешь. Нет секрета, кто первый вор в Галактике.
   Хозяин сферобара укоризненно цокает языком, понимая эту реплику по своему:
   – И все-таки зря ты отказываешься от помощи сильных людей.
   Собеседники рассеянно смотрят в центр сферы. Туда, где молодые, светящиеся в темноте тела отражаются в зеркальных стеклах ячеек.
   – Мне действительно нужна помощь, – откликается Свободный Охотник, – но совсем другого рода. Из-за этого я и навестил тебя.
   – Я тебя слушаю.
   – Перед смертью Ласковый передал мне кое-какой документ. Огромной важности документ.
   – Политика? – кривится хозяин. – Ты же знаешь, я ненавижу политику. Я всего лишь торговец.
   – До войны ты был известным на все Метро лингвистом. Я думаю, лучшим. Если не ошибаюсь, в свое время даже Большой Лоб тебя знал и уважал.
   – Да, старый Лоб был великим ученым, в отличие от меня. Может, поэтому я жив, а он убит варварами…
   Юный воин, заинтересовавшись, отвлекается от главного:
   – Убит? Я слышал, Большой Лоб исчез, когда служба Координации была упразднена. Уничтожил все личные записи, поскольку наследников у него не осталось, а тексты научного характера подарил какой-то своей ассистентке из тогдашней Академии.
   Владелец сферобара дребезжит смехом.
   – Этой «ассистенткой», юноша, была моя старшая сестра. Моя одряхлевшая красавица… – Он прикрывает глаза, оживляя что-то давнее, сгинувшее в прошлом. – Могу еще пощекотать твое любопытство. Я собственными глазами видел запись последних мгновений жизни старого Лба и утверждаю, что Координатор не просто «исчез», а погиб. Каким образом подобная запись оказалась у моей сестры, я не знаю, но она свято хранила все, что было связано с этим человеком. Через нее, кстати, сопляк вроде меня и смог познакомиться со знаменитым чудаком, так что не стоит преувеличивать мои заслуги в области древнего языкознания.
   – Тем не менее, ты первым изучил язык Голого Народа, – возражает юноша. – А теперь регулярно общаешься с контрабандистами на их же языке. Нужна твоя помощь, друг.
   – В качестве переводчика? У тебя что, украли декодер?
   – В качестве эксперта. Переданные шпионом материалы могут оказаться фальшивкой. Я, конечно, погонял их на своей бортовой системе, привязал документы к местности, сверил Нити маршрутов с моими картами. Вроде бы никаких неточностей… Должен признаться, что я вспомнил о тебе случайно, я ведь домой направлялся, хотел поскорее доставить информацию на базу.
   – Логический и вероятностный анализ содержания делал?
   – Внутренних противоречий тоже не выявлено.
   – В чем моя задача?
   – Чтобы ты внимательно прослушал речевые слои. Фальшь, если она есть, должна быть в чем-то неуловимом, в том, что декодеры не воспримут. Документ создан при участии большого числа звероидов. Могли ли они подобрать столько актеров среди простых операторов? Если не ошибаюсь, Голый Народ вообще не признает искусства, причем, гордится этим. Я думаю, опытное ухо такого переводчика, как ты, обязательно отловит, спектакль мне подсунули, или нет.
   Владелец сферобара откидывается на спинку кресла, прикрывает глаза и спрашивает:
   – Обстоятельства?
   – Обстоятельства вполне правдоподобны, если не наврано в отчете. Документ был добыт в одном из музеев, куда Ласковый вместе со своей стаей попал на экскурсию. Наш общий друг сумел познакомиться с первым инженером музея. Он услышал, как господин инженер хвалил стрижку господина стаевого, после чего выбрал момент, когда музейный начальник остался в одиночестве, подкрался и предложил свои услуги. Мол, это ведь он, Ласковый, стрижет стаю, мол, он готов постричь первого инженера перед отправкой домой. Ты, кстати, вряд ли знаешь, кем был мой шпион по должности. Что-то вроде парикмахера… как бы поточнее выразиться?
   Собеседник разжимает стиснутые губы:
   – В нашем языке нет точного эквивалента этому слову, но я понимаю, что ты имеешь в виду. «Выстригающий». Умелец, который выстригает в шерсти тварей знаки отличия, награды, обозначения званий, должностей, родов войск и так далее.
