Саша Черный.

Детский остров

(страница 2 из 2)

скачать книгу бесплатно



     «Мур! умыться бы не грех…»
     Вместо мыла – язычок,
     Кот свернулся на бочок
     И давай лизать свой мех!
     Просто смех!


     А умывшись, в кухню шмыг;
     Скажет «здравствуйте» метле
     И пошарит на столе:
     Где вчерашний жирный сиг?
     Съел бы вмиг!


     Насмотрелся да во двор –
     Зашипел на индюка,
     Пролетел вдоль чердака
     И, разрыв в помойке сор, –
     На забор!…


     В доме встали. Кот к окну:
     «Мур! на ветке шесть ворон!»
     Хвост забился, когти вон,
     Смотрит кот наш в вышину –
     На сосну.


     Убежал, разинув рот…
     Только к вечеру домой,
     Весь в царапках, злой, хромой.
     Долго точит когти кот
     О комод…


     Ночь. Кот тронет лапкой дверь,
     Проберется в коридор
     И сидит в углу, как вор.
     Тише, мыши! здесь теперь
     Страшный зверь!


     Нет мышей… кот сел на стул
     И зевает: «Где б прилечь?»
     Тихо прыгнул он на печь,
     Затянул «мурлы», вздохнул
     И заснул.

 ****
 1913



     Еж забрался в дом из леса!
     Утром мы его нашли –
     Он сидел в углу за печкой
     И чихал в густой пыли.
     Подошли мы – он свернулся.
     Ишь как иглами оброс.
     Через пять минут очнулся,
     Лапки высунул и нос.
     Почему ты к нам забрался –
     Мы не спросим, ты пойми:
     Со своими ли подрался,
     Захотел ли жить с людьми…
     Поживи… у нас неплохо.
     Только раньше уговор:
     Будешь ты чертополохом
     Называться с этих пор!
     Ты не должен драться с кошкой
     И влезать к нам на кровать,
     Потому что ты колючий,
     Можешь кожу ободрать…
     За день будешь получать ты
     По три блюдца молока,
     А по праздникам – ватрушку
     И четыре червяка.
     Днем играть ты должен с нами,
     По ночам – ловить мышей,
     Заболеешь – скажем маме,
     Смажем иодом до ушей.
     Вот и все, теперь подумай.
     Целый день ведь впереди…
     Если хочешь – оставайся,
     А не хочешь – уходи!

 ****
 1921



     Хвост косичкой,
     Ножки – спички,
     Оттопырил вниз губу…
     Весь пушистый, золотистый,
     С белой звездочкой на лбу.
     Юбку, палку,
     Клок мочалки –
     Что ни видит, все сосет.
     Ходит сзади тети нади,
     Жучку дразнит у ворот.


     Выйдет в поле –
     Вот раздолье!
     Долго смотрит вдаль и вдруг
     Взвизгнет свинкой,
     Вскинет спинкой
     И галопом к маме в луг.

 ****
 1921



     «Отчего ты, мартышка, грустна
     И прижала к решетке головку?
     Может быть, ты больна?
     Хочешь сладкую скушать морковку?»


     – «Я грустна оттого,
     Что сижу я, как пленница, в клетке.
     Ни подруг, ни родных – никого
     На зеленой развесистой ветке.


     В африканских лесах я жила,
     В теплых солнечных странах;
     Целый день, как юла,
     Я качалась на гибких лианах…


     И подруги качались мои –
     Стаи вечно веселых мартышек –
     Коротали беспечные дни
     Средь раскидистых пальмовых вышек.


     Каждый камень мне был там знаком,
     Мы ходили гурьбой к водопою,
     В бегемотов бросали песком
     И слонов обливали водою…


     Здесь и холод и грязь,
     Злые люди и крепкие дверцы…
     Целый день, и тоскуя и злясь,
     Свой тюфяк прижимаю я к сердцу.


     Люди в ноздри пускают мне дым,
     Тычут палкой, хохочут нахально…
     Что я сделала им?
     Я – кротка и печальна.


     Ты добрей их, ты дал мне морковь,
     Дал мне свежую воду, –
     Отодвинь у решетки засов,
     Отпусти на свободу…»


     – «Бедный зверь мой, куда ты уйдешь?
     Там на улице ветер и вьюга.
     В переулке в сугробе заснешь,
     Не увидев горячего юга…


     Потерпи до весны лишь, я сам
     Выкуп дам за тебя – и уедем
     К африканским веселым лесам,
     К чернокожим соседям.


