Николай Чуковский.

Водители фрегатов

(страница 6 из 39)

скачать книгу бесплатно

   Впрочем, к морякам новокаледонцы относились без всякого любопытства. Никогда не заговаривали первые, не звали их к себе, не подъезжали к кораблю и ничего не пытались выменять или украсть. Когда путешественники бродили по острову, их сопровождали только дети. Мальчики целыми толпами ходили за Форстером, потому что Форстер стрелял попугаев. Выстрелы их нисколько не страшили.
   Кук занес на карту все восточное побережье Новой Каледонии, дал названия мысам и заливам и вышел в открытое море.


   18 октября 1774 года «Решение» снова бросило якорь в проливе Кука. Кук был в Новой Зеландии почти год назад. Как здесь все изменилось за время его отсутствия! Берега пролива опустели. Там, где раньше были деревни, остались только грязные пепелища, уже зарастающие травой. А те несколько семейств, которые продолжали еще обитать в этом опустелом краю, старательно избегали встреч с моряками. Едва англичане высаживались на берег, как новозеландцы скрывались в лесах.
   Кук, не знавший, что произошло с «Отвагой», удивлялся этой странной недоверчивости людей, так дружественно относившихся к нему в его прошлый приезд. Он поймал двух молодых воинов, силой привез их на корабль и стал расспрашивать, что произошло в его отсутствие. Но новозеландцы были несловоохотливы, бормотали что-то невнятное, уверяли, что они ни в чем не виноваты, и Куку пришлось отпустить их, ничего не добившись.
   «Домой!» – вздыхали матросы, утомленные двухлетним плаванием. «Домой!» – скрипели ванты, истрепанные за долгую службу. «Домой! Домой!» – шумели грязные, заплатанные паруса.
   Кук тоже устал и постарел за это путешествие. Посоветовавшись с офицерами, он через неделю покинул Новую Зеландию и отправился в Англию, избрав путь мимо мыса Горн. 30 июля 1775 года «Решение» прибыло на родину, обойдя вокруг света.



   После второго путешествия Кук решил отдохнуть. Ему шел уже сорок девятый год, он довольно поплавал по морям.
   И вот, пожертвовав почти все свои деньги, полученные из Адмиралтейства, на постройку общежития для престарелых моряков, он поселился в маленьком городке Гринвиче и занялся астрономией.
   Но он недолго оставался в бездействии.
   Весной 1776 года его вызвал к себе граф Сэндвич, первый лорд Адмиралтейства.
   – Кук, – сказал он, – вам придется еще раз совершить кругосветное путешествие. Адмиралтейство решило послать вас в новое плавание. Вы должны попробовать отыскать Северо-Западный проход со стороны Тихого океана.
   О существовании Северо-Западного прохода европейские ученые тех времен спорили так же много, как о существовании Южного материка.
   Защитники существования Северо-Западного прохода утверждали, что это пролив, который проходит через Северную Америку и соединяет Атлантический океан с Тихим.
   Предполагаемый пролив называли Северо-Западным потому, что надеялись найти его на северо-западе от Европы.
   Никто никогда этого пролива не видел, и тем не менее многие верили в его существование.
   Европейским купцам XVIII века, для того чтобы попасть в Индию, в Китай, в Японию, приходилось обходить кругом либо всю Африку, либо всю Южную Америку.
А это намного удлиняло путь и удорожало плавание. Открытие Северо-Западного прохода дало бы возможность кораблям проникать кратчайшим путем из Европы во все страны Дальнего Востока.
   Много уже кораблей пыталось найти этот проход. Но все они искали его со стороны Атлантического океана. И не нашли.
   – Надо попытать счастья со стороны Тихого океана, – сказал граф Сэндвич Куку. – Вам придется проплыть вдоль всего западного побережья Северной Америки. Это совсем неисследованная область. Там еще не был ни один путешественник. В Плимутской гавани вас уже ждут два корабля. Ну что ж, согласны?
   – Согласен, – ответил Кук. – Но у меня к Адмиралтейству есть просьба.
   – Какая? – спросил граф Сэндвич.
   – Я прошу дать мне стадо овец.
   Граф Сэндвич удивился.
   – Стадо овец?
   – Да. Голов пятнадцать – двадцать.
   – Зачем вам овцы?
   – Я хочу свезти их в подарок таитянам и новозеландцам. Этих бедных людей нужно обучить скотоводству. Если овцы размножатся на их островах, туземцы разбогатеют. Скотоводство – лучший способ борьбы с людоедством. У новозеландцев нет никаких домашних животных, кроме собак. Земля у них плодороднейшая, но они не умеют ни пахать, ни сеять. Постоянный голод висит над всей страной. Голод натравливает их друг на друга, голод учит их съедать убитых врагов. Если бы мы привезли им овец…
   – Вы служите его величеству королю, капитан, а правительство его величества не желает делать подарки новозеландцам, которые съели матросов капитана Фюрно.
   – В таком случае я куплю овец на свои собственные деньги, – сказал Кук.
   – Пожалуйста, – холодно ответил граф Сэндвич. – Это ваше личное дело.