   – Вот-вот. Первый инженер музея, конечно, заинтересовался представившейся возможностью. Чтобы он ничего не заподозрил, Ласковый попросил в качестве оплаты привезти с родины деревянную дощечку для ухода за когтями. В общем, они легко договорились. Сразу после экскурсии инженер пришел в ангары, прямо к Ласковому в капсулу. Он пожелал, чтобы его выстригли «под стаевого», «в полном соответствии», только без наград. У тварей мода появилась – выстригаться якобы начальниками, а дома развлекаться, пугать знакомых. Обман прощается, потому что к возвращению в стаю фальшивые знаки различия полностью зарастают.
   – Я тоже имею дело со звероидами, – скупо напоминает слушатель, – и о подобных вещах знаю, так сказать, из первых лап.
   Свободный Охотник принимает упрек: он и в самом деле увлекся. Однако эта заминка не мешает ему продолжить рассказ, потому что подробности шпионской операции достойны любого слушателя. Итак…
   Пока парикмахер Ласковый трудился, превращая простого музейщика в красавца стаевого, текла неспешная беседа. Ласковый сказал, что музей в целом интересный, особенно пузыри с трофеями или, например, с древним оружием, но, к сожалению, есть и скучные места. Вот хотя бы пузырь информационной тактики, где и смотреть-то нечего. Первого инженера это, конечно, сильно задело, он даже крутиться стал на подстилке, мешать мастеру работать, и, к счастью, он оказался болтлив. Таким образом, удалось кое-что вытянуть. Первое: информация, к которой сеть музеев имеет доступ, на самом деле не столь уж секретна. Высшее командование звероидов считает ее устаревшей, не имеющей стратегического значения, и поэтому, собственно, имена архивов и комментарии было разрешено использовать в качестве экспонатов. Это означает, что закрытые архивы, которые представлены в экспозиции, защищены пассивно, только с помощью систем спецификаций и паролей. Второе: в ведении первого инженера музея находится таблица соответствия, где как раз и собраны имена закрытых архивов вместе с соответствующими им полными спецификациями. Там же указаны и пароли. Это сделано на случай, если вождям Фрагмента понадобится дезархивировать какую-нибудь информацию из музея. И третье: архивы не копируются, их можно только дезархивировать. То есть, к примеру, если бы удалось случайно отыскать нужный документ, не получится переписать его к себе, чтобы потом спокойно попытаться вскрыть. Документ нужно дезархивировать с первого раза, иначе сигнал о неудачной попытке поступит операторам Хранилища…
   – Что за информацию украл для тебя Ласковый? – вновь подает голос владелец сферобара.
   – Оперативные карты Первой Атаки.
   – Хм… Мне это ни о чем не говорит.
   – Потом объясню, позже.
   – Не надо, ненавижу войну. Ты проверил линию Реального Времени?
   – Карты – это же модель, какая там линия времени! К ним, правда, добавлена запись событий, произошедших в действительности. Вот здесь, похоже, мы имеем подлинный документ, потому что контрольный след нигде не прерван.
   – Извини, я помешал твоему рассказу.
   – Ничего, я слишком многословен, – улыбается Свободный Охотник. Откинув вуаль, он неспешно допивает оставшийся в баллончике сок. – Впрочем, рассказано почти все. Первому инженеру музея очень понравился его новый облик, и тогда Ласковый, чтобы закрепить дружбу, предложил отпраздновать отпуск на родину. Достали валериану и позволили себе слегка расслабиться. Устроили недостойную Голого Народа пьянку. В результате гость проспал начало своего последнего перед отпуском дежурства и, очнувшись, вынужден был в панике активизировать смотровые пузыри музея прямо из капсулы Ласкового, пользуясь чужой бортовой системой. После чего инженер уполз. А Ласковому ничего не оставалось, кроме как повторить уже сделанные команды, войти в музейную таблицу соответствий, вытащить полную спецификацию карт Первой Атаки, и затем спокойно дезархивировать документ к себе в бортовую память.
   – Да, эта тварь достойна уважения, – соглашается торговец. – Ты чем ему платил?
   – Валерианой, конечно, как и ты. Хотя, он и без подачек был мне предан, благодарен за то, что я его дважды спас. Мою валериану, как видишь, он для дела использовал.