     **********


     А пока ты укройся теплей
     И усни.
Пусть во сне хоть приснится
     Ширь родных кукурузных полей
     И мартышек веселые лица…»

 ****
 1920



     – У кого ты заказывал, Попочка, фрак?
     – Ду-рак!
     – А кто красил тебе колпак?
     – Ду-ррак!
     – Фу, какой ты чудак!
     – Ду-рррак!
     Скучно Попочке в клетке, круглой беседке.
     Высунул толстенький черный язык,
     Словно клык…
     Щелкнул,
     Зацепился когтями за прутья,
     Изорвал бумажку в лоскутья
     И повис – вниз головой.
     Вон он какой!

 ****
 1921



     Пришла во двор корова:
     – Му! я здорова,
     Раздуты бока, –
     Кому молока? -
     Прибежал теленок.
     Совсем ребенок:
     Лбом вперед,
     Мордой в живот,
     Ножками пляшет,
     Хвостиком машет…
     Сосет!
     То мимо, то в рот.
     Недовольна корова,
     Обернулась к нему
     И смотрит сурово:
     – Му-у!
     Куда ты спешишь,
     Глупыш?…

 ****
 1921



     «Ну-ка, дети!
     Кто храбрее всех на свете?»
     Так и знал – в ответ все хором нараспев:
     «Лев!»
     – «Лев? ха-ха… легко быть храбрым,
     Если лапы шире швабры,
     Нет, ни лев, ни слон… храбрее всех малыш –
     Мышь!
     Сам вчера я видел чудо,
     Как мышонок влез на блюдо
     И у носа спящей кошки
     Не спеша поел все крошки.
     Что!»

 ****
 1921




     Баю-бай! Васик–бай!
     Ты, собачка, не лай!
     Ты, бычок, не мычи!
     Ты медведь, не рычи!
     Волк, миленький, не вой,
     Петушок, дружок, не пой!
     Все должны теперь молчать:
     Васик хочет спать…


     Баю-бай! Васик-бай!
     Ножками не болтай,
     Глазками не моргай,
     Смеяться не надо,
     Ладушко-ладо!
     Спи, толстый мой голыш…
     Мухи, кыш! мухи, кыш!
     Не сметь его кусать –
     Васик хочет спать…


     Баю-бай! Васик-бай!
     Жил в зверинце попугай,
     Зеленый и гладкий,
     На желтой подкладке.
     Все кричал он и кричал,
     Все не спал он и не спал.
     Прибежал вдруг котик,
     Прыгнул на животик,
     Баю-баю-баю –
     И съел попугая…


     Раз-два-три-четыре-пять!
     Пузырей не пускать!
     Спать!…
     А не то нашлепаю!

 ****
 1921



     Начинается постройка!
     Не смеяться, не дышать!
     Двери – двойки, сени – тройки…
     Стоп! упал, так стой опять.
     В уголке швейцар на койке –
     На семерке будет спать.


     Милый, славный… не вались!
     В первой комнате валеты,
     Фу-ты, ну-ты, как одеты!
     Шляпа вверх и шляпа вниз,
     Вдоль по стеночкам карниз
     Из четверок и пятерок.
     Не шататься! я вам дам!
     Дальше – ширмы из шестерок:
     Это ванная для дам.


     Короли пусть спят в столовой.
     Больше негде – только тут.
     Дама пик и туз бубновый
     На веранде кофе пьют.
     Дети? нет у них детей,
     Ни детей, ни птиц, ни кошек…
     Это дырки для окошек,
     Это спальня для гостей.


     С новосельем! бим и бом!…
     Дом готов. Еще на крыше
     Надо две трубы повыше.
     Не дрожи, голубчик дом!
     Не качайся, ради бога…
     Ни, ни, ни! еще немного…
     Ах!
     Зашатался на углах,
     Перегнулся, пошатнулся
     И на скатерть кувырком, –
     Вот так дом…

 ****
 1921



     В стекла смотрит месяц красный,
     Все ушли – и я один.
     И отлично! и прекрасно!
     Очень ясно:
     Я храбрее всех мужчин.


     С кошкой Мур, на месяц глядя,
     Мы взобрались на кровать:
     Месяц – брат наш, ветер – дядя,
     Вот так дядя!
     Звезды – сестры, небо – мать…
     Буду петь я громко–громко!


     Буду громко-громко петь,
     Чтоб из печки сквозь потемки
     На тесемке
     Не спустился к нам медведь…


     Не боюсь ни крыс, ни буки, –
     Кочергою в нос его!
     Ни хромого черта клуки,
     Ни гадюки –
     Никого и ничего!