   12 июля 1776 года Кук вышел в море из Плимутского порта на своем милом старом «Решении».
   Второй корабль, данный ему вместо выбывшей из строя «Отваги», назывался «Открытием». Им командовал капитан Кларк.
   Но «Открытию» не удалось вовремя приготовиться в путь, и «Решение» ушло одно. Кук обещал капитану Кларку подождать его у мыса Доброй Надежды.
   Граф Сэндвич стоял на берегу, окруженный чинами управления порта и своими адъютантами. Ветер сдувал пудру с завитых париков. Граф Сэндвич следил через подзорную трубу за уходящим судном. Там все было в порядке. Чисто вымытая палуба сверкала на солнце.
   Но, едва берег скрылся из виду, на палубе «Решения» была воздвигнута деревянная загородка. Кук сам следил за ее постройкой. Получилось нечто вроде небольшого загона для скота. И матросы втащили в этот загон одиннадцать овец лучших английских пород и четырех круторогих баранов.
   Дни проходили за днями, и «Решение» быстро двигалось к югу. Берега Португалии остались позади, и в ясную погоду с левого борта можно было видеть синюю полоску берегов Африки. Кук торопился к мысу Доброй Надежды.
   В пути он сделал всего одну остановку – у острова Тенериф. Испанцы, жившие на острове и занимавшиеся виноделием, были поражены: они впервые видели судно, зашедшее к ним не за вином, а за сеном.
   Покинув Тенериф, [4 - Теперь – Тенерифе.] Кук, пользуясь попутным ветром, на всех парусах помчался к мысу Доброй Надежды. Команда была весела и здорова, овцы толстели.
   18 октября «Решение» бросило якорь в Столовой бухте, возле мыса Доброй Надежды, в гавани города Капштадта. Здесь мореплавателям предстоял долгий отдых. Они должны были дождаться «Открытия», которое только 1 августа вышло из Англии.
   Мыс Доброй Надежды – самый южный мыс Африки – в те времена принадлежал Голландии. Все корабли, направлявшиеся из Европы в Индию, проходили мимо мыса Доброй Надежды, и Голландия держала этот важнейший морской путь в своих руках.
   Южная Африка – степная страна. Степи начинались сразу за городом и тянулись на тысячи километров к северу. В этих степях бродили запуганные голландцами племена бушменов. Бушмены обкрадывали птичьи гнезда, поедали лягушек и вымазывали наконечники своих стрел ядом маленьких черных змеек. При виде европейцев они разбегались и прятались в глубоких земляных норах.
   Когда якорь был брошен, Кук съехал на берег и отправился к голландскому губернатору.
   Губернатор дал ему бумагу, украшенную разноцветными печатями, в которой говорилось, что английскому капитану Джемсу Куку разрешается пасти своих овец на пастбищах вокруг города Капштадта.
   Кук был доволен. Он давно уже мечтал покормить свое стадо свежей травой.
   А тем временем он прикупал съестные припасы, рассматривал старые карты и не торопясь готовился к дальнейшему плаванию. Матросы получили двухмесячное жалованье и разбрелись по городу. Офицерам к обеду выдавалась лишняя бутылка вина. Естествоиспытатель доктор Андерсон чистил свои инструменты для набивки чучел и ловил на палубе африканских бабочек.
   Так прошел месяц.
   И вдруг в каюту капитана вбежал лейтенант Кинг.
   – Сэр, овцы исчезли! – крикнул он.
   Кук, взволнованный, сейчас же съехал на берег и тут только узнал, что произошло.
   Накануне вечером два солдата, сторожившие стадо, мирно сидели у костра и курили трубки. Яркие звезды, небывало высокие травы нисколько не интересовали их. Они привыкли и не к таким чудесам во время своих скитаний по белу свету вместе с капитаном Куком.
   Нет, они говорили о далекой Англии, где остались их жены и дети, которых они видят так редко. Рядом, сбившись в кучу, спали овцы со связанными передними ногами.
   К полуночи солдат стала одолевать дремота. Они уже собирались разлечься на траве, как вдруг услышали далекий стук копыт. Огромная зарница озарила полнеба, и на вершине соседнего холма они увидели четырех всадников, скачущих прямо к костру. Длинные ружья торчали у них из-за плеч.
   «Разбойники!» – подумали солдаты.
   Англичане, съезжая на берег, должны были, по распоряжению голландцев, оставлять свое оружие на корабле. А как они, безоружные, будут защищаться от четырех вооруженных всадников?
   Топот копыт приближался.
   – Стой! Кто идет? – крикнул один из солдат.
   Длинная петля лассо обхватила обоих пастухов и сбила их с ног. Всадники спешились и молча связали англичан, положив одного на другого, как кусок сыра на ломоть хлеба. Затем распутали овцам ноги, сели на коней и умчались в степь, гоня перед собой все стадо.
   Только на рассвете несчастным солдатам удалось освободиться. Они побрели в порт и донесли обо всем своему начальству.
   Кук, встревоженный и возмущенный, снова поехал к губернатору. Губернатор встретил его официально и недружелюбно. Он не любил англичан; он знал, что они хотят завладеть голландскими колониями в Южной Африке.
   – Это меня не касается, – сказал он. – Обратитесь к начальнику полиции.
   Начальник полиции был вторым после губернатора лицом в колонии и собирался в будущем занять его должность. Выслушав английского капитана, он сухо обещал ему свое содействие. Но Кук понял, что ему нечего надеяться на помощь властей.
   Он был в отчаянии.
   А тут как раз прибыло «Открытие», истрепанное в Атлантическом океане бурей, и Куку пришлось на время отложить поиски украденного стада – он должен был распорядиться ремонтом.
   Капитан Кларк, бывавший в этих местах (он служил лейтенантом на «Отваге» под командой капитана Фюрно), утверждал, что грабители пользуются покровительством самого губернатора.
   – Вас ограбили здешние рабовладельцы, – говорил он. – Им не хватает своего скота, и вот они решили воспользоваться вашим. Такие набеги тут в порядке вещей. Вступать в борьбу с рабовладельцами невозможно. Все начальство на их стороне. Есть, пожалуй, одно неплохое средство…
   – Какое? – спросил Кук.
   – Найти воров, которые за умеренную плату согласились бы украсть у грабителей ваших овец.
   Это действительно был единственный правильный путь. И Куку не пришлось даже разыскивать желающих взяться за такое дело – они нашлись сами.
   Случилось это вот как. Вечером того же дня, перед заходом солнца, Кук нанял фиакр и поехал к одному голландскому купцу, доставившему ему полтонны морских сухарей. Кук расплатился с купцом, вышел на улицу и уже собирался вскочить в фиакр, как вдруг в воротах соседнего дома увидел старуху негритянку, которая делала ему какие-то таинственные знаки.
   Кук пошел за ней.
   Она ввела его во двор и протянула ему замусоленный клочок бумажки, на котором свинцовым карандашом были нацарапаны какие-то каракули.
   После долгих стараний Куку удалось прочесть:

   Сэр! Мы знаем, где ваши овцы. Готовы на все. Недорого. Знаете пустырь за казармой? Приходите сегодня в 11 часов вечера.
   Ваши доброжелатели, обиженные судьбой.

   Кук поднял глаза, но старухи уже не было.
   В назначенное время он пробирался в темноте по кривым окраинным уличкам города. Город спал, и только в кабаках, освещенных сальными свечами, шумели матросы.
   Вот наконец и мрачное кирпичное здание казармы. Часовой спит, опершись на длинное ружье. Кук обошел казарму вокруг и вышел на пустырь. Сюда свозился мусор со всего города и сжигался здесь в специально вырытых ямах. Кук подошел к одному из костров и остановился.
   Ждать ему пришлось недолго.
   Из зарослей исполинского чертополоха, оглядываясь по сторонам, вылезли три мрачные фигуры. Кук понял, что это и есть его «доброжелатели».
   Доброжелатели оказались довольно пестрой компанией: белый, негр и мулат. Белый носил рваные военные брюки английского покроя, заплатанный синий жилет и широкополую войлочную шляпу. Кук сразу понял, что это беглый английский солдат. Мулат был желт, как воск, и лихо закручивал свои франтоватые черные усы. На нем не было ничего, кроме грязных парусиновых штанов. Негр стоял в стороне, вращая белками. Шесть разноцветных босых ног бесстрашно попирали горячую пыль, усеянную колючками чертополоха.
   – Мы слышали о вашем несчастье, сэр, – начал белый, обращаясь к Куку. – Мы вам сочувствуем от всей души. Мы даже готовы помочь вам – конечно, если вы… Скажу прямо, сэр, – а по-моему, настоящие джентльмены, вроде нас с вами, должны всегда говорить прямо, – мы беремся этой же ночью доставить вам ваших овец. Но вы должны вознаградить нас.
   – Как же вы достанете моих овец? – спросил Кук.
   – Не тревожьтесь, сэр. Нет такого замка, который мы не могли бы взломать. Нет такого забора, через который мы не могли бы перепрыгнуть. Нет такой сторожевой собаки, которую мы не могли бы отравить. Правду я говорю, ребята?
   Мулат кивнул головой.
   – Сколько вы хотите за доставку моих овец? – спросил Кук.
   Вор расставил ноги, сдвинул шляпу на лоб и почесал затылок.
   – По три гульдена на брата, – наконец вымолвил он. – Только для вас, с другого бы втрое взяли.
   – Согласен, – сказал Кук.
   – Дайте задаток.
   – Задатка не дам, – возразил Кук. – Когда приведете овец, получите деньги.
   – Ладно. Через три часа будем в порту с вашим стадом. По рукам!
   И три разноцветные руки протянулись к нему.
   Кук крепко пожал протянутые руки.
   На следующий день, 30 ноября, «Решение» и «Открытие» на всех парусах неслись по Индийскому океану. По палубе «Решения», окруженные деревянной загородкой, мирно бродили овцы и бараны.


   Омай – тот самый таитянин Омай, которого капитан Фюрно привез с собой в Англию, – теперь возвращался вместе с Куком к себе на родину. При английском дворе он имел шумный успех. Сам король подарил ему красный камзол.
   – Ах, какой он забавный! – восклицали дамы, глядя, как он засовывает руку в общее блюдо и, набив полный рот, тщательно облизывает коричневые пальцы.
   Омай скалил зубы, перескакивая через стулья, и то и дело наступал на шлейфы. Его восхищало решительно все: дилижансы, вина, мостовые, коровы, соборы и генеральские мундиры. Он был самым счастливым человеком в Великобритании.
   Но он стал еще счастливее, когда снова очутился на корабле и понял, что едет домой, на Таити.
   Но вот мыс Доброй Надежды остался позади. «Решение» и «Открытие» направились прямо к Тасмании.
   Тасмания – большой остров, расположенный к югу от Австралии. Она была открыта еще в начале XVII века голландским путешественником Тасманом, но с тех пор ни одно европейское судно не посетило ее, кроме «Отваги», прошедшей возле ее берегов во время своего несчастного плавания от Новой Зеландии к мысу Доброй Надежды.
   Корабли медленно плыли мимо покрытых густым лесом холмов этой неведомой страны. Кук заносил на карту каждый изгиб берега. Он искал бухты, чтобы остановиться, нарубить дров, накосить сена, запастись водой.
   Вот наконец берег круто свернул к северу. Какая удобная гавань! Кук отметил ее на карте и приказал бросить якорь.
   На берег отправилась целая экспедиция – дровосеки с топорами и пилами, косари с косами, фуражиры с бочками для пресной воды и рота вооруженных солдат. Кук тоже поехал с ними, захватив с собою Омая и доктора Андерсона.
   Трава оказалась отличная, вода – вкусная, деревья – высокие, хоть мачты делай из них, и Кук не мог налюбоваться этой прекрасной страной. Скоро появились и ее обитатели. Это были черные люди, истощенные постоянными голодовками. Одежды они не знали никакой, не носили даже тряпочек вокруг бедер. У женщин на спинах болтались большие мешки из кенгуровой кожи, в которых сидели курчавые ребятишки.
   Все эти люди столпились вокруг косарей и следили за работой, но в их глазах не было заметно ни удивления, ни любопытства.
   Кук дал тасманийцам несколько ниточек бус, которые так восхищали таитян и новозеландцев, но они брали их безучастно, не знали, что с ними делать, и бросали на землю.
   Скоро дровосеки наткнулись на жилье этих людей. Оказалось, они не умели строить даже шалашей, даже землянок не умели выкопать, а жили в больших дуплах, которые выжигали кострами в стволах гигантских эвкалиптов.
   Омай был удручен нищетой этого народа, населяющего такую прекрасную страну.
   – Бедные, бедные! – говорил он, качая головой. – У них нет ни луков, ни копий. Им, верно, приходится есть одних червей да улиток. Недаром они такие тощие.
   – Нет, ты ошибаешься, – сказал Кук. – Гляди, вон у того лохматого – копье.
   Действительно, один из тасманийцев держал в руке длинную палку с обточенным концом. Он весьма воинственно потрясал ею и, видимо, нагонял страх на своих сородичей. Кук подошел к этому тасманийцу и знаками объяснил ему, что хочет посмотреть, как он швыряет копье. Тот почти сразу понял, чего от него хотят, показал Куку растущий у воды куст и швырнул в него свою палку. Но палка три раза перевернулась в воздухе и упала на песок в десяти шагах от куста.
   – О-хо-хо! – засмеялся Омай. – Да у нас двухлетние дети швыряют копья лучше, чем ты. Хочешь посмотреть, что такое настоящее оружие?
   И, раньше чем Кук успел произнести хоть слово, хвастливый и пылкий Омай зарядил свое ружье и оглушительно выстрелил в небо. Трах-тах-тах-тах! – грянул выстрел. Трах-тах-тах-тах! – ответило лесное эхо.
   Тасманийцы, все как один, грохнулись ничком на землю. Потом разом вскочили на ноги и пустились наутек.


   Покинув Тасманию, наши путешественники поплыли дальше на запад и 12 февраля 1777 года увидели берег Новой Зеландии. Два дня спустя корабли стали на якорь в проливе Кука. Четвертый раз Кук посещал эти места и хорошо знал каждую отмель, каждый камень и риф.
   Берега были снова густо заселены. Всюду, куда ни кинешь взор, торчали островерхие шалаши новозеландцев. На прибрежном песке лежало множество пирог.
   Увидев корабли, новозеландцы пришли в смятение. Они были уверены, что англичане станут мстить им за своих съеденных соотечественников. Особенно их напугал Омай, которого они видели на «Отваге» вместе с капитаном Фюрно. Уж он-то непременно будет уговаривать Кука истребить всех береговых жителей.
   В этом они не ошиблись. Омай сразу узнал их и кричал, потрясая кулаками:
   – Горе вам, горе, злодеи! Тряситесь от страха! Пришел ваш последний час! Мы не щадим никого!
   Он советовал Куку сначала разрушить деревни пушечными ядрами, а потом поджечь окрестные леса. Большинство офицеров и даже сам капитан Кларк считали совет Омая весьма благоразумным и ожидали, что Кук по крайней мере прикажет туземцам выдать зачинщиков убийства.
   Но у Кука были совсем другие планы. «Чего я достигну, – думал он, – застрелив несколько человек и доказав им преимущество огнестрельного оружия над луками и копьями? Я только разожгу в них ненависть к нам. Разве после такой расправы мне удастся приучить их к овцеводству? Нет, они так навсегда и останутся людоедами!»
   Кук твердо решил раздать своих овец новозеландским вождям и поэтому сразу объявил всем своим подчиненным, что отказывается от всякой мести.
   На берегу реки против кораблей он разложил самые заманчивые для новозеландцев товары: бусы, красные ткани, топоры и ножи и, стоя на высоком пне, знаками предлагал туземцам приступить к мене.
   Первые два дня новозеландцы не решались подойти к этому месту ближе чем на полмили. Но мало-помалу, ободренные миролюбивым видом англичан, они стали вылезать из лесов, таща на головах корзины с рыбой. Не доходя двадцати шагов до склада товаров, они останавливались и что-то хором кричали, размахивая руками. Потом подходили и спокойно обменивали рыбу на ткани и топоры.
   Кук с помощью Омая в конце концов понял, о чем кричат новозеландцы.
   – Не мы убивали твоих братьев, – старались они убедить Кука. – Их убил Кагура, кровожадный Кагура, могучий Кагура! Убей Кагуру, и твои братья будут отомщены!
   Кук попросил Омая узнать у новозеландцев, кто такой Кагура. На другой день Омай рассказал ему, что Кагура – могучий, бесстрашный, свирепый вождь, владеющий всей этой местностью. Его боятся и ненавидят.
   Они даже тайком шептали Омаю, что Кук доставит им большую радость, если убьет Кагуру. Омай спросил, почему они сами не убьют своего ненавистного владыку, но те в страхе рассказывали ему, что вот уж пятнадцать лет Кагура правит всей страной и никому еще не удалось убить его.
   – Убей Кагуру, – советовал Куку Омай. – Хочешь, я помогу тебе найти его?
   – Найди его, Омай, непременно найди, – отвечал Кук. – Мне так нужен Кагура.
   Но Кук хотел видеть Кагуру совсем не для того, чтобы убить его. Напротив, Кук хотел с ним подружиться.
   «Если я отдам своих овец этим жалким рыболовам, – думал он, – их тотчас же украдут у них и убьют. А могущественный вождь, вроде Кагуры, получив овец, сумеет сохранить свою собственность».
   Как-то утром Куку передали, что страшный Кагура стоит на берегу и хочет с ним повидаться. Кук сейчас же сел в шлюпку и поехал навстречу к своему нежданному гостю.
   Кагура был высок, широкоплеч и мускулист. Все его тело было покрыто пестрой, как павлинье перо, татуировкой, – красные, лиловые и золотые узоры расползались по его спине, по лицу, по плечам, по животу, по бедрам. В руке он держал длинное древко копья, на которое был насажен стальной топор английского производства.
   Увидев Кука, Кагура сделал несколько шагов ему навстречу.
   – Здравствуй, великий вождь! – сказал Кук.
   – Здравствуй, великий вождь! – сказал Кагура. – Посмотри, какой я тебе приготовил подарок.
   Восемнадцать носильщиков поставили перед Куком девять корзин, доверху наполненных рыбой.
   – Идем со мной, Кагура, – сказал Кук. – Я хочу угостить тебя в своем плавучем доме. Там я дам тебе столько всякого добра, что ты станешь самым богатым человеком во всей стране.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Поделиться ссылкой на выделенное