   – Я получал взамен натуральную шерсть, а тебе он никчемные карты подсунул… – Владелец сферобара задумчиво гладит лысину. – Правда, теперь я понимаю, что это была за шерсть. Парикмахер, говоришь. Фу, гадость какая…
   Свободный Охотник вдруг хохочет – безудержно, по мальчишечьи звонко.
   – Ладно, – хозяин приподымается. – Отдыхать ты не желаешь. Пошли, займемся твоим документом. Заодно попробуем тебя уговорить – вдруг покажешь, какую штуковину ты придумал, чтобы «видеть» Узлы и технические Входы?
   Гость бросает прощальный взгляд сквозь прозрачную стену ячейки. Красивые девушки, радующие глаз зрителя своим искусством, были похожи друг на друга, словно появились на свет в результате клонирования. Может, и вправду здесь работают «дети Клона»? Хотя, подобные вещи никого, кроме хозяина сферобара, не касаются. Девушки взволнованы и смущены, они надеются, что легендарный герой Космоса наблюдает за их танцем. Приятно сознавать это. Здесь Неуловимого любят и ждут, именно здесь он мог бы забыться и оттаять… Но не теперь.
   В глазах гостя – тоска. Он встает следом за хозяином:
   – Ко мне, на «Универсал».
   И все было бы хорошо…


   …но вот же не везет!
   В Узле слияния новая встреча, теперь – с целой вереницей тварей. Конфигурация капсул незнакома. То ли звероиды сами, наконец, начали хоть что-то производить, то ли окончательно разграбили гипархат Транспорта. Размышлять некогда: цепочка врагов в полном составе за спиной. Бить издалека они не решатся, потому что каждый не попавший в цель импульс пойдет гулять по Тоннелю, пока не разнесет ближайший Вход-Для-Всех или не наткнется на другую жертву. Тем более, что эти Фрагменты, судя по всему, давно и прочно контролируются тварями.
   Вечный вопрос: есть ли у вас карта, мохноухие? Не Полная, конечно, но хотя бы осколочек. Сейчас ответ будет получен: прямо по курсу очередной Узел. Разветвляемся, делаем трехузловую петлю, наплевав на всякую безопасность движения, и смотрим. Часть врагов успела перестроиться, повторив фигуру в точности. Зато оставшаяся часть оказалась впереди, мало того, висит в зоне прямого удара. Бей наотмашь, как в тренировочной камере. Сфокусируй «боевую призму», дай чуть-чуть энергии – и нет одного, аккуратно разложен по спектру. Потом нет второго, третьего… Впереди – сплошная пелена, сверкающая всеми красками сразу. Красиво.
   Те, которые сзади, не выдерживают, также включают призматические рассеиватели, пытаясь поймать в фокус мчащийся по волноводу квант, и добивают своих же, потому что наглый «Универсал» уже свернул в очередном Узле. Неужели отстали? Да, пусто. Неужели можно расслабиться?
   Система безопасности информирует: Узел слияния занят, пропустить поток. Невероятно. Бывает, самый замысловатый маршрут одолеешь, и никого не встретишь. Метро ведь быстро умирает, человеческой жизни вполне достаточно, чтобы увидеть это, но здесь происходит что-то странное… Впереди тоже враги, нет сомнений. Лучше притормозить. Аварийно, до полной остановки. Остановиться и успокоиться. Выждать. Пусть они мирно скользят, куда им нужно, пусть растворятся в сплетении Тоннелей, а мы придержим нашу благородную ярость до лучших времен…
   Свободный Охотник тормозит – до полной остановки. Он возвращает управление лоцман-системе, восстанавливая прерванную Нить перемещений по Узлам. Оптимальный маршрут рассчитан заранее, двухмерный индекс конечной точки давным-давно загружен в память. Автоматика будет старательно вести корабль по Тоннелям, тщательно преодолевать искривления Узлов, и герою-воину останется одно – не терять бдительности.
   И все-таки, что происходит? Враг будто преследует неуловимый корабль. Сначала в старом Депо – окружили, набросились стаей, едва не сожрали. С тех пор по всем маршрутам, куда ни сунься, обязательно наткнешься на капсулы тварей. Случайность? Или прихоть тех азартных сверхсуществ, по воле которых совершается любое движение в этом мире?


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Поделиться ссылкой на выделенное