     В небе тучка, как ягненок
     В завитушках, в завитках.
     Я не мальчик, я слоненок,
     Я тигренок,
     Задремавший в камышах…


     Жду и жду я, жду напрасно –
     Колокольчик онемел…
     Месяц, брат мой, месяц красный,
     Месяц ясный,
     Отчего ты побледнел?

 ****
 1921



     Зеленеют все опушки,
     Зеленеет пруд.
     А зеленые лягушки
     Песенку поют.


     Елка – сноп зеленых свечек,
     Мох – зеленый пол.
     И зелененький кузнечик
     Песенку завел…


     Над зеленой крышей дома
     Спит зеленый дуб.
     Два зелененькие гнома
     Сели между труб.


     И, сорвав зеленый листик,
     Шепчет младший гном:
     «Видишь? рыжий гимназистик
     Ходит под окном.


     Отчего он не зеленый?
     Май теперь ведь… май!»
     Старший гном зевает сонно:
     «Цыц! не приставай».

 ****
 1921



     Ах, сколько на свете детей!
     Как звезд на небесном челе…
     По всей необъятной земле
     Кружатся, как стаи чижей…


     Япончата,
     Китайчата,
     Англичане и французы,
     Узкоглазые тунгузы,
     Итальянцы и испанцы,
     Арапчата, негритята,
     Португальцы, –
     Перебрали мы все пальцы,
     На ногах еще ведь есть,
     Да не стоит – всех не счесть.


     Все любят сласти, игры и сказки,
     Все лепят и строят – подумай, дружок.
     У каждого ясные детские глазки.
     И каждый смеется и свищет в свисток.


     Ах, когда б собрать всех вместе,
     Верст на двести
     Растянулся б хоровод…


     Завртеться б, закружиться,
     Сразу всем остановиться,
     Отдышаться всем на миг –
     И поднять веселый крик.


     Птицы б с веток все слетели,
     Солнце б дрогнуло вверху,
     Муравьи б удрали в щели,
     Ветер спрятался б во мху.

 ****
 1921




     Гиена такая мерзкая.
     Морда у нее дерзкая,
     Шерсть на загривке торчком,
     Спина – сучком,
     По бокам (для чего – непонятно)
     Ржавые пятна,
     Живот – грязный и лысый,
     Ткнется в решетку – хвост у ноги,
     Глаза – как у бабы яги.


     А мне ее жалко…
     Разве ей не обидно?
     Даже моль, даже галка
     Симпатична и миловидна.
     Мне объяснила невеста дядиволодина,
     Тетя Аглая:
     «Почему она злая?
     Потому что уродина».

 ****
 1928



     У бедной куколки грипп:
     В правом плечике скрип,
     Расклеились букли, –
     Что дать моей кукле?
     Ромашки
     Из маминой чашки?
     Не пьет…
     Все обратно течет.
     Собачьей серы
     В ложке мадеры?
     Опять выливается.
     Прямо сердце мое разрывается!
     Всыплю сквозь дырку в висок
     Сухой порошок:
     Хинин –
     Аспирин –
     Антикуклин…
     И заткну ей ваткой.
     А вдруг у нее лихорадка?
     Где наш термометр?
     Заперт в буфете.
     Поставлю барометр…
     Зажмурь реснички.
     «Жил-был дед и корова»…
     Спи, грипповая птичка!
     Завтра будешь здорова.

 ****
 1931



     Ты видел, мой мальчик, осленка
     На ферме у старой сосны,
     Где утром заливисто – звонко
     Горланит петух со стены?


     Стоит он, расставив копытца,
     Мохнатый, серьезный малыш,
     И, вскинувши уши, косится
     На глухо шипящий камыш.


     Оса ли завьется над мордой,
     Густые реснички мигнут
     И хвостик, упругий и твердый,
     Взволнованно щелкнет, как прут.


     Девчонка, чуть дольше наперстка,
     Раскроет восторженно рот, –
     Погладит пушистую шерстку,
     Потрется щекой о живот…


     И даже барбос желтозубый,
     К помойке свершая свой путь,
     Лизнет его в мягкие губы, –
     Ей-богу, нельзя не лизнуть!


     Лес солнечной тешит игрою,
     Тень вьется по выступам плит…
     Чу! дробная рысь под горою –
     Мать с хворостом к ферме спешит.


     Мохнатые пляшут гамаши,
     Раздулись бока широко:
     Так вкусно из теплой мамаши
     Густое тянуть молоко!

 ****
 1931





скